Войны XXI века

Чем опасно информационное оружие

Более 200 лет назад Наполеон Бонапарт произнес такие слова: “Я больше боюсь трех газет, чем ста штыков”. Великий полководец был убежден, что враждебные газетчики могут нанести государству более существенный урон, чем целая армия. Вряд ли он представлял себе, каким грозным оружием станет информация с развитием цифровых технологий. Появление телевидения, а потом интернета и социальных сетей создало практически неограниченные возможности для манипулирования общественным мнением. Без информационного противоборства и давления сегодня не обходится ни один военный конфликт. Идет настоящая битва за умы и души людей. Некоторые эксперты называют ее не иначе как третьей мировой войной. Ведь не зря говорят: кто владеет информацией — владеет миром.


songarea.com

В  принципе, информационная война — явление не новое. Попытки воздействовать с помощью информации на сознание человека прослеживаются еще в трудах Макиавелли и Сунь-цзы. Историки любят приводить классический пример из периода монгольских завоеваний. Однажды, разбив венгров, монголы захватили личную печать венгерского короля и начали от его имени печатать указы о прекращении сопротивления захватчикам. Затем их рассылали во все концы Венгрии. В годы Первой и Второй мировых войн типичным носителем пропаганды и дезинформации были обычные листовки. 

Новый этап в развитии информационных методов ведения боевых действий начался с эпохой холодной войны. Как тут не вспомнить знаменитую аферу президента Рейгана, объявившего в 1983 году о работе США над программой “Стратегическая оборонная инициатива” (СОИ). В народе ее назвали проще — “Звездные войны”. К тому времени численность армий НАТО и Организации Варшавского Договора достигла своего максимума. Ядерных зарядов было накоплено столько, что они могли сотни раз уничтожить человеческую цивилизацию. В Вашингтоне пришли к выводу, что лучший способ прекратить холодную войну — это выиграть ее. Одним из инструментов для этого и стала программа СОИ. Она изрядно напрягла советское военно-политическое руководство, заставив резко увеличить расходы на гонку вооружений. Это сильно подорвало экономику СССР.  

С распространением интернета появились и новые угрозы. Компьютерные технологии стерли все границы, превратив планету в единое информационное поле. И игра на этом поле идет без всяких правил. Вспомним пресловутое оружие массового уничтожения Саддама Хусейна, химические атаки в Сирии... Достаточно внедрить в мозги миллионов людей свою версию того или иного события, чтобы общество поверило в твою “правду”. 

В наши дни при помощи альтернативных средств массовой коммуникации можно реализовать любой сценарий — от обвала валюты до государственного переворота. Именно социальные сети стали движущей силой арабских революций. Когда в Египте начались уличные беспорядки, власти страны пошли на беспрецедентный шаг — отключили интернет. Но ожидаемого результата не добились, потому что сделали это с опозданием. Дремавшего джинна уже выпустили на волю. В события тут же вмешался внешний фактор. Западные ИT-специалисты разработали сервис, который позволил голосовые сообщения, продиктованные по мобильному телефону, автоматически размещать в Твиттере. Поэтому переворот в Египте назвали “Твиттер-революцией”. Причины его успеха заключаются в самой технологии. Благодаря общению в социальных сетях протестующие могут оперативно координировать свои действия. У людей создается чувство сопричастности, а выкладывание фотографий или видеороликов обеспечивает эффект присутствия.   

Интернет-ресурсы как магнит притягивают к себе террористов и экстремистов всех мастей. На своих сайтах они пропагандируют идеи национализма, межнациональную рознь, вносят смуту и раскол в обществе, призывают к совершению терактов. Причем обнаружить серверы (сетевые центры), на которых расположены их сайты, крайне сложно. Ведь доменное имя можно зарегистрировать в одной стране, сайт разместить на сервере другой, а его адрес может относиться к третьей.

Вот почему опасность информационного давления нельзя недооценивать. С одной стороны, государство должно четко регулировать правила игры на информационном поле. К слову, весной прошлого года руководство ЕС провело переговоры о добровольном сотрудничестве с крупнейшими игроками на интернет-рынке, такими как Google, Facebook, Twitter и Mozilla. Речь идет об обеспечении прозрачности политической рекламы, закрытии фейковых аккаунтов и маркировке сообщений, распространяемых ботами. С января этого года компании должны публиковать отчеты о выполнении своих обязательств каждый месяц.

С другой стороны, необходимо выстраивать собственные системы безопасности, которые ограждали бы государство и граждан от воздействия деструктивной и ложной информации на всех уровнях. В связи с этим возрастает роль так называемых мозговых аналитических центров, которые должны заниматься аналитическим сопровождением и выработкой вариантов стратегических решений на уровне государства. 

В разной форме такие “мозговые площадки” начали появляться еще в начале прошлого века. В первую очередь в интересах конкретных компаний для анализа рынка и производственных процессов. Впоследствии эти структуры приобрели также и политический характер и стали выполнять функцию поддержки принятия решений органами власти, — рассказал “НГ” председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания по международным делам и национальной безопасности профессор Сергей Рахманов.Например, в пору холодной войны американские “мозговые тресты” в основном были негосударственными организациями, связанными с политическими партиями, бизнесом, и лишь небольшая их часть официально получала финансирование из госказны. В СССР, напротив, “фабрики мысли” прятались под вывесками различных вузов и НИИ. Сегодня они существуют во всем мире при конкретных министерствах, университетах, корпорациях, на отдельных предприятиях. Даже те страны, которые позднее к этому подключились, делают успехи. Например, десять лет назад в Китае существовало всего 74 экспертных центра. Сейчас их порядка 550 с планами быстрого роста. Такими темпами эта страна может опередить мирового лидера США, где работают 1700 центров. 

Развитие таких центров в нашей стране становится одним из факторов национальной безопасности, включая информационную безопасность. Важно своевременно выявлять информационные вбросы, оценивать возможные риски и угрозы и адекватно реагировать на атаки извне.

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

Виктор Шадурский, доктор исторических наук, декан факультета международных отношений БГУ:

— Особенно опасно в развернувшемся глобальном информационном противостоянии то, что многие сторонники тех или иных интересов и подходов пытаются убедить в своей правоте любыми способами. В ход идут и сознательное замалчивание, и искажение фактов, и, наконец, фейки. Таким образом людей хотят лишить собственного мнения, навязать желаемую точку зрения, сформировать враждебное отношению к “иному”. Это опасно для всех стран. Ответом на информационные угрозы должны стать последовательные действия государства и общества, прописанные в обсуждаемой у Президента концепции. 

Во-первых, следует создать систему, на постоянной основе и достаточно оперативно сканирующую информационное пространство Беларуси и за ее пределами на предмет возникновения существенных информационных угроз. Во-вторых, публиковать и демонстрировать внутри страны и за рубежом большее количество объективных материалов и комментариев белорусских и зарубежных экспертов, политиков, представляющих национальные интересы Беларуси. В-третьих, создать условия для увеличения национального контента в отечественных СМИ и социальных сетях. В-четвертых, расширять количество материалов о Беларуси на иностранных языках, прежде всего английском, за пределами страны.

Евгений Прейгерман, руководитель экспертной инициативы “Минский диалог”:

— Основной драйвер опасности информационного оружия — это новые технологии. Поэтому необходимо, чтобы и правительства, и отдельные игроки — средства массовой информации, ИT-компании — шагали в ногу со временем. Информационное оружие опасно не само по себе, а как некий элемент, усложняющий существующие или возникающие проблемы. Чтобы минимизировать эту опасность, должны существовать механизмы, позволяющие эти проблемы быстро определять и запускать возможные варианты решений, тем самым остужать напряжение в обществе.

Было бы наивно ожидать, что какая-то отдельная организация в состоянии отследить такой комплекс проблем. Другое дело, что каждая конкретная структура, аналитический центр, занимающиеся вопросами информационной безопасности, могут задавать некие концептуальные рамки, определять тренды в исследованиях. При этом в обществе должен существовать консенсус по базовым ценностям. Например, по вопросу суверенитета и независимости. Поскольку все больше угроз независимости проистекает из информационной сферы, различные государственные и негосударственные структуры должны в рамках своих компетенций, своих амбиций вносить вклад в укрепление суверенитета. И, конечно, важно, чтобы у простых людей существовало доверие к качественным, здоровым СМИ. Для этого требуется ответственная, честная, профессиональная работа всех игроков информационного поля.

konon@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4
Новости и статьи