Минск
+6 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Вопросы без ответов

На Малой сцене Национального академического театра им. Я.Купалы прошла премьера пьесы известного российского драматурга Евгения Гришковца «Зима»...

На Малой сцене Национального академического театра им. Я.Купалы прошла премьера пьесы известного российского драматурга Евгения Гришковца «Зима» в постановке молодого режиссера Екатерины Аверковой. Это первая постановка Гришковца в главном национальном театре и первая работа Аверковой (ставившей в независимых театральных проекта и ТБД «Кысь», «Оскар и Розовая дама», «Вяртанне галадара») в Купаловском.


Если вспомнить, что ранее новый художественный руководитель театра Николай Пинигин выказывал недовольство Малой сценой, превратившейся, по его словам, в некую резервацию для зрелых актеров, не сумевших реализоваться на основной сцене и порой — о ужас! — даже ставивших там спектакли самостоятельно, то нынешнюю «Зиму» стоит воспринимать симптоматично. Как ранее озвученный принципиальный поворот от «архаики», компенсации актерских комплексов к театру актуальному, пышному, бродящему соками и накачанному брэндами и, конечно, воплощенному во всей своей мощи исключительно молодыми силами. Мог ли кто предположить, что в первой же попытке концептуального «ребрэндинга» некогда одной из самых интересных экспериментальных площадок столицы силы эти окажутся настолько беспомощны и инфантильны? Наверное, мог. В этом–то и весь расчет. Вектор от «Осенней сонаты» или «Тут живут люди», некогда шедших в репертуаре Малой до нынешней «Зимы» выстроен осознанно. Это уже вторая премьера в театре при новом руководстве, оставляющая больше недоуменных вопросов, чем ответов.


В качестве формы существования Малой сцены в грядущем Екатерина Аверкова предложила двухчасовой детский «утренник» с ироничным пережевыванием прежних смыслов советской эстетики. Детский сад, возведенный в принцип. Театральную зарисовку с заячьими ушками, кремлевскими звездами, катанием на детском велосипеде, экземпляром «Повести о настоящем человеке», рассуждениями о художественных достоинствах «Тараса Бульбы» и «Анны Карениной». Актриса, один из руководителей популярного театра современной хореографии D.O.Z.SK.I. Ольга Скворцова, дебютировавшая в этой постановке на сцене Купаловского театра (вот и еще один вопрос: зачем брать актрису со стороны, когда в самой труппе их предостаточно?) играет Снегурочку с наработанной во время бессловесных хореографических спектаклей мимикой. Конечно, ткань текста изначально довольно слабой пьесы Евгения Гришковца и не предполагает глубокого проникновения в роль, особого проживания женского характера, но вся эта «карамельность» и без того выхолащивает даже те проблески психологизма, которые в тексте иногда проскальзывают. Без энтузиазма полусонно перекидываются фразами, в которых оживают то воспоминания, то комплексы, то детские страхи, и главные герои — два солдата без имен, залегшие в снегах с взрывчаткой, — Павел Яскевич и Александр Павлов. На рассвете они должны взорвать некий объект, и до этого времени «Ч», чтобы не замерзнуть, можно вспомнить и первый поцелуй, и неудачный день рождения. Взрывчатку они разместят на задних рядах небольшого зрительного зала, и в финале она взорвется жизнеутверждающим новогодним конфетти.


В том ли беда, что в устах других актеров, кроме самого Гришковца, его тексты звучат натужно или искусственно, или в том, что режиссер понадеялась на то, что сам текст или прием ретроспекции придаст спектаклю объем? Пока же получился парадокс: молодому режиссеру дали возможность что–то сказать, а сказать нечего. Вместо этого — бормотание, гиканье, художественный свист, мычание, но только не авторское высказывание.


В  праздник хочется «сладкого», и, возможно, в праздничные новогодние и рождественские дни и последующие школьные каникулы «Зиму» — яркий образец облегченного диетического театра–«лайт», так и не выросшего из студийных штанов, благодушно настроенный зритель воспримет ровно. Календарно в столичную сферу развлечений спектакль вписывается идеально. Что же делать с этим спектаклем, который светит, да не греет, потом, когда новогодние игрушки отправятся обратно в пыльный шкаф, Дед Мороз займется своими повседневными делами, а от Нового года останутся одни воспоминания, — непонятно. Хотя выход есть: чтобы его неискренность явно не бросалась в глаза, «Зиму» можно показывать только на Новый год как спецпроект, конкурирующий с новогодними телевизионными огоньками. Но если в репертуаре появятся еще два–три таких спектакля, велика вероятность, что театр впадет в спячку, — причем по обе стороны рампы.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...