«Во сне по-прежнему плотничаю в своей деревне…»

ВЕТЕРАН Великой Отечественной войны Владимир ЧАЙКО при встрече с новым знакомым может пошутить: — А я до сих пор работаю на Минском авиационном заводе. И, увидев удивленный взгляд собеседника, улыбается: — Строилось такое предприятие перед войной. Там сегодня Минский тракторный завод находится. Меня после окончания училища направили туда работать плотником. Две недели трудился. И вдруг — война. Мне не выплатили зарплату, не уволили. Следовательно, я бессрочно нахожусь в его штате, — делает вывод озорной ветеран.

Парень из Лютовичей уже за первый бой получил медаль «За отвагу».

ВЕТЕРАН Великой Отечественной войны Владимир ЧАЙКО при встрече с новым знакомым может пошутить: — А я до сих пор работаю на Минском авиационном заводе. И, увидев удивленный взгляд собеседника, улыбается: — Строилось такое предприятие перед войной. Там сегодня Минский тракторный завод находится. Меня после окончания училища направили туда работать плотником. Две недели трудился. И вдруг — война. Мне не выплатили зарплату, не уволили. Следовательно, я бессрочно нахожусь в его штате, — делает вывод озорной ветеран.

А вообще война перечеркнула все планы юноши. Он лишился не только работы. Не стало крыши над головой, друзей. Владимир не отважился ехать на восток, да и сесть в поезд было проблематично. Поэтому решил пробираться в свою деревню под Красную Слободу Солигорского района. Но при первой же встрече с немцами попал в концентрационный лагерь, который фашисты оборудовали на улице Даумана. Туда не только военнопленных направляли, но и гражданских, всех, кто казался врагу подозрительным.

— Нам приказали лечь на землю и не подниматься, — вспоминает Владимир Чайко. — Кто пытался встать, в того стреляли. На второй день разрешили сесть. На третий позволили даже ходить. Я осмелился и подошел к немецкому охраннику, показал ему свой паспорт. А в нем знакомый учитель немецкого языка написал, что я не служил в армии, благонадежен и поставил подпись немецкого генерала. Посмотрел фриц на меня, вывел за двести метров от лагеря и сказал: «Иди». Я и пошел. Пять дней добирался до своей малой родины. Хорошо, что в дороге нашлись добрые люди, особенно женщины, они жалели «мальчика» и давали еду.

Но на этом мои военные приключения не закончились. Пришел я в свои Лютовичи — опять беда. Кто-то поджег мост через речку. Немцы оцепили деревню и стали сгонять жителей в одно место. Отец сказал: ты молодой, беги, пробирайся под Телеханы к родственникам матери. А я знал: в деревне Долгое живут дедушка с бабушкой, два дяди. Вот и пошел к ним. Долго ли, мало ли шел, но добрался до цели. Меня приютили. К тому времени мои дяди были связными у партизан, они часто просили меня что-то узнать, разведать. А когда ушли в отряд, я остался выполнять их обязанности.

Владимир Павлович хорошо помнит день, когда стал солдатом Красной Армии. Это случилось 29 июля 1944 года. Воевал в пехоте, а этим все сказано. Все время впереди, на острие атак, все время тебя может остановить вражеская пуля или шальной осколок. Но Бог миловал, а судьба была даже благосклонна к молодому бойцу. Уже в первом бою   он   получил   медаль   «За отвагу».

— Это было на Висле, — вспоминает ветеран. — Мы брали плацдарм, пошли в наступление, фашисты отчаянно сопротивлялись, они понимали: если мы зацепимся за этот клочок земли, то открывается дорога на Берлин. Меня и фашистский танк утюжил, и в рукопашном бою схлестнулся с фрицами, но задачу мы выполнили.

У Владимира Павловича есть еще одна награда, особенно дорогая — орден Славы третьей степени. В Польше ему удалось пленить семерых гитлеровцев. Троих в бою, четверых в разведке. Вот как это было.

Взят город Радом. Подразделению приказано отдыхать. Но отдых был очень короткий. Откуда-то появился батальон фашистских солдат. Началась жестокая схватка. Продолжалась она недолго, враг дрогнул и, рассыпаясь, начал уходить. Командир отделения Чайко пленил в том бою троих фашистов.

И второй эпизод произошел в тех же краях. Вся рота по приказу руководства была отправлена на разведку и прочесывание местности. Владимир Павлович решил проверить хутор, стоящий на отшибе. Зашел, разговорился с паном. И тот тихим голосом сообщил, что в его сарае прячутся немцы, но они вроде бы хотят сдаться. Сообщение было интересным. Однако есть святое правило на все века: доверяй, но проверяй. Хозяин мог быть фашистским пособником, или сидящие в сарае немцы передумали, а что сделаешь один против четверых? Однако боевую хитрость не пришлось применять. Гитлеровцы действительно настроены были сдаться. И потом шедшие по дороге солдаты роты были очень удивлены и долго смеялись, когда увидели невысокого роста Чайко, который выводил на большак четверых долговязых фрицев.

На Берлинском направлении еще несколько раз отличился и был отмечен отчаянный солдат. Он получил орден Красной Звезды, орден Отечественной войны первой степени, ряд медалей. Но до рейхстага Владимир Павлович не дошел. 29 апреля во время штурма одного из кварталов гитлеровской столицы автоматная очередь прошила ногу. И День Победы пришлось встречать в фронтовом госпитале.

А после войны Владимир Павлович снова вспомнил свою мечту, свои навыки плотника. Восстанавливал разрушенные дома в Минске, строил новые предприятия, в частности, маргариновый завод. Работал он и в Москве, несколько лет поднимался на леса в Белокаменной. Ну а потом все больше стала побаливать раненая нога. И он вернулся домой. Работал в Лютовичах, потом в столице. И везде ценили его золотые руки, его безотказность и дисциплинированность. В трудовой книжке только благодарности.

Сейчас Владимир Чайко в родные края ездит только на Радуницу. И то, если здоровье позволяет. Но мысли туда его часто уносят. Я позвонил ему, поздравил с прошедшим Днем Победы. Ветеран поблагодарил и сказал неожиданно:

— А вы знаете, мне сегодня снова деревня приснилась. Будто я там по-прежнему плотничаю…

Евгений КАЗЮКИН, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости