Виртуозы переодевания

От быстроты действий костюмеров напрямую зависит успех спектакля

От быстроты действий костюмеров напрямую зависит успех спектакля

…Волнующее ожидание охватило закулисье и зрительный зал Белорусского государственного академического музыкального театра. Исполнительница главной роли в балете «Испанские миниатюры» готовится к выходу. Наряд ей меняют в четыре руки. Счет идет на секунды. Их ровно 15. Не успеть — значит сорвать спектакль… Зачастую зрители даже не замечают этих секунд. И не задумываются над тем, что за кулисами дежурят костюмеры, от быстроты действий которых напрямую зависит успех любого представления.

— В переводе с французского костюмер — это художник, — рассказывает Галина Сердюкова, начальник костюмерного цеха Белорусского государственного академического музыкального театра. — Несмотря на то что эскизы костюмов создают художники по костюмам, а в швейном цеху рисунки воплощаются в реальность, творчества в работе костюмера тоже достаточно. К нам обязательно приносят готовые эскизы, согласно которым одеваем актеров. Но мы вправе дополнить образ мелкими, но порой очень важными деталями. Мы можем составить комплект из костюмов, которые не задействованы в представлении. Иначе говоря, художники и швеи помогают костюму появиться на свет, а мы, костюмеры, помогаем ему жить.

Кстати, костюмы живут довольно долго. В репертуаре театра уже 40 лет действует спектакль под названием «Ночь в Венеции», для которого не так давно закончили обновление костюмов. Если же спектакль все-таки выходит из репертуара, костюмы переходят в любительские труппы. Но ни одна вещь не распарывается и не выбрасывается. Ведь случается так, что из нескольких прежних костюмов можно составить новый образ.

Трудно представить размеры помещения, в котором могут уместиться несколько сотен разнообразных вещей и аксессуаров. Так, для премьерного балета «12 стульев» использовалось 186 единиц одежды, 44 пары обуви и 52 головных убора, а в «Голубой камее» — 108 пар обуви, 33 головных убора и около 200 костюмов.

 — Перед каждым спектаклем костюмы должны быть в идеальном состоянии: постираны, выглажены, отремонтированы, укомплектованы и разнесены по гримеркам, — поясняет Галина Никифоровна. — Так, неделю до премьеры «12 стульев» мы работали вместе с актерами по 12 часов без выходных. Утром шли репетиции, а по вечерам театр давал спектакли. И мы всегда должны быть рядом. Во время репетиции часто подгоняем костюмы по фигуре, бывает, что и ремонтируем. А на спектаклях мы стоим за кулисами и помогаем актерам переодеваться.

Коллектив костюмерного цеха небольшой, здесь работают 8 костюмеров, ремонтница, вязальщица, сапожница и машинист по стирке белья. Престиж театра, успех артистов и восторг зрителей буквально находятся в их руках.

Судите сами: за время балета «12 стульев» происходит 15 переодеваний, где максимальное время на них — 5 минут. Причем помочь переодеться нужно сразу нескольким актерам. Такая виртуозная работа исполняется одним, в отдельных случаях двумя-тремя костюмерами. Им приходится справляться с самыми разными видами застежек: кнопками, крючками, липучками, молниями, пуговицами, шнуровками… Конечно, с последними двумя работы гораздо больше. Но опытным рукам костюмера покоряются даже ряды пуговиц и корсетные шнуровки.

— Практически всегда мы работаем за кулисами вместе с гримерами, — рассказывает Галина Никифоровна. — Они трудятся над прической и гримом, а мы быстро одеваем актера. Мешать друг другу нельзя, это чревато провалом представления! Еще одно важное условие — делать быстро и без слов. У актера во время спектакля в голове исключительно роль и слова, которые он должен произнести в следующую минуту. Суфлеров у нас в театре нет, поэтому ни в коем случае актера нельзя, что называется, сбивать с мысли.

Во внутренних помещениях театра есть специальная система громкой связи, через которую транслируется все, что происходит на сцене. Это крайне важно для нас, — пояснила Галина Никифоровна. — Мы вместе с актерами учим тексты ролей, чтобы знать, после какой фразы нужно сменить костюм. Постоянные репетиции этому запоминанию только способствуют. А радиотрансляция помогает ориентироваться уже во время спектакля.

На мой вопрос о профессиональных качествах костюмера Галина Никифоровна ответила, не задумываясь: «Ответственность, терпение, доброжелательность и любовь к театру. Мы часто шутим, что костюмер актеру — как мама: всегда поддержит, успокоит и позаботится. Актеры — это люди с тонкой, ранимой душой. Кажется, что взрослый человек самостоятельно может бабочку завязать. А тут солист перед спектаклем приходит и с улыбкой просит помочь. И как отказать? А еще есть актеры, которые без благословения на сцену не выходят. И за этим тоже к нам идут. Да и когда уже на сцене выступают, бывает, бросят взгляд за кулисы, найдут нас и успокаиваются».

Хотя доля правды в шутке о материнстве все-таки есть. У костюмера Ирины Яцкевич в театре служит сын Евгений, который в балете «12 стульев» исполняет роль Остапа Бендера. Дочь Екатерины Гарунович, недавно окончив хореографическую школу, уже танцует в театре. А у Веры Митрофановой театр стал делом семейным. Солистами Большого театра были ее родители, солисткой балета в Белорусском государственном академическом музыкальном театре была и она. А после окончания танцевальной карьеры стала костюмером, обслуживает цех оркестра, где ее очень любят и ценят. Ольга Романова, в прошлом также солистка балета, сейчас служит ремонтницей. В прошлом ведущая солистка балета Виктория Маняти сейчас в качестве костюмера обслуживает балетный цех.

— Освоить профессию костюмера хотят многие. Большой зарплаты мы не получаем, к тому же всякая творческая работа сложна и ответственна. Конечно, некоторые быстро разочаровываются и уходят, — говорит Галина Никифоровна. — А остаются лишь те, кто горячо и искренне любит театр.

На снимке: костюмер музтеатра Галина СЕРДЮКОВА.

Фото: Валерий ХАРЧЕНКО

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости