Виктор в театральной шкуре

Сегодня Виктор Манаев востребован и признан

У Виктора Манаева сел голос. Прямо во время «Пинской шляхты», в которой у него главная роль...

У Виктора Манаева сел голос. Прямо во время «Пинской шляхты», в которой у него главная роль. Это был первый спектакль, в котором актер участвовал в новом сезоне на сцене Купаловского театра. Обидно... Ведь только что за раскрытие образа хитроумного чиновника Крючкова — главного действующего лица пьесы — Манаев получил Госпремию. Поэтому когда я позвонил народному артисту и попросил о встрече, он очень долго отнекивался: голосовые связки надо беречь. Ведь еще много работы впереди... Но потом Виктор Сергеевич смягчил сердце. Добрый он человек. За что мы его и любим.


Сегодня Манаев востребован и признан. Как–то так странно сложилось, что прежде, на протяжении многих лет, он был как бы не замечен. Не то чтобы в тени: публика его всегда ценила, а в Купаловский — не секрет — многие ходят годами конкретно на Манаева. Вот уже более 30 лет артист перевоплощается в различных героев. А награды посыпались только сейчас.


Актеру в этом году стукнуло 55. Хотя все, кто видел Виктора в образах персонажей, которых он играет, думаю, со мной согласятся: в душе он — мальчишка. Веселый, игривый, не хулиганистый, но возмутить спокойствие умеет. Так и на сцене: он способен заставить зал встать и аплодировать. Да, это надо уметь — заворожить собой. И неудивительно, что, выкладываясь так перед зрителем, срываешь голос...


В последние дни Виктор работал на киностудии. Снимали сиквел «Белых Рос». Партнер по сцене — Юозас Будрайтис. Он специально приезжал в Минск. Белорус и литовец познакомились только в этом году. Манаев, конечно, знал Юозаса по фильмам и прежде — все–таки всесоюзная знаменитость:


— А он меня — нет. Кто же меня знает? — когда Виктор так говорит, я не понимаю, то ли он шутит, то ли всерьез. — Теперь уже дружим. Приятно было, что Юозас привез из Вильнюса в подарок бутылочку «Суктиниса».


А после съемок Манаев повел Будрайтиса на «Пинскую шляхту» — на ту самую, где сорвал голос. После спектакля, когда фотокор «СБ» поймал двух звезд на выходе из театра, господин Юозас разоткровенничался:


— Прекрасен ваш Купаловский! Я даже завидую немного, по–доброму, конечно. Приятно, что у соседей так расцветет искусство. А как играл Виктор! Сразу видно, что человек занимается своим делом. Он — профессионал, это я — так, любитель... Кроме того, в «Пинской шляхте» поднимается важная и для Литвы тема — жизнь наших предков после вхождения Великого княжества Литовского в состав Российской империи.


Как мне кажется, Будрайтиса и Манаева не случайно жизнь свела на одной съемочной площадке. Они оба — неисправимые оптимисты. Если помните, 31 июля прошлого года литовский актер попал в ДТП: автомобиль проехал ему по ноге. Будрайтис был экстренно госпитализирован. Но — жив–здоров и снова в творческом строю. Я спрашиваю у Манаева:


— Что будет, если горло не вылечите?


— Как это не вылечу? А в спектакле кому играть? 19–го — очередная «Пинская шляхта».


— Как вы переключаетесь с театра на кино и обратно?


— Не скажу, что это легко. В первую очередь психологически. Все–таки меняются антуражи, нужно примерять другой костюм, маску на лицо. В кино не всегда играю те роли, к которым привык в театре. Иногда перевоплощаюсь в серьезных людей, которые не должны ни разу улыбнуться. Но это интересно: бывать, если можно так сказать, в разных шкурах.


— А бывает ведь, что ролей нет или мало. Что тогда?


— Я такой же человек, как и все, — иногда везет, порой не очень. Бывали периоды, когда простаивал: без работы не сидел, но и не был загружен, как того хотелось. В такие периоды не стоит горевать, лучше осмотреться вокруг — переключиться на близких людей, посвятить себя им.


Теперь у актера дни расписаны под завязку: озвучка мультфильмов, рекламы... Голос его, даже закадровый, — на вес золота.


— Виктор, в 2011–м вам дали звание народного артиста, в 2013–м и Президент с 55–летием поздравил, и сейчас Госпремии удостоились. Считаете это признанием таланта или чьей–то личной благосклонностью к вам?


— Это признание нашего театра. Больше нечего добавить.


— Чувствую, что вам удалось бы сыграть и роль дипломата — не только на сцене, но и в МИД.


— Пусть пригласят. Будем устанавливать культурные связи с зарубежными странами. Я же два года подряд ездил в Варшаву.


В Польше Манаев гастролировал: там тоже ставили «Пинскую шляхту», и оказалось, что эффектнее и убедительнее всего персонаж Крючкова выходит у Манаева.


— А в этом году поедете?


— Все, закончились вояжи. Спектакль отыграли и сняли. Это у нас 70 лет подряд можно ставить одно и то же. А там — «буржуи»: репертуар меняется регулярно. Нельзя стоять на месте. Искусство — это тоже бизнес.


Тут я вспомнил, как в интернете на днях кто–то высказал обиду на Театр белорусской драматургии из–за того, что еще в прошлом году сняли с репертуара «Колосья под серпом твоим» по Короткевичу. И пошла волна очередных спекуляций... А ведь все просто: обновляется репертуар. Разве это плохо? Манаев на такие темы даже говорить не хочет. То, что ему не по нраву, играть просто не станет. И может быть, именно поэтому — благодаря принципиальной гражданской позиции, но без налета скандальности — его уважают все, каких бы взглядов люди ни придерживались. У актера вполне здравая жизненная философия:


— Я не считаю нужным кого–то критиковать. Не имею такого права. Я и сам несовершенен. Чего ж других поучать? Сначала надо разобраться со своим «бревном в глазу». Меня, например, радует, что зритель не забрасывает актеров помидорами. Что залы полные. Значит, соответствуем ожиданиям публики. Пусть бы каждый думал о том, насколько он соответствует чьим–то ожиданиям, а не только требовал к себе особого отношения. Хотя против здорового эгоизма ничего против не имею. Однако, увы, многие врут друг другу, безразличны ко всему, что не касается их лично. Это грех. К счастью, те люди, которые приходят в театр, еще не разучились сострадать. Потому что, когда во время спектакля зритель плачет, он ведь сопереживает не настоящим людям, а условным, которых изображаем мы, актеры. Это всего лишь игра! Но она вызывает настоящие эмоции. Надеюсь, после представления все остаются верны своим чувствам.


— А вам не бывает противно играть таких неприятных типов, как взяточник Крючков или типичный приспособленец Микита Зносак из «Тутэйшых»?


— Отрицательный персонаж полезен для понимания того, каким путем не стоит идти, какие поступки не надо совершать. А если взглянуть на проблему шире, то Крючков — это же милейший человек. Его все любят, несут ему подарки. Он крутит–мутит что–то, но всех это вроде устраивает. Он такой артистичный, талантливый. И под его дудку скачут. Но ведь никто никого не заставляет скакать. Это своего рода притча о моральном или аморальном выборе и его последствиях. А Микита — так вообще символ выживания. Ведь человек все время вынужден выживать. А как выжить, если не приспособиться к условиям окружающего мира? Вот вам, допустим, климат не по нраву, кому–то дождь — плохо, кому–то солнце слишком печет, а выживает тот, кто все стерпит, подстроится.


С народным артистом не поспоришь. Тем более что сам он переживал разные времена в истории Купаловского: и периода мелкотемья, и низких зарплат, и реконструкции. Например, мог ли он мечтать в 1980–е годы, только начиная карьеру на подмостках, что будет играть в «буржуазном театре», как он теперь называет свой храм Мельпомены? А в гримерке вполне обычной деталью быта станет душ — не общий, а индивидуальный?


— Но все это, конечно, не главное. Знаете, когда я понял, что сцена — это навсегда? Когда я первый раз вышел перед зрителями и увидел, как счастливы их лица. Это просто волшебство — когда ты делаешь кого–то счастливым.


— А вам не кажется, что это связано с особенностью ваших ролей — они преимущественно комичные. Невозможно не рассмеяться!


— Так и есть. Но все–таки мои герои скорее трагикомичны. Все как в жизни: не бывает белого и черного, всегда или зебра, или что–то среднее.


Справка «СБ»


Творческий коллектив Национального академического театра имени Янки Купалы награжден Государственной премией в области литературы, искусства и архитектуры за спектакль «Пинская шляхта» по пьесе Винцента Дунина–Марцинкевича. Постановка получила высокую оценку и признание как в стране, так и за рубежом. Премия присуждена народному артисту Виктору Манаеву, художнику–постановщику Ольге Мацкевич и композитору Андрею Зубричу.

 

Советская Белоруссия №173 (24310). Суббота, 14 сентября 2013 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.11
Загрузка...
Новости и статьи