Велосипед изобретен давно. Надо энергично крутить педали

Президент посетил ОАО

Президент посетил ОАО "Мотовело"

Как большой любитель велосипеда, к заданию осветить посещение Президентом минского ОАО «Мотовело» я отнесся с особым энтузиазмом. Свой двухколесный парк я начал формировать еще до того, как на наш завод пришел инвестор, пообещавший наладить производство моделей, не уступающих известным маркам. Поэтому лейбл AIST не украшает раму ни моего байка, ни великов сына и дочки, которые, к слову, пересели с трех на два колеса еще до четырех лет. Однако в будущем не исключено, что я пересмотрю свои предпочтения. Нынешние опытные и серийные образцы минских велосипедов весьма интересны. У нас смогли сделать даже почти невесомую карбоновую трековую модель. Кто в теме, тот поймет: это серьезная заявка. И для меня, признаюсь, стало открытием, что наш AIST был аккредитован для участия в Олимпиадах Пекина и Лондона. Этот белорусский брэнд стремительно растет. Как и мотоциклетный «М1NSK». В эти дни на наших мотоциклах из Бреста через Россию, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан проходит мотопробег в честь десятилетия Договора о коллективной безопасности. На заводе Александр Лукашенко пообщался с его участниками. Они заверили, что машины достойные. Неблизкий путь осилят однозначно. Достойно. Красиво. Креативно. Если бы еще и экономика проекта не хромала — было бы вообще здорово.


Несколько слов предыстории. Некоторое время назад минский мотовелозавод, казалось, лежал в безнадежной коме. Австрийский холдинг АТЕК в лице председателя наблюдательного совета Александра Муравьева решил в этот бизнес войти, взяв на себя ряд обязательств. Кроме того, АТЕК инвестировал в развитие стекольных заводов в Елизово и Гомеле. Пришло время подвести некоторые итоги. Они, как оказалось, неоднозначные. К примеру, по «Мотовело». Г–н Муравьев обещал вложить в развитие производства не менее 20 млн. долларов. Это сделано. Но в модернизацию самого производства ушла лишь малая их часть. Что ставят в упрек курирующие проект чиновники. Инвестор объясняет: большая часть денег ушла на погашение возникших до его прихода немалых долгов ОАО. Нашлись логичные объяснения и объективных сложностей в Гомеле и Елизово. Президент внимательно выслушал и инвестора, и курирующих его деятельность должностных лиц. В итоге поставлена задача: инвестору дается еще один шанс довести проект до заявленных параметров. Но контролироваться они будут поэтапно. Скажем, обещали к 2020 году производить и продавать 500.000 велосипедов — хорошо. Но динамика должна быть обозначена ежегодная и соответственно контролироваться. Так же и по другим предприятиям, в акционерном капитале которых участвует АТЕК. К делу надлежит активно подключиться банкам–партнерам. В частности, Приорбанку. Все нерешенные вопросы взаимодействия инвестора и обслуживающих банков нужно закрыть в кратчайшие сроки.


Из разговора о деятельности конкретного предприятия логично последовали более масштабные обобщения. А как промышленность действует в целом? На совещании в июне Александр Лукашенко обозначил этапы ликвидации проблемы затоваренности складов. Напомню строками из публикации «СБ»: «Президент потребовал от руководителя Правительства четкого плана ликвидации складских запасов. Он прозвучал. Уже в течение лета — к 1 сентября — движение к снижению должно стать очевидным. Это первый этап. На втором — в течение III квартала — сокращение товарных остатков будет еще более существенным. А к 1 января 2014 года количество продукции на складах должно сравняться с нормативными значениями». Каков промежуточный итог? Первый вице–премьер Владимир Семашко заверил, что все идет по графику. На что Президент напомнил:


— Если 1 января вы не выйдете на то, что обещали, ни Семашко, ни директоров в этих должностях не будет. И еще оценку дадим Премьер–министру, может быть, он вместе с вами в обнимку уйдет. У меня выхода другого нет... Вы на меня не обижайтесь, это кадровая политика.


И еще одно существенное напоминание:


— Кобяков (А.Кобяков — Глава Администрации Президента. — Прим. ред.) уже свое получил, за то что несколько освобожденных от должностей человек попали на теплые места. Если, допустим, директор моторного завода — слесарь (по образованию. — Прим. ред.), значит, он пойдет работать слесарем. Или бригадиром слесарей. Если Семашко — конструктор, он пойдет работать конструктором. Если захочет... Теплых мест, а не дай бог коммерческих структур, для вас не будет. Коммерческая структура, если возьмет на работу без моего ведома людей из кадрового реестра, будет уничтожена мгновенно. У меня нет другого выхода: или вы работаете и даете результат, или уходите.


Конечно, у промышленников есть свои объяснения сложностей. Дескать, трудно продавать продукцию на внешних рынках при крепкой национальной валюте. Апеллируют к постулатам экономических теорий: мол, плавное понижение курса стимулирует экспорт. Но здесь Президент категоричен:


— Белорусский рубль под промышленность девальвироваться не будет. Белорусский рубль будет или укрепляться, или ослабляться в зависимости от спроса и предложения. Это железная задача Национальному банку: ни в коем случае ничего искусственно не сдерживать и не тратить золотовалютные резервы. Это святое! Я не могу запасы, которые предназначены на тяжелейшие времена и на три месяца импорта нефти, газа, лекарств, вам отдать. Вы производите тракторы, автомобили и прочее — идите продавайте и живите на эту валюту. Никакой искусственной девальвации, чтобы вам жизнь облегчить и экспорт улучшить, не будет. Я страну не могу бросить под ноги пяти директорам, которые у вас сегодня ни черта не делают.


Президент требует большей разворотливости на внешних рынках от директоров, Правительства и дипломатического корпуса:


— У нас есть места, где нашу продукцию готовы купить. Надо туда идти и продавать... Ваша прямая задача — торговать. Какая проблема? У нас, наверное, в 50, если не больше странах мира есть представители на уровне послов. Берите и торгуйте калийными удобрениями, что, кстати, сегодня и начали делать. Напрягаться должны все. Сегодня все заместители министра иностранных дел ездят по странам и ведут за руку представителей Белорусской калийной компании, чтобы заключить договоры.


Калий, понятно, упомянут не случайно. Перипетии в этой сфере возникли, как известно, не по нашей вине, а по ушлому умыслу некоторых конкретных людей. Однако энергичная модель преодоления проблем должна быть взята на вооружение всеми. Да и граждане должны понимать, что погода в экономике во многом складывается из поведения каждого. Президент выделил:


— Нас критикуют — бедная, нищая страна. А наши люди до 3 миллиардов долларов в год вывозят за границу в Евросоюз и привозят оттуда товары, которые мы тоже выпускаем... Так вот... Я давно поручил: вплоть до того, что выезжаешь за пределы, не важно за чем, заплати выездную пошлину. Это будет так: мы тебя на границе обслуживаем — 100 долларов с носа плати и езжай за границу. Тогда он придет в наш магазин и купит наш холодильник, а не будет тащить из Евросоюза барахло неизвестно какого производства. А они там будут сидеть потирать руки — 3 миллиарда привезли им денег. У них развивается торговля, производство, а мы здесь барахтаемся.


Серьезный разговор состоялся в ОАО «Мотовело». И вывод очевиден: не надо в экономике изобретать велосипед. Надо напряженно работать, а не теоретизировать.

 

Советская Белоруссия №168 (24305). Суббота, 7 сентября 2013 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...