Вечный зов

Для чего шахтеру “Беларуськалия” кузница, мельница и автомобиль-амфибия?

Участок земли, заросший бурьяном на окраине г.п. Красная Слобода Солигорского района, выделялся Юрию Кирдею трудно, со скрипом. Одни работники райисполкома осторожно намекали: то, что ты окончил Солигорское ПТУ-104 с отличием, а потом Московский государственный открытый университет еще не гарантирует, что с умом распорядишься солидным земельным участком. Юрий отвечал, что земля для него — не тайна за семью печатями, с детства вместе с родителями трудился в поле, огороде. Другие качали головами, дескать, и так совмещаешь работу электрослесаря на руднике “Беларуськалия” с обязанностями главного энергетика в одной из фирм — не много ли наваливаешь на свои плечи? В ответ: если работу любишь, никакие трудности не страшны.

На надежной амфибии всем семейством — в будущее!

А  дело Юрий задумал поистине славное — создать уникальный музей под открытым небом, где посетители смогли бы не только заглянуть в прошлое и настоящее крестьянской жизни, сельскохозяйственного производства, но и отдохнуть, развлечься. Когда чиновники вникли в планы Юрия, а потом взглянули на уже сделанное, тут же выделили крестьянско-фермерскому хозяйству “Вызняночка” 24 гектара.

Посмотреть здесь действительно есть на что. Уже теперь двор Кирдеев в Красной Слободе — почти музей, правда, еще сумбурный, необустроенный. Около трехсот в том числе редчайших предметов, которые вряд ли оставят равнодушным любознательного человека. В поисках их Юрий объездил всю Беларусь. Окучиватель картофеля — из металла только “крылья”, все остальное из дерева. Бороны тоже деревянные. Конные косилки, грабли, картофелесажалка. Миниатюрная ручная мельница. Несколько послевоенных грузовиков. Тракторы, бульдозер, погрузчик. Английские, немецкие, русские сечкарни, с помощью которых измельчали грубые корма. Таких приспособлений два десятка, на одной сечкарне отлит год выпуска — 1330-й, на второй — 1600-й. Телега, красочный возок, разные варианты сбруи...


Когда началось у Юрия это увлечение? Да, наверное, впиталось с материнским молоком. Над его малой родиной, насчитывающей более четырех столетий, не раз проносились бурные исторические ветры. Селение называлось то Вызна, то Красная Слобода, было то “белым”, то “красным”, управляли им то Советы, то ставленники гитлеровцев, то оно было райцентром, то лишалось этого статуса... Но при всех метаморфозах род Кирдеев сохранял достоинство, оставался верным своей земле. Прадедушка Юрия был авторитетным кузнецом. Дедушка пахал землю. А отец ее благоустраивал: в одних местах, где Николай Кирдей поработал на экскаваторе, недавнее болото превратилось в плодородные нивы, в других — в пруды рыбхоза с серебристым карпом. Не случайно Николай Владимирович награжден орденом, за который родная ПМК-9 даже к пенсии доплачивает. И когда под давлением механизации и автоматизации многие начали жечь старинные кросна и телеги, сдавать на металлолом угольные утюги, самовары и чугуны, душа Юрия запротестовала: нельзя сжигать и переплавлять свою историю, без знания прошлого у нас не будет будущего! И парень начал собирать, хранить старинные предметы.

Как-то услышал про агротуристический комплекс “Коробчицы”, который находится неподалеку от Гродно. Съездил туда. Вернулся с блеском в глазах. Чего там только нет! Ресторан “Замак Зеваны”, рядом средневековая арена, где проводятся рыцарские турниры, выступают народные коллективы. Несколько десятков лошадок различных пород, водоемы, запруженные рыбой. Домашние и экзотические животные. Можно прокатиться на дилижансе, бричке, фаэтоне.

Юрий понимал, что такое великолепие, созданное Гродненским мясокомбинатом, не каждому коллективу по силам, не то что ему, шахтеру. Но не отчаялся, решил: нечто похожее он может и должен сотворить для своего региона. И еще активнее стал собирать “старину”. Хотя для этого иногда не хватало и шахтерской зарплаты. Многие крестьяне, видя неподдельную заинтересованность Юрия, старинную утварь отдавали бесплатно, даже кое-что предлагали в придачу. Но за самый завалящий послевоенный ржавый ГАЗ-51 более тысячи долларов выложить требовалось, за погрузчик — 6 тысяч, за внешне неказистый автомобиль-амфибию он отдал 1300 зеленых...

— А амфибия вам для чего? — интересуюсь.

— Наш участок находится между речкой Вызенка и притоком, так что кататься на амфибии посетителям будет где, — поясняет Юрий Николаевич и с улыбкой добавляет: — Эта машина любопытна не только своими эксплуатационными достоинствами. Последний ее владелец рассказывал, что амфибию, списанную в воинской части, в свое время для совхоза “Городец” Шкловского района выбрал и приобрел его директор Александр Лукашенко.

И будущий Президент Беларуси, скорее всего, опробовал машину на Днепре...

Двор Кирдеев уже напоминает музей.

— Вначале мы скептически отнеслись к планам Юрия — такие громадные деньги вкладываются неизвестно во что, — рассказывает Елена Георгиевна, много лет отработавшая в мелиоративной организации. — Но увидели, что работа сына очень нужна семье, поселку, всему региону, и сами заразились благородной идеей. Во всем помогаем ему: чистим, красим. Работают и жена Юрия Ольга, и дочь Елизавета. Даже трехлетняя крошка Милана что-то приносит, подает...

У Юрия поистине планов громадье. Должна замахать крыльями настоящая ветряная мельница, он уже даже нашел жернова давным-давно заброшенного ветряка. Появится кузница наподобие той, в которой трудился прадедушка Юрия. Ему не раз увлеченно рассказывал Николай Владимирович, как он, будучи подростком, помогал кузнецу изготавливать из холодного железа удивительные вещи. Сегодня кузницы — редкость, да и там поддерживают огонь, режут и гнут металл механизмы, человек превратился в какой-то придаток к ним.

А еще Юрий планирует создать контактный зоопарк для детишек, очистить пруд, запустить туда мальков рыбы. Будут ли посетители? Поделился своими мыслями с профсоюзными активистами “Беларуськалия”, те заявили: несомненно, калийщиков заинтересует такой музей, они будут организовывать поездки выходного дня, тем более что все под боком — от Солигорска два десятка километров. Потянутся любители “старины”, родной истории и из соседних районов.

— Кому намерены передать плоды своего нелегкого труда? — спрашиваю Юрия.

— Дочерям.

— Но когда такое обилие техники, механизмов, к месту был бы наследник, — нескромно намекаю я.

Юрий соглашается. С оптимизмом в голосе. Хочется верить, что и тут все получится у этого энергичного, щедрого душой 38-летнего шахтера.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости