В 12 минутах от Кремля

ВЫВЕТРИЛСЯ казавшийся некогда неистребимым запах табака от знаменитой трубки, но осталось тяжелое дыхание истории. Совсем немного мебели, но ощущение такое, что в шкафах остались мрачные призраки того времени. Небольшая группа журналистов впервые была допущена на ближнюю дачу Иосифа Сталина, что на западе Москвы, в Волынском. Сюда на экскурсию нас пригласила Федеральная служба охраны.

На этой даче — в Волынском — Сталин провел 20 последних лет своей жизни.

ВЫВЕТРИЛСЯ казавшийся некогда неистребимым запах табака от знаменитой трубки, но осталось тяжелое дыхание истории. Совсем немного мебели, но ощущение такое, что в шкафах остались мрачные призраки того времени. Небольшая группа журналистов впервые была допущена на ближнюю дачу Иосифа Сталина, что на западе Москвы, в Волынском. Сюда на экскурсию нас пригласила Федеральная служба охраны.

Сталин провел в Волынском 20 последних лет своей жизни — самый трагический период в истории страны и всего народа в минувшем веке. «Ближняя дача Сталина — это не музей в привычном смысле слова, а историко-культурный комплекс, к тому же находящийся на территории реально действующего объекта Федеральной службы охраны», — рассказал заместитель директора ФСО Виктор Тарасов. Здесь никогда не бывает обычных посетителей, лишь редкие закрытые экскурсии. Например, Волынское лет 15 назад посетил тогдашний вице-президент США Альберт Гор.

«Наверное, еще не пришло время сделать дачу Сталина общедоступным музеем. Возможно, когда-нибудь это и произойдет, но только если она будет отделена от объекта ФСО», — считает Тарасов.

Тем не менее сотрудники Федеральной службы охраны не перестают заботиться о даче вождя. Недавно здесь полностью закончено воссоздание исторического облика, и темно-зеленый дом предстает в том же виде, как при жизни генералиссимуса. «Вся обстановка уникальна и аутентична, а все рассказы подтверждены документами и очевидцами», — заверяют в ФСО.

Завершение работ, а также подготовка книги «Ближняя дача Сталина. Опыт исторического путеводителя» и стали поводом для приглашения прессы.

Книга, написанная сотрудниками ФСО Сергеем Девятовым, Анатолием Шефовым, Юрием Юрьевым, выйдет в начале 2011 года. Авторам удалось собрать многие документы — вплоть до списка медикаментов, хранившихся в домашней аптечке, воспоминания очевидцев, связанные с Волынским. В качестве иллюстраций будет использовано несколько фоторабот, в которых на снимки, сделанные в наши дни, наложены архивные фотографии. Детали картинок совпадают с точностью правильно собранного пазла, подтверждая сохраненную на даче историческую правду.

26 гектаров практически у центра Москвы, поблизости от Кутузовского проспекта, отделены от внешнего мира высоким глухим зеленым забором с колючей проволокой и постом охраны. «При Сталине было два забора, между которыми патрулирование вела охрана с собаками, но теперь всевозможные технические средства позволяют обходиться одной оградой», — рассказал официальный представитель ФСО, доктор исторических наук, профессор Сергей Девятов.

«Место под ближнюю дачу выбирала вторая супруга Сталина Надежда Алилуева. Здесь был пустырь, по которому проходил Рублевский водопровод. Кстати, никакого входа в метро вопреки мифам ни на даче, ни под бункером нет», — рассказал Девятов.

В Волынском нет роскоши в сегодняшнем ее понимании. Здесь другие масштабы и возможности. Водопровод, обслуживавший треть Москвы, с диаметром труб почти в 1,5 метра перенесли. На пустыре высадили 70 тысяч деревьев, 60 тысяч из которых растут и по сей день, в основном сосны и любимые Сталиным красные клены. Деревья завозили 20—30-летние, чтобы сразу был лес.

Двухэтажный дом — площадь первого этажа 1110 квадратных метров — с десятью открытыми и тремя закрытыми верандами выстроили по проекту архитектора Мирона Мержанова в 1933—1934 годах. Сталину нравился стиль Мержанова, спроектировавшего госдачи в Сочи (нынешняя резиденция президента «Бочаров ручей»), в Мацесте, Гаграх, несколько южных санаториев. Хотя хорошая работа архитектора, как водится, не уберегла его от лагерей.

До смерти Надежды Алилуевой в 1932 году семья Сталина обитала на другой даче в Зубалово в Одинцовском районе Московской области, еще тогда заведя моду на жизнь на Рублевке. Но потом Иосиф Виссарионович решил уехать от родственников покойной супруги и последние 20 лет жизни провел в Волынском. К тому же отсюда до Кремля — 12 минут езды на машине.

Весь интерьер дачи в Волынском выдержан в одном стиле: беленые потолки, деревянные панели и светлые неброские обои на стенах, паркетные полы, минимум мебели — исключительно отечественной. Шести- и восьмиметровая высота потолков ощущается, если по узкой лестнице, а не на лифте, как делал хозяин, подняться на второй этаж.

Десяток просторных комнат обставлены, как по трафарету. Везде по одному, два, три турецких дивана с подушками и одеялом, у изголовья — стул с настольной лампой. Сталин не пользовался спальней по прямому назначению и отдыхал на этих диванах. Где именно ночевал вождь, обслуга догадывалась по смятым простыням. Комнату, которая обозначалась как спальня, с узкой дубовой кроватью, двумя окнами и платяным шкафом генералиссимус считал гардеробной, проходя через нее в ванную.

В самой любимой им комнате — малой столовой — до сих пор сервированный на одного стол. Чашка, тарелка, вазы для фруктов и меда, соковыжималка для лимона. Поблизости — электрический чайник, чтобы самому заварить чай среди ночи.

В этой комнате Сталин чаще всего работал. Здесь, например, писался документ об образовании Государственного комитета обороны. Часто использовал он и примыкающую к малой столовой застекленную холодную веранду. Говорят, зимой любил размышлять, лежа на диване и укрывшись тулупом.

Столы во всех комнатах огромные, чтобы разместились по 30 гостей. Здесь всегда угощали молодым вином. В подсобном хозяйстве ближней дачи почти все продукты были собственного производства. Две коровы «поставляли» парное молоко, высаживались грибницы, а на грядках росли даже арбузы.

Ближняя дача жила по заведенным Сталиным законам. Так, он всегда вешал пальто в холле на вешалку слева от входа; одежду, оставленную на банкетке в спальне, трогать было нельзя, а вот рубашка на полу означала необходимость стирки или починки. Сотрудники обслуги вспоминали, что Сталин занашивал вещи до неприличия и «подсунуть» ему новое было почти невозможно.

Дверь в конце коридора, ведущую в хозяйственные помещения, всегда надлежало держать закрытой, чтобы не распространялись запахи с кухни, персонал мог появляться только по вызову, пользоваться косметикой было нельзя, а женщинам следовало ходить с покрытой головой. Особое требование к ванной — она должна быть «утопленной», чтобы не перешагивать высокий бортик. И расставленные повсюду мраморные пепельницы.

На ближней даче Сталин проявил и собственный художественный вкус. Он вырезал из журналов понравившиеся фотографии, заказывал их увеличение, оплачивал работу и развешивал в рамах по стенам. Малую столовую, например, украшает портрет четырех мальчишек с обложки «Огонька».

А обстановку большого зала завершают рояль «Стенвей» 1918 года, на котором, говорят, почти профессионально играл, бывая у вождя, секретарь ЦК Андрей Жданов, и отлично работающий радиоприемник с проигрывателем — подарок Черчилля, приглашенного сюда в один из его приездов в Москву во время войны. В качестве ответного подарка британскому премьеру советский лидер отослал шесть ящиков кизлярского коньяка.

Кстати, одна из комнат в хозяйственной части здания, раньше служившая раздевалкой перед выходом на пруд, теперь отведена под «хранилище» подарков. Большинство даров хранят в музеях, но на ближней даче тоже есть несколько ценностей: уникальная композиция из богемского стекла «Освобожденная Прага» или письменный набор из только что изобретенного оргстекла — от работников химической промышленности, этажерка и несколько панно от Мао Цзэдуна.

Стены ближней дачи по-прежнему хранят и тайну смерти Сталина. Служившие в 1953 году в Волынском сотрудники рассказывают, что обычно он вставал в 11—12 часов дня и вызывал обслугу. Но 28 февраля звонка не последовало. Все волновались, но никто не решался нарушить табу. Только в 21.30, когда прибыла почта из Кремля, которую следовало отнести в кабинет, помощник коменданта дачи Петр Лозгачев в открытую дверь увидел лежащее на полу малой столовой тело. Еще живого Сталина перенесли в большой зал, искали секретаря ЦК Георгия Маленкова, тот — члена Политбюро Лаврентия Берию, шли часы. Прибывший Берия сказал, что товарищ Сталин просто спит. Врачи приехали через 13 с половиной часов. Штатный врач на даче тоже был, но его не вызывали. 5 марта в 21.50 Сталин скончался. Поразивший его удар мог быть как «естественным», так и «спровоцированным». Как утверждала Светлана Алилуева, ясно одно, 74-летнему старику «помогли тем, что оставили без помощи».

В освободившейся даче Сталина власти сначала хотели сделать детский санаторий, но все же передали ЦК компартии. Усадьба годами использовалась как гостиница, но почти никто из ее постояльцев не знал, в чьем доме он находится. Персоналу на этот счет были даны самые строгие указания.

В 1991 году ближняя дача перешла ФСО и вновь стала закрытым объектом.

Вероника РОМАНЕНКОВА, ИТАР-ТАСС

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости