Урок любви

Обзор книг Алены Василевич "Вернісаж" и Корнея Чуковского "Дневник. 1901 - 1921"

Алена Васiлевiч. Вернiсаж.
Мiнск, Мастацкая лiтаратура, 2018.

Нядаўна выдатнай беларускай пiсьменнiцы Алене Васiлевiч споўнiлася 95 гадоў — на сёння яна старэйшая з беларускiх лiтаратараў. Вызначэнне «майстар слова» ў яе дачыненнi гучыць нездарма. У зборнiк «Вернiсаж» уключаныя апавяданнi пра дзяцей i iх гадаванцаў — жывёлак. Некаторыя могуць расчулiць да слёз. Напрыклад, гiсторыя пра шчанючка Сайцiка, якi звалiўся з вакна i разбiўся так, што ў лякарнi прапанавалi яго ўсыпiць... Але маленькiя гаспадары не далi гэтага зрабiць: аддана даглядалi хворага, i вось ужо шчанючок бегае па двары! А як, аказваецца, добра можна сябраваць са звычайнай гускай! У зборнiк уключанае i апавяданне, дзе няма нi гусянят, нi ягнят, нi шчанючкоў... А ёсць брат i сястра i даручэнне, якое мацi дае сыну: закапаць малодшай сястрычцы вочы альбуцытам. З гэтага выйшла трагiкамiчная гiсторыя. Сёння, кажуць, не трэба, каб лiтаратура вучыла, чытачы стамляюцца. Гэтая кнiжка — незаўважная, але сапраўдная вучоба, без пафасу i залiшняй сентыментальнасцi, з гумарам i суперажываннем. Вучоба любовi да ўсяго жывога, спачуванню, дабрынi.

Корней Чуковский. Дневник. 1901 – 1921.
Москва, Издательство АСТ, 2018.

«Страшно жить, страшнее умереть; страшно то, чем я был, страшно — чем я буду. Работа моя никудышная. Окончательно убедился, что во мне нет никакого художественного таланта».

Рефлексии молодого литератора довольно типичны для романтической натуры.

И в то же время не увязываются с нашим представлением об авторе веселых стишков о Мухе–цокотухе. Но Корней Чуковский был вовсе не прост и не безмятежно весел. Его дневники полны мучительных рассуждений и жалоб на постоянную бессонницу. Это, конечно, дневник интеллектуала. В одно время с записью об отсутствии художественного таланта — заметка за 18 июля 1903 г. о том, что в Лондоне лекции о литературе Корнея Чуковского вызывают настоящий фурор, дискуссии длятся до полуночи. Мы встречаем в дневнике упоминания, как автор переводит Браунинга, Уитмена, Честертона, Киплинга. Рассуждает о Толстом, Достоевском, Чехове, Розанове. Читать дневник легко и интересно. И потому, что автор мастерски владеет словом, и потому, что встречается с известными персонами. Вот привозит к Илье Репину Максима Горького, неловкого, стесняющегося: «У Репина Горький чувствовал себя связанным. Уныло толкался из угла в угол. Репин посадил его в профиль и стал писать. Но он позировал дико — болтал головою, смотрел на Репина — когда надо было смотреть на меня и Гржебина». В качестве острой приправы — саркастичность, а иногда и безжалостность автора: «Сейчас от Мережковских. Не могу забыть их собачьи голодные лица».

А вот и революция... Грандиозные культурные проекты и голод. Анна Ахматова передает для маленькой дочери Чуковского бутылку молока — невероятно щедрый поступок. А 3 января 1921 г. Чуковский едет с приятелем–комиссаром и веселой компанией, в которой, между прочим, балерина Спесивцева, на экскурсию в крематорий... Дело новое, модное. Чуковский даже дочку прихватывает, как же ей пропустить такую поездку. Читать без ужаса подробное описание экскурсии невозможно, непонятно, то ли автор циничен, то ли это горький сарказм... «Революция отняла прежние обряды и декорумы и не дала своих. Все в шапках, курят, говорят о трупах, как о псах». Но зато вдруг невероятно ярко понимаешь ту непростую эпоху и мутацию, которая она проделала в людях. Конечно, читать!

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...