Уран для диктатуры пролетариата

Эта сага до последних времен пополняется новыми фамилиями, в основном разведчиков, добывавших в США и других странах ядерные секреты. Публикуются новые детали о деятельности отечественных специалистов по созданию ядерного оружия и его испытанию на полигоне под Семипалатинском. А вот о том, где наша страна, почти лишенная урана, добывала его, известно предельно мало.

О СОВЕТСКОМ атомном проекте написаны тома

Эта сага до последних времен пополняется новыми фамилиями, в основном разведчиков, добывавших в США и других странах ядерные секреты. Публикуются новые детали о деятельности отечественных специалистов по созданию ядерного оружия и его испытанию на полигоне под Семипалатинском. А вот о том, где наша страна, почти лишенная урана, добывала его, известно предельно мало.

«Принуждение к сотрудничеству»

С помощью писателя Вадима Обухова мы попытаемся приподнять завесу секретности над тайной за семью печатями. В своей книге «Хроники тайной войны. Уран для Берии» он предлагает совершенно иную версию, в корне меняющую представление не только об атомном проекте СССР. Автор пишет также о секретных и весьма масштабных операциях советских спецслужб на территории другого государства, Китая, в разгар Второй мировой войны, об огромных трудовых и воинских контингентах в Восточном Туркестане, принадлежавшем нашему южному соседу, о подстрекательстве к восстанию тамошнего населения, о просоветском правительстве, странным образом погибшем, когда в нем уже не стало нужды...

И за всей этой бурной деятельностью в государстве, не бывшем в состоянии войны со Страной Советов, скрывался уран, позарез необходимый для отечественного атомного проекта.

Идея начать поиски урана за границей родилась еще в 1943 году, ее обсуждали на уровне Народного комиссариата внутренних дел, и активное участие в этом принимал глава НКВД и зампред правительства Лаврентий Берия. 3 декабря 1944 года Сталин утвердил постановление ГКО № 7069сс «О неотложных мерах по обеспечению развертывания работ, проводимых Лабораторией № 2 АН СССР», явившееся важной вехой в истории советского атомного проекта. Заключительный пункт документа гласил: «Возложить на т. Берия Л.П. наблюдение за развитием работ по урану». С переходом проекта в руки Берии ситуация кардинально изменилась. Нарком быстро придал всем работам по проекту необходимые размах и динамику, в том числе и на северо-западе Китая, в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

Этот район с историческим названием Восточный Туркестан находится на территории Китая, прилегающей к древнему Великому шелковому пути. «Западный Застенный Китай, — писал еще в 1906 году русский консул в Синьцзяне Николай Богоявленский, — отличается обилием разного рода минеральных богатств. Здесь мы находим во многих местах и в громадном количестве каменный уголь. Есть медь, железо, свинец, серебро, нефть, и, наконец, известно и разрабатывается несколько месторождений золота; из них несколько вполне благонадежны. Большая часть этих богатств не эксплуатируется и ждет предпринимателя, который приложил бы свой труд, знания и капитал к этому делу».

Однако, чтобы обеспечить себе свободный доступ к богатствам недр Синьцзяна, нужно было завладеть этой территорией. Именно поэтому, по версии Обухова, Сталин отдал в 1943 году распоряжение о начале вооруженного национально-освободительного движения тамошних народов. Приказом наркома Берии от 5 декабря 1944 года был образован Отдел специальных заданий НКВД СССР. В числе его задач — руководство и оказание помощи национально-освободительному движению мусульман Синьцзяна. Таким образом, полем деятельности спецотдела НКВД стала целая провинция соседнего государства с многомиллионным населением. Операция по «принуждению Синьцзяна к сотрудничеству» получила неофициальное наименование «Второй дом».

В то время Синьцзян подчинялся китайскому правительству Чан Кайши только номинально, он даже имел свою денежную систему. Кремль усиленно развивал экономические связи с регионом. Сотрудничество Москвы и столицы района Урумчи до определенной поры шло по восходящей: губернатору Синьцзяна Шэн Шицаю даже вручили партбилет ВКП(б). Союз предоставлял провинции кредиты и ссуды на развитие промышленности и сельского хозяйства. Советские геологоразведчики занимались поисками полезных ископаемых. Однако со временем Шэн Шицай коренным образом и в худшую сторону изменил свою политику в отношении северного соседа.

Миссия Эйтингона

Весной 1943 года по личному заданию Сталина в Синьцзяне побывал Наум Эйтингон, организатор громких террористических актов, в том числе и убийства Льва Троцкого. Вернувшись из Восточного Туркестана, он вручил председателю Государственного Комитета Обороны подтверждение данных треста «Союзредметразведка» о запасах в отрогах Южного Тарбагатайского хребта урановых руд. Серьезные залежи урана и бериллия обнаружены также неподалеку от городов Коктогай и Алтай близ монгольско-китайской границы, а в районе Кульджи и Алтайских гор — месторождения титана, вольфрама, золота и других ценных металлов.

Поскольку эта часть деятельности Эйтингона до самого последнего времени была тщательно засекречена, некоторые биографы «генерала особого назначения» считают, что информация, привезенная им в 1943 году, касалась и военно-политической ситуации в этом стратегически важном районе.

Судя по всему, Эйтингон был мастером своего дела: вскоре после его прибытия в Синьцзянь началось восстание «местных жителей» против администрации. А осенью 1944-го провозглашена Восточно-Туркестанская республика с просоветским правительством, которое кроме местных повстанцев поддержали и 2500 советских солдат и 500 офицеров, переодетых под местных жителей и вооруженных немецким оружием. Никем не признанная республика с собственной валютой, марками и знаками отличия военнослужащих просуществовала всего пять лет, но Москва получила главное — доступ к кладовым Синьцзяна, в том числе к запасам урана и бериллия. Без них создание атомной бомбы было бы невозможно.

Из рассказа бывшего майора Национальной армии Восточного Туркестана Никифора Студенкова: «Зимой 1948 года по поручению командования я организовал охрану периметра полиметаллических рудников Тарбагатайского округа, где работали советские специалисты. Я могу только предполагать, что добывали на тех рудниках под Чугучаком. Мы располагались в нескольких километрах от мест добычи, а непосредственную охрану рудников несли войска МВД и МГБ СССР».

ГУЛАГ на чужой территории

Американский исследователь Ли Чанг, ссылаясь на данные министерства национальной безопасности гоминьдановского правительства, утверждает, что в 1947 году на территории Синьцзяна было задействовано 20 тысяч рабочих на одних лишь вольфрамовых рудниках. А разработка урана, бериллия, тантала, лития и ниобия! Ведь тот же колтан, как сокращенно именуют две танталовые руды — колумбит и танталит — смертельно опасен для всех, кто непосредственно контактирует с этими минералами. Кто работал на этих шахтах? Вывод напрашивается сам собой: военнопленные и советские заключенные. По версии Вадима Обухова, на урановых рудниках в Синьцзяне сгинули тысячи японских военнопленных. Это их рабский труд стал одним из слагаемых ядерного успеха Кремля. Конечно, строители не знали, что добывают уран. Официально продукция называлась «спецрудой», а вместо слова «уран» в документах писалось «свинец» или «продукт № 1».

В те же годы в соседнем Восточном Казахстане начали готовить Семипалатинский полигон для ядерных испытаний. В 1949-м в Усть-Каменогорске построили секретный завод № 2А для переработки монацитового концентрата, добываемого неподалеку. Сегодня это Ульбинский металлургический завод, выпускающий изделия из урана, тантала и бериллия.

Какая между всем этим взаимосвязь? Чтобы ее увидеть, достаточно соединить точки на географической карте с юго-востока на северо-запад: Кульджа, Чугучак, Алтай, Чердояк, Свинчатка, Белая Гора, Усть-Каменогорск, Первомайский, Семипалатинск. По мнению Обухова, и добыча стратегических руд, и их переработка, и создание атомной бомбы, и ее испытание жестко привязаны к единственной мощной транспортной артерии с юга, из Синьцзяна, на север, в Советский Союз, — реке Иртыш. Вниз по ней и отправлялись из Тарбагатайского, Алтайского и Илийского округов Восточного Туркестана баржи, груженные тяжелыми ящиками без маркировки, но с сохранением жесточайшей секретности, под серьезной военной охраной. Выходит, не зря Сталин создавал советский плацдарм в Китае и отправлял в Синьцзян советских геологоразведчиков с кураторами из НКВД.

Первую советскую атомную бомбу взорвали, как известно, 29 августа 1949 года. Об успешном испытании Берия тут же доложил в Кремль. Ядерный гриб, выросший в казахстанской степи, навсегда изменил полярность мира. Монополия США на владение самым мощным в мире оружием ушла в прошлое.

Концы в землю

Случайно ли после создания первой советской бомбы Восточно-Туркестанская республика прекратила существование, а все ее правительство погибло в авиакатастрофе? Видимо, время ВТР миновало. Скорее всего, Сталин, стоявший у истоков создания республики, стал и ее могильщиком. Когда армия Китая под руководством коммунистов практически разгромила войска Чан Кайши, Москве уже больше не нужен был независимый Восточный Туркестан. Необходимое количество стратегического сырья получено, запасы накоплены, а политически ближе Сталину оказался молодой и талантливый Мао, который хотя и с оговорками, но соглашался на дружбу с северным соседом. В 1949 году Сталин согласился с тем, что территория Синьцзяна является неотъемлемой частью Китая.

Что касается крушения Ил-12 с правительством ВТР, которое вылетело из Кульджи в Пекин через Алма-Ату и Иркутск на заседание Народного политического консультативного совета Китая, то до сих пор не могут назвать точное место падения самолета. В одних случаях говорят, что катастрофа произошла «примерно 26 августа» в окрестностях Иркутска, в других — под Читой. Есть версия о том, что руководители Синьцзяна были вывезены в Москву и там убиты. А авиакатастрофа инсценирована позже. Как бы то ни было, после смерти Берии Кремль свернул деятельность в Синьцзяне, связанную с атомным проектом, и практически все русскоязычное население района было репатриировано в Союз.

Симптоматично, что именно на территории Синьцзяна в бассейне реки Или в 2008 году китайские геологи нашли крупное месторождение урана, запасы которого оцениваются в 10 тысяч тонн. Именно в Синьцзяне расположен самый большой в мире полигон Лоп-Нор площадью 100 тысяч квадратных километров, где в 1960-х годах проходили ядерные испытания, а сейчас испытываются баллистические ракеты. Там же находится закрытый от посторонних глаз наукоград Малан, в котором базируется китайский Институт исследований ядерной физики.

Дефицит важнейшего сырья для атомного оружия испытывали все участники будущего «ядерного клуба». В начале 1940-х основным источником урана для ядерных проектов Германии, Великобритании, Франции и США была руда из провинции Катанга в Бельгийском Конго.

В Германию обогащенная урановая руда поступала из конголезских рудников бельгийской компании Union Miniеre — по тонне ежемесячно. А также вплоть до конца войны через германскую фирму Auer окись урана шла из чехословацкого Йоахимсталя и из собственных шахт в Саксонии и Тюрингии. После разгрома гитлеровской Германии в мае 1945 года часть немецких рудных запасов была вывезена в СССР.

Трофейное сырье обеспечило старт атомной программы, но, чтобы Страна Советов стала ядерной державой, нужно было гораздо больше урана. В СССР срочно начались широкомасштабные геолого-разведочные работы, а в Средней Азии стартовала добыча руды на Табошарском месторождении в Таджикистане. В советской оккупационной зоне Германии были восстановлены шахты в Саксонии и Тюрингии. К тому времени на долю США и Великобритании приходилось 97 процентов мирового рынка урана и 65 процентов тория. Создание ядерного реактора в Советском Союзе задержалось именно из-за нехватки сырья.

Когда генерал Лесли Гровс возглавил американскую программу по разработке ядерного оружия «Манхэттенский проект», он обнаружил, что у США на ее реализацию урана нет. При этом, к своему полному удивлению, он узнал, что в Нью-Йорке, в Порт-Ричмонде на острове Статен-Айленд, находятся контейнеры с богатой оксидом рудой. Еще в 1940 году по инициативе французского физика Фредерика Жолио-Кюри и его британского коллеги Генри Тизарда компания Union Miniеre тайно доставила в США более тысячи тонн обогащенной урановой руды, добытой в Бельгийском Конго. Она оказалась высочайшего качества, поскольку уже была обогащена, и уровень окиси урана в ней достигал 65 процентов.

Борис ИВАНОВ

ОТ «БН»

Есть ли уран в Беларуси? Ответ на этот вопрос ищите в следующем номере нашей газеты.

 

 

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости