У чаканні будучага Мікеланджэла

Чаму, нягледзячы на вялікія конкурсы, абітурыентаў так вабяць творчыя спецыяльнасці?

Па-простаму кажучы, тых, хто паступае ў вышэйшыя навучальныя ўстановы, можна падзяліць на абітурыентаў звычайных і творчых. Першыя здаюць адпаведныя экзамены ЦТ, выбіраюць упадабаную ВНУ і чакаюць выніку: вытрымаў конкурс ці не. З другімі не ўсё так проста. Акрамя іспыту ЦТ ім трэба здаваць яшчэ і экзамен па дысцыпліне «творчасць». Менавіта ў ходзе яго некалькiх этапаў абітурыент мусіць паказаць і даказаць на справе, чаго варты яго талент.

Наколькі высокім можа быць сёлетні конкурс? Чаму, нягледзячы на ўсе складанасці, маладыя людзі так імкнуцца стаць артыстамі, мастакамі, музыкантамі, харэографамі? У гэтых і іншых пытаннях разбіраліся журналісты «Р».

Беларускай дзяржаўнай акадэміі мастацтваў гарачыя дзянькі надыдуць у сярэдзіне ліпеня. Тое, што яны будуць тут менавіта такімі, несумненна. Ад пачатку адкрыцця гэтай ВНУ ў 1945-м яна была і застаецца прэстыжнай, папулярнай і славіцца высокімі конкурсамі ў час уступнай кампаніі.

— Пара надыходзіць сапраўды гарачая, але ў многім і шчаслівая, бо мы штогод рады бачыць новых таленавітых маладых лю-дзей, прадчуваючы: раптам на гэты раз сярод іх з’явіцца будучы Мікеланджэла ці Алег Яфрэмаў, — гаворыць рэктар акадэміі, вядомы мастак Міхаіл Баразна (на здымку).



— Які конкурс прагназуеце сёлета?

— Ён застаецца стабільным — у сярэднім 3,4 чалавека на месца. Але на некаторыя спецыяльнасці, напрыклад тэатральнае мастацтва, можа складаць і 7—8—10 чалавек на месца. Не ніжэй, думаю, будзе і сёлета. 

— А як вынікі эксперымента, пачатага ў 2009 годзе, калі пры ўступных экзаменах у творчыя ВНУ перавагу перад агульна-адукацыйнымі прадметамі пачалі аддаваць іспытам па спецыяльнасці? 

— Думаю, вынікі трэба падводзіць праз большы адрэзак часу — гадоў пасля дзесяці. Пакуль мне пра іх цяжка казаць. Наогул гэтыя ўмовы эксперымента для нашай акадэміі, па сутнасці, існуюць з самага яе заснавання, таму што творчы конкурс заўсёды быў самы цяжкі і важны. Калі я паступаў у 1980-м, экзамен па спецыяльнасці складаўся з пяці творчых іспытаў. Зараз гэта тры творчыя экзамены і тры адзнакі, якія, безумоўна, значна ўплываюць на агульны бал. Хаця, калі шчыра, веды па агульнаадукацыйных дысцыплінах для мяне як чалавека застаюцца вельмі важнымі. І, напрыклад, пры ўмове аднолькавых ацэнак за творчы конкурс яны могуць спрацаваць на карысць абітурыента больш дасведчанага, з лепшым атэстатам. 

— А калі заявіцца на экзамен гэткі самародак, і ўсе ахнуць — талент несумненны, але ў школе вучыўся так сабе. Яго заўважаць і прымуць?

— Пераваг для таго ці іншага абітурыента няма. Гэта праграмныя патрабаванні. Напрыклад, творчыя іспыты на мастацкія дысцыпліны наогул ананімныя, работы зашыфраваныя, члены ўступнай экзаменацыйнай камісіі не маюць права нават уваходзіць у памяшканне. Калі работа відавочна таленавітая, яна проста атрымае вышэйшую адзнаку. А далей усё пойдзе па адпаведных правілах: да сумы творчых адзнак дададуцца вынікі тэсціравання і агульны бал атэстата. Далей — конкурс. На тэатральным факультэце свая спецыфіка, там абітурыент павінен  сам прадэманстраваць свае таленты. Але вынік усё роўна вырашаюць конкурс і агульная набраная колькасць балаў.

— Пра творчых людзей гавораць: ранімыя асобы, тонкія душы. Да студэнтаў у Акадэміі мастацтваў стаўленне больш беражлiвае, чым, напрыклад, да тэхнароў?

Фота БЕЛТА

 — Не ведаю, як у ВНУ тэхнічных, але ў нас сапраўды вучацца людзі вельмі ранімыя. Я не скажу, што яны нейкія зусім іншыя, але творчасць — асаблівы свет чалавека, які знаходзіцца ў стане пастаяннага пошуку нейкіх вобразаў, ён можа часам быць празмерна сканцэнтраваны на гэтым, часам засяроджаны на сабе, часам залішне эмацыянальны. І гэта нельга не ўлічваць. Але нашы выкладчыкі самі людзі творчыя, таму ставяцца з разуменнем, недарэчнасцей з-за гэтага не бывае.

— Нядаўна прайшло размеркаванне. Як выглядае карціна?

— Праблемы з размеркаваннем ёсць заўсёды, колькі існуе акадэмія, бо мы маем найперш справу з творчымі асобамі, у якіх склаліся ўласныя патрабаванні да арганізацыі свайго творчага жыцця. Адзін марыць толькі пра Купалаўскую сцэну, другі бачыць сябе толькі ў Горкаўскім тэатры і гэтак далей. Але разам з тым большасць труп тэатраў краіны — нашы выпускнікі: акцёры, рэжысёры.

На жаль, асобныя мастацкія спецыяльнасці звязаны са спецыфікай толькі сталічнай, як, напрыклад, манументальная скульптура. Усе вытворчыя магчымасці для такога жанру знаходзяцца толькі ў Мінску. Акрамя таго, такому выпускніку неабходна спецыялізаваная майстэрня. Паслаць яго ў райцэнтр? Можа скласціся сітуацыя, калі чалавек, атрымаўшы ўнікальную індывідуальную адукацыю, не будзе мець магчымасці рэалізаваць свае здольнасці. Хаця паспяхова працуюць нашы выпускнікі і настаўнікамі малявання, і выкладчыкамі ў школах мастацтваў. 

— Колькі зарабляе малады спецыяліст?

— Цяжка сказаць. Заробак — агульная лічба, яна звязана не толькі з выкананнем службовых абавязкаў, але і творчых заказаў, якія ў яркай асобы мастака заўсёды ёсць. А штатны заробак, думаю, невысокі, як і ў маладога спецыяліста любой іншай сферы, бо стажу няма, надбавак яшчэ не плацяць і гэтак далей. Але, як паказвае вывучэнне лёсаў нашых выпускнікоў, тыя, хто працягвае ў час навучання і далей актыўна працаваць, сцвярджаць сябе як творцы, — вырашаюць свае фінансавыя пытанні даволі паспяхова.

— Жыццё творчага чалавека зусім не такое простае, як некаторым здаецца. Чаму ж так вабіць сённяшніх, спрактыкаваных і добра дасведчаных пра ўсе плюсы і мінусы будучай прафесіі, маладых людзей Акадэмія мастацтваў?

— У нас заключана 41 міжнароднае пагадненне з творчымі ВНУ розных краін, мы плённа супрацоўнічаем, часта сустракаемся і гэтае пытанне з калегамі абмяркоўвалі ў размовах не раз. Цікава, што на постсавецкай прасторы і ў краінах бліжэйшай заходняй мяжы сітуацыя даволі ўніверсальная: конкурс на мастацкія спецыяльнасці вялікі ўсюды і на яго мала што ўплывае: ні палітычны, ні эканамічны, ні сацыяльны стан грамадства моладзь не спыняе. Відаць, гэта сведчанне прыроднай патрэбнасцi чалавека займацца мастацтвам і творчасцю. І калі ён адчувае ў сабе гэта, калі ён упэўнены ў выбары, на яго не паўплывае нішто, ён будзе імкнуцца да рэалізацыі сваёй мэты незалежна ад магчымых цяжкасцей наперадзе. 

Ірына СВІРКО

svirko@sb.by

По зову сердца


Даша Данцевич — студентка необычная: в свои двадцать четыре она учится на третьем курсе факультета традиционной белорусской культуры и современного искусства Белорусского государственного университета культуры и искусств. Подумали, что девушка предпринимала множество попыток, чтобы поступить в этот вуз? Нет. Она с первого раза сдала актерское мастерство на десятку, и было это три года назад. А еще четыре года она отдала БНТУ, где получила диплом экономиста.

Даша говорит, что всегда мечтала о творческой профессии, в школе постоянно участвовала в концертах. Но когда встал вопрос выбора вуза, не хватило уверенности в себе и денег на репетиторов по актерскому мастерству. К слову, не расставаясь со своей мечтой, в БНТУ девушка стала участницей народного театра «Сатрап». Первое время, правда, «сидела» на свете и музыке, потом постепенно ее стали привлекать к спектаклям. Ближе к окончанию вуза устроилась в рекламное агентство — ей казалось, что это отличное место, где могут соединяться экономика и творчество. «Это категорически не мое», — через месяц поняла Даша. И сказала себе: пора начать воплощать мечту в жизнь. К счастью, в этом ее поддержали мама и режиссер студенческого театра. Так в ее жизни, пусть и немного с опозданием, появился БГУКИ. Сегодня в его стенах, совмещая учебу с репетициями, она проводит по двенадцать часов, чему несказанно рада.

Конечно, случай Дарьи Данцевич в университете уникальный. Хотя в этих стенах достаточно людей, которые пришли сюда с профильным образованием, то есть закончили колледж искусств или музыкальный колледж. И большинство студентов как раз не случайные люди, а те, кто сердцем выбирал будущую профессию, на второй план отодвинув меркантильные интересы.

Но почему вообще принято считать, что выпускники творческих вузов будут получать копейки? Возьмем, к примеру, факультет культурологии и социокультурной деятельности. Из года в год во время вступительной кампании здесь случается настоящий ажиотаж. Многих завораживает слово «менеджмент». 


— Это как раз тот факультет, где очень многое зависит от настойчивости, усердия, таланта конкретного студента, — считает декан факультета дополнительного образования Александр Филиппов. — Один, закончив его, может пойти работать в «Макдональдс», а другой — добиться большого успеха. 

Вот вам пример — второкурсник Артем Смирнов. Молодой человек еще до поступления в вуз придумывал тематические вечеринки и продавал их в минские клубы. А на первом курсе уже нашел постоянную работу в компании, которая занимается организацией развлекательных мероприятий. Парень точно определился с направлением в своей жизни. Деньги в сфере культуры? «Надо иметь голову на плечах, и можно жить безбедно. У меня перед глазами множество таких примеров», — уверяет он.

Второкурсница Аня Трошко еще работу своей мечты не нашла. Ее цель — какое-нибудь посольство, должность, например, атташе по культуре. Думаете, у девушки слишком высокие запросы? Конечно, без опыта работы будет сложно с ходу устроиться в хорошее место. Но Аня убеждена, что все это реально. Она, например, активно штудирует иностранные языки. «Не надо надеяться только на университет, надо и самой шевелиться», — резюмирует она.

Конечно, ФКиСКД находится в БГУКИ на особом положении, здесь и конкурс всегда был не менее четырех человек на место. Хотя на отдельных специальностях факультетов музыкального искусства и традиционной белорусской культуры и современного искусства тоже бывают аншлаги. Но сюда ребята идут потому, что другой жизни не мыслят. Как, скажите, человеку, который десять лет успешно занимался танцами или вокалом, свернуть с этой дороги? Случайных людей на этих факультетах не бывает. К слову, не все выпускники потом разъезжаются на небольшие оклады в районные или сельские дома культуры. Некоторые едут дальше: кто в Китай, кто на круизные лайнеры. Оказывается, сейчас это модно. Говорят, за год-другой работы там можно скопить на квартиру в Минске. А потом можно работу для души и здесь найти…

Кстати, некоторые работу для души, да и с приличной зарплатой, находят еще во время учебы в университете. 

— Теории, полученной на лекциях, мало, — ориентирует руководство вуза. — Надо «вариться в котле», участвовать в творческих мероприятиях. Ведь так формируются связи, знакомства, которые потом очень пригодятся в трудоустройстве.


А возможности для творчества в БГУКИ есть самые широкие. Здесь, пожалуй, наиболее оснащенная кафедра искусства эстрады в стране — таким оборудованием больше ни один вуз, ни одна студия похвастаться не могут. К тому же огромное количество мероприятий и конкурсов, как в этих стенах, так и за их пределами. Один мюзикл «Дубровский», который третий год идет на сцене Белорусского государственного академического музыкального театра, чего стоит. Сейчас силами студентов и преподавателей готовится следующая постановка под названием «Казанова». 

Одно из достоинств кафедры хореографии — это ее высококлассные педагоги. Те, кто учится декоративно-прикладному искусству, могут похвастаться еще и хорошими мастерскими, где есть все условия для воплощения своих самых смелых идей.

Отдельный разговор — факультет информационно-документных коммуникаций. Это тот, что раньше назывался библиотечным делом. 

— Конечно, это умирающая профессия, — не скрывает Александр Филиппов. — Но мы сейчас пытаемся подняться над ней. По некоторым оценкам Министерства культуры, годовая потребность в библиотекарях составляет 300 человек, мы выпускаем около пятидесяти. Налицо большая текучесть в сфере, вызванная именно низкой зарплатой. С одной стороны, мы выполняем государственную политику в области кадров. С другой — очевидно, что престиж факультета падает. Поэтому руководство БГУКИ нашло золотую середину: университет дает не только эту профессию, но и углубляется, учит обработке информации. Люди, у которых есть интеллектуальный потенциал, могут применить эти знания и в другой сфере. 

Руководство не без гордости приводит примеры, когда студенты, закончив дополнительно курсы, уходят в IT-сферу. Но опять же здесь все зависит от человека, его желания и трудолюбия. Собственно, как и в любой другой профессии: будь то учитель или банкир.

Наталья СТЕПУРО

stepuro@sb.by

Нотная грамота


Егор Дубовский — студент 5-го курса оркестрового факультета Белорусской государственной академии музыки, играет на валторне. Вот-вот он распределится в детскую музыкальную школу № 10 города Минска. А начался его путь к академии, как ни странно, с детского санатория.

Студенты академии Сергей АЛЬТШУЛЕР, Артур СОРОКА, Егор ДУБОВСКИЙ.
Фото Алины Касель.

— Я был непослушным ребенком, который все время проказничал. Как-то в санатории мы с другом решили закрыть наших воспитателей в комнате, — вспоминая, улыбается 26-летний Егор. Именно этот поступок и стал отправной точкой в его музыкальной карьере. В то время по распределению в Солигорск, родной город Егора, приехал молодой выпускник консерватории. Он искал учеников. Тогда-то воспитатели и решили двух малолетних хулиганов «наказать» — обязали записаться в музыкальную школу. А мальчишки стали лучшими учениками у преподавателя, которыми он, кстати, гордится. Егор после музыкальной школы поступил в музколледж Молодечно, затем в академию. О выборе своем нисколько не жалеет.

— Ребята, которые хотят заниматься искусством, удивительные, редкие, еще не ограненные те самые драгоценные камни, которые лежат в недрах нашей культуры. Это люди, которые действительно будут служить искусству, — считает ректор Академии музыки Екатерина Дулова. — Я всегда предлагаю тем, кто считает, что творческие люди — бездельники, представить на секунду, что музыка прекращает звучать… От радости никто не запоет, из мобильного телефона не заиграет любимая песня — отовсюду она исчезнет! 

Возможно. Но ведь это правда. Студенты Академии музыки — ребята не случайные. Чтобы стать первоклассными исполнителями, они проходят нелегкий путь. 

Единая система непрерывного образования позволяет взращивать у нас конкурентоспособных даже на мировой арене музыкантов. Так, творческий путь многих проходит через детскую музыкальную школу, ссузы, вуз. Есть у нас и такие уникальные учреждения, которые фактически на сто процентов ориентированы на поступление в академию. Например, Республиканская гимназия-колледж при академии музыки, которая существует с 1935 года. После нее поступают абитуриенты, как выражаются преподаватели, которых достаточно «причесать» — и высококлассный музыкант будет готов выйти на сцену. 

— Проблема художественного образования глобальная. Его невозможно ускорить, уместить в меньшее количество лет, — поясняет Екатерина Дулова. — Требования, которые сегодня предъявляются к музыкантам оркестров, солистам театров, к музыкантам, которые выступают на филармонической сцене, высоки. Мир наполнен звучащей музыкой, и публика нынче достаточно взыскательна. Поэтому уровень музыкантов должен быть высоким.

Скрупулезность — неотъемлемая часть этого образования. Доказательство тому — в академии преподаватели преимущественно занимаются со студентами индивидуально. При этом навыки ребята получают уже во время практики. К примеру, 21-летний студент 3-го курса факультета народных инструментов Артур Сорока сейчас работает аккомпаниатором в хореографической школе, а ведь начиналось все с музыкальной школы поселка Россь Волковысского района. Затем был музыкальный колледж в Гродно, а в будущем, планирует он, магистратура и исполнительская деятельность. Его сокурсник 22-летний Сергей Альтшулер, играющий на рояле, некогда выбирал между музыкой и… программированием. 

— Мне нравились математика и программирование. Как я понял, что музыка — это мое? Ощущение, которое я испытываю от сыгранной программы на концерте, — высокое вдохновение, которое чувствую еще долго. Ради таких моментов я и играю, — говорит Сергей, окончивший музыкальную школу и колледж в Бресте. Сейчас он подрабатывает концертмейстером в театре для труппы балета. 

 В целом ребята посвящают только игре на своих музыкальных инструментах по 5—6 часов в день. После, когда они закончат академию, надеются попасть в крупнейшие творческие коллективы страны. Получится ли?

— Важно, чтобы ребята могли заниматься исполнительством у нас и имели возможность гастролировать за рубежом, а не наоборот, — подчеркивает ректор. — Одна из наших задач — не допустить отток лучших  творческих сил страны. 

К слову, практически каждую неделю вуз посещают с мастер-классами профессора и концертмейстеры из-за границы. Например, из Лондонского симфонического оркестра, Амстердамского, Парижского национального. Они также рассказывают нашим ребятам, что должен уметь современный музыкант, претендующий на статус состоявшегося. Выпускников распределят преимущественно в места, связанные с преподаванием: в музыкальные школы, ссузы и в творческие организации. При этом большая часть работает в Минске и Минской области, а остальные выпускники — в регионах.

— В детских музыкальных школах должны работать наши выпускники, чтобы поддерживать высокий уровень образования, — объясняет свою принципиальную позицию ректор. — Мы также будем ратовать за возвращение профильных классов. Перешедшие в разряд дополнительного образования музыкальные школы нанесли большой урон академии и искусству в целом. Понимая ценность любительского музицирования, мы в то же время заинтересованы в сохранении профессионального в его исторических формах.

Не так давно Академия музыки выступила с инициативой создания образовательного кластера — сообщества профессионалов, которые будут поддерживать, законодательно защищать всю вертикаль художественного образования в нашей стране. В совет кластера будут входить директора школ, колледжей, руководство Академии музыки и руководители крупнейших творческих коллективов. 

— Чей-то блистательный ум 40—50 лет назад расположил музшколы и училища так, что ими охвачена вся страна. Поэтому нельзя закрывать музыкальные школы, иначе мы нанесем урон регионам в культурном плане, — продолжает ректор. — Сегодня мы принимаем на обучение 176 человек в Минске в год и 24 человека — в Могилевский филиал. 

Традиционно конкурс в академии 1,5—2 человека на место. Безусловно, многое зависит и от специальностей, коих здесь 13. Самый высокий проходной балл на «пение (академическое)» — 333. На него с каждым годом претендует все больше желающих. А знаете, почему? Это единственная специальность, на которую в академию принимают без музыкального образования. «Если вам господь бог дал красивый голос, мы сами вас всему научим», — говорит ректор. Кстати, в академии ждут ребят с низким тембром голоса — басом. По-прежнему абитуриенты стремятся на такие специальности, как «хоровое дирижирование», на фортепианный и композиторско-музыковедческий факультет. Народные инструменты также не отстают — соревнуются за место баянисты, аккордеонисты, цимбалисты. Одна из самых востребованных специальностей академии — «хореографическое искусство». Есть и редкая во всех смыслах специальность — «дирижирование (оперно-симфоническое)». В связи с неспешной сменяемостью кадров в оркестрах абитуриентов на эту специальность набирают чуть ли не раз в 5 лет. В этом году трем счастливчикам повезет — региональным оркестрам нужны дирижеры. 

— По сути, все обучающиеся 866 студентов вуза — это будущие звезды наших школ, колледжей, вузов, творческих организаций и центров, — заключает ректор. — Поэтому мы чувствуем огромную ответственность за личное и творческое становление каждого из молодых музыкантов. 

Алина КАСЕЛЬ

alinakasel@gmail.com
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...