Сельская газета

Турецкий демарш

Почему жители крупного агрогородка в Червенском районе не могут отстоять мост через Свислочь

У сельчан нет никаких шансов построить мост через Свислочь


В НАЧАЛЕ 2000-х энергичный председатель местного СПК «10-й съезд Советов» Анатолий Толкач перекинул через Свислочь мост. Выделил деньги на 30 кубов леса и связался с Министерством обороны, чтобы подсобили техникой и руками. Министерство откликнулось: за день на окраине деревни Турец Червенского района появился добротный деревянный мост. Через Свислочь поехала сельхозтехника. За рекой шла заготовка сена, паслись колхозные и «свойские» коровы. А еще — до леса рукой подать, а в нем ягоды, грибы. И с родней, что в деревнях по ту сторону, стало проще повидаться. В обход — 25—30 километров, напрямую — пять-шесть. Мост отслужил 12 лет, сегодня из воды торчат одни сваи. Без Толкача «протолкнуть» вопрос реконструкции моста у сельчан не получается. Председатель сельсовета и слышать об этом не хочет. А в райисполкоме ждут, пока тот берег отойдет Пуховичскому району.


АГРОГОРОДОК Турец — не умирающая деревушка с кучкой пенсионеров, которые обошлись бы и без моста. Здесь 880 человек, сельхозпредприятие, свинокомплекс, детсад, базовая школа, ФАП, почта, библиотека, Дом культуры, магазины.

И рядом лес. На который теперь сельчане глядят и вздыхают и который, чего таить, давал «в панчоху» семей приличную копейку каждый год. Пять—семь лет назад при «живом мосте» они сдавали в райповский магазин за лето больше трех тонн черники. А таких магазинов в Турце два. «Мы были лучшими по заготовке черники в районе, даже премию как-то получили», — вспоминает продавец магазина № 83 Зоя Агеенко.

— Нет моста — заготовка черники заглохла, в прошлом году всего тонну собрали. Люди берут палку, чтобы не снесло течением, и с ведрами вплавь пробираются за ягодой, — признается завмаг Надежда Рак. — Я и сама до 9 утра успеваю реку перейти и набрать хоть пять литров ягод. 

Вброд идут лишь отчаянные. Течение сильное, сносит, ширина реки — до 30 метров, воды иногда по грудь, а то и по горло. Слава Богу, утонувших при переправе не было. Обсох — и вперед за ягодами.

— Маці на беразе распранаецца, переходзіць раку і пайшла ў лес. За тры гадзіны набірае вядро ягад і звоніць мне. Я раку пераплываю, забіраю і здаю. І так тры разы на дзень. За лета можна здаць да тонны чарніц, — рассказывает Юрий Пыж. — Мы за гэтыя грошы столю ў кватэры адрамантавалі, паціху абнаўляем жыллё.

Активист турецкого демарша Николай ГЛЯЦЕВИЧ

— И не боится через реку переходить?

— Баіцца, але ідзе. Так усе робяць. І сястра яе родная, і іншыя турчане. Я хаджу ўплаў праз Свіслач у грыбы.

Братья Петр и Николай Гляцевичи который год ведут переговоры с властью о восстановлении моста. Пока безуспешно.

— Я бывший конструктор «Строймаша», разработал два проекта, рассчитал их стоимость. Оба моста — в три раза меньше прежнего. Нам нужен пешеходный, чтобы попасть в лес и к родне за рекой, — показывает наработки пенсионер Николай Гляцевич. — Мост из металлоконструкций обойдется в 1500 долларов (это по курсу 2014 года), канатно-подвесной — 1200 условных единиц. Проекты и письмо отправляли в райисполком, там дают отписки.

— Мы готовы засучить рукава, у меня два трактора во дворе, по Турцу пойдем, копейку соберем, доложим из своего кармана. 130 наших сельчан поставили подписи в поддержку моста, — говорит пенсионер Петр Гляцевич.

У ОЛЬГИ Ананич пятеро детей. Родилась за мостом, в деревне Слобода, в Турец вышла замуж. За рекой остался 60-летний отец: «Был мост — и к отцу ближе, и чернику детям на зиму собирала. Машины в семье нет, села на велосипед, и крути педали в обход больше 20 километров с отцом повидаться».

— А я веники резала для бани, за грибами-ягодами ходила. За рекой 70 гектаров нашего хозяйства, раньше телят, коней пасли, сено заготавливали. Был бы мост — и сейчас пасли бы, — рассуждает главный бухгалтер ОАО «10-й съезд Советов» Галина Таболина. — Если надо, лично пойду по Турцу собирать у людей хоть по рублю, думаю, многие скинутся. Только бы отстроили…

Новый председатель ОАО «10-й съезд Советов» Евгений Мурашко всего три года у руля:

— Проблем хватает, но на мост средства выделим. Заплатим за лес, если надо, привезем.

Казалось бы, лед тронулся. Но председатель Клинокского сельсовета Василий СУРАГО (на снимке) тут же приземлил: 


— Не нужен этот мост. Только людей от работы из-за пустого отрывают… писаки. Три губернатора отказали, а люди все не уймутся.

— Председатель колхоза обещал лес заказать и оплатить, — пытаюсь сдвинуть вопрос с мертвой точки.

— У колхоза нет топлива, чтобы отсеяться. Так что он (Мурашко. — Прим. авт.) ничего не закажет. При мне он звонил председателю райисполкома, чтобы дал тонн 20 солярки до конца месяца, надо досеять. Должна быть какая-то смета. На основании чего выделит хозяйство деньги? К председателю приедут — наручники наденут. И вообще, мы работаем только с населенными пунктами. Мост и река — за территорией населенного пункта. Мы туда ни рубля. Езжайте в райисполком.

— А как тогда Толкачу удалось мост отстроить?

— Совсем другие времена были. Сейчас даже на простой забор вокруг сельсовета требуют проект. А тут Свислочь… Если кто с моста грохнется, начнут органы разбираться.

Говорила с главой сельсовета полчаса. Пять раз с разной формулировкой, но одним смыслом задавала вопрос: «Быть мосту в Турце?» Каждый раз слышала «нет».

Бывший председатель СПК «10-й съезд Советов» Анатолий Толкач уже девять лет как работает в столице замдиректором 2-го молокозавода. Именно он в начале 2000-х с помощью военных соорудил тот самый мост.

— Думаю, старая схема сработала бы. Попробуйте обратиться в Минобороны. Это раньше за рекой пастбище было, сенокос, нужен был широкий мост для техники, скота. Сейчас можно сделать пешеходный. Хватит и 15 кубов леса.

Звоню в Червенский лесхоз: нужно 15 кубов леса для строительства моста. Там подсчитывают: самовывозом для физлица будет 750 рублей, для юрлица — 1200.

— Гвозди бы нашли у себя. Плюс скобы, это еще около 100 рублей. Выходит, надо всего 850 рублей на материал, ну и помощь Министерства обороны, — рассуждает бывший конструктор Николай Гляцевич.

Звоню в Министерство обороны. Рассказываю о том, как удачно сладилось дело 17 лет назад. Может, и сейчас выручили бы жителей агрогородка.

— Есть шанс, что поможем и в этот раз, — говорят в пресс-службе ведомства. — Напишите письмо, выразите признательность за оказанную 17 лет назад помощь. Или позвоните на прямую линию замминистра, все возможно.

Итак, допустим, Минобороны поможет. Собрать 850 рублей сельчанам, думаю, под силу. Вот только закон. В Министерстве архитектуры и строительства сказали:

— За самовольное строительство, согласно Кодексу об административных правонарушениях, по статье 21.12 физическому лицу грозит штраф в размере от 20 до 50 базовых. Это до 1150 рублей. Причем готовится новый закон, где санкции за «самоволку» ужесточатся.

В райисполкоме задаю вопросы зампреду Червенского райисполкома по строительству и ЖКХ Сергею Пилиноге:

— Нужен этот мост сельчанам?

— Если бы жил в Турце, мне бы нужен был. Но тратить из-за этого такие средства... В районе три аварийных моста на балансе ДРСУ, и ремонт только одного из них включили в бюджет этого года.

— Как тогда сельчанам добиться строительства?

— Нужно не жаловаться и заходить силой, как привыкли это делать. А написать письмо: просим рассмотреть вопрос включения строительства моста в бюджет на следующие 2018-й или 2019 год…

— И какая вероятность, что его построят?

— Не могу ответить на этот вопрос. Не знаю, какой бюджет будет на следующий год. И вообще, я предлагал жителям Турца создать юрлицо и заказать проектно-сметную документацию. А уже на основании ее мы будем понимать, о какой сумме идет речь.

Это, на мой взгляд, путь в никуда: создайте юрлицо, разработайте проектно-сметную документацию, ну а потом хорошенько попросите о возможности включения в бюджет 2018-го или 2019 год.

В Минархитектуры юристы подсказали: сельчанам можно зарегистрировать товарищество собственников или организацию застройщиков. Уставного фонда не требуется, кто сколько мог, тот столько и внес. Допустим, этот этап одолели. Второй пункт — заказать проектно-сметную документацию.

Связываюсь с фирмой, которая за 25 лет спроектировала и возвела более сотни мостов по стране. Высылаю фото старого моста через Свислочь и прошу назвать примерную стоимость самого бюджетного пешеходного моста. Проект потянул на… 40 тысяч белорусский рублей. 40 тысяч!

Если взять среднюю пенсию по стране, то выходит: 140 пенсионеров из Турца должны ее отдать только на проект. А чтобы возвести мост, который прослужит жителям агрогородка 100 лет, нужна и вовсе баснословная сумма — миллион рублей. Для примера: бюджет всего района на 2017 год составляет 36,6 миллиона рублей. А в нем «святые» пункты расходов: зарплата учителей, питание школьников, приобретение медикаментов…

Ладно, допустим, сельчане отдали свои пенсии на проект. Что дальше? Доживут ли они до того момента, когда в бюджет района заложат строительство? Сомневаюсь. Правда, задайся чиновники целью, как построить более дешевый, пусть из дерева и на 10 лет, — сдвиги были бы. 

— Экономически невыгодно строить мост, чтобы 5—10 человек ходили за грибами-ягодами. И к тому же землеуcтроительные дела уже лежат на подписи, чтобы передать ту землю (за рекой. — Прим. авт.) Пуховичскому району, — говорит главный архитектор Червенского района Александр Романчик.

С кем из власти ни общалась, в воздухе витал один и тот же лейтмотив: кто возьмет на себя ответственность? А вдруг с моста упадут? А вдруг утонут? Нет моста — нет проблем. А то, что десятки людей добираются вплавь, чтобы заработать копейку, рискуя здоровьем и жизнью, из кабинетов не видно.

ostapchuk@sb.by

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости