«Цi зазвiнiць мая пiсанiна?»

В деревне Илья увековечили память Змитрока Бядули

130 лет назад на Вилейщине родился классик белорусской литературы Змитрок Бядуля
«У тую ж восень мяне аддалi ў даўгiнаўскi ешыбот. Праз паўгода я з Даўгiнава перавёўся ў мястэчка Iлью».

Так начинается глава повести Змитрока Бядули «У дрымучых лясах». Повесть опубликована в 1939 году, но рассказывает о событиях до 1902 года, о детстве писателя, родившегося 130 лет назад в бедной еврейской семье в деревне Посадец и ставшего классиком белорусской литературы. Конечно, когда нас с поэтом Виктором Шнипом пригласили в Ильянскую школу, где к юбилею земляка открывали памятную доску, мы отправились с радостью.

Камень при школе


«I кожны мой слоўны твор, накiраваны да аднаго канкрэтнага чалавека, адразу браўся на пробны камень жывога сэрца: ну, цi зазвiнiць мая пiсанiна? Цi выклiча яна патрэбны водгаласак?»

Так Самуил Плавник в повести «У дрымучых лясах» вспоминал о начале своих литературных занятий, а это было именно тут, в Илье, когда бедный ученик ешибота, чтобы заработать, писал письма неграмотным сельчанам, расцвечивая нехитрые послания своими фантазиями. «Лiсты ад нявест да жанiхоў у Амерыку i чытка лiстоў ад жанiхоў з Амерыкi накiравалi мяне пiсаць вершы на тэму кахання. Кожны дзень — новы верш». Стихи Самуил записывал в книжечку, которую назвал «Мiрыям». «Яна была ўся запоўнена гiмнамi неiснуючай дзяўчынцы Мiрыям. Дзяўчынка майго ўзросту, пятнаццацi год, жыла толькi ў маёй фантазii».

Живописные места Вилейщины вдохновляли многих поэтов. Камень с памятной доской появился во дворе Ильянской школы не случайно. Можете себе представить: сельская школа имеет два музея, равных которым и в райцентрах не найдешь. Роза Шерая, заведующая музеем «Вiлейшчына лiтаратурная», получившим статус народного, рассказывает:

— В соседнем Долгиново, где поначалу учился Бядуля, такую доску открыли. И мы считали, что обделены — ведь в Долгиново он учился меньше, чем у нас, в Илье. А 130–летие — прекрасный повод.

Под аплодисменты школьников белое полотно с памятного знака слетело, будто взмахнуло крыло. На доске, прикрепленной к камню, надпись: «Беларускi пiсьменнiк Змiтрок Бядуля (Самуiл Яфiмавiч Плаўнiк) з 1899 па 1901 год вучыўся ў Iльi». И цитата: «Я — кропля вялiкага творчага мора...» И мне кажется, что среди школьников сейчас стоит придуманная Мириам и тоже аплодирует.

Герб деда Лейзара


Все из семьи Плавников были умельцами. Мать шила чепчики, отец играл на скрипке... А дед Лейзар работал медником. О нем Самуил Плавник вспоминал особенно тепло: «Дзед, сiнявокi, з доўгай рыжай барадой, у чорнай аксамiтнай ярмолцы ды ў акулярах, прымацаваных нiткамi замест аглабелек, здаваўся мне чарадзеем».

Бядуля описывает, как в Посадце у них под окнами пели волочебники, называя по обычаю хозяина Лейзара князем. Маленький Самуил спросил у деда: «– Ты князь?» «– У песнях я князь. Мой герб медная конаўка», — жартуе дзед».

Літаратурнае аб`яднанне «Узвышша». З.Бядуля ў цэнтры. 1929

И вот она, эта медная «конаўка», ступка! Роза Шерая уверена, что ее сделал медник Лейзар.

Тут же материалы о Змитроке Бядуле. Портреты, издания, фотография сына Ефима и внука... Именно здесь проходят уроки по творчеству Бядули. Впрочем, в музее уникальные материалы о десятках литераторов–земляков. Более пятидесяти школьников научились быть экскурсоводами.

Там, где был ешибот


«Ешыбот змяшчаўся ў вялiзнай сiнагозе, дзе тры разы на дзень малiлiся местачкоўцы».

К сожалению, сейчас от здания не осталось даже фундамента.

— В то время у нас в Илье было много жителей, причем большая часть — евреи, — рассказывает по дороге Роза Шерая. — Синагогу разрушили еще до войны. Есть у нас и старое еврейское кладбище. Ходим туда, расчищаем могилы.

Из–под асфальта показывается старая брусчатка. А ведь именно по этой брусчатке ходил Самуил Плавник... Сочиняя стихи, вслушиваясь в природу... А вот и она, белорусская природа, заговорила: ветер, град. Опять вспомнились строки Бядули. Дед рассказал ему, что если бросить в центр бури нож, чтобы ранить нечистую силу, и кровью с ножа помазать лоб, станешь невидимым. Самуил так хотел сделаться невидимым, чтобы удрать из школы, что однажды попытался применить рецепт, правда, напрасно.

Там, где учился будущий классик, теперь огороды, теплицы. Но сочиненные им здесь строки к Мириам словно витают в воздухе. Кстати, когда строгий староста обнаружил книжечку со стихами и предал ее огню прямо на каменном полу синагоги, Самуил и решился бросить учебу. А спустя несколько лет его стихотворение было опубликовано в газете «Наша Нiва».

Этнографический фарфор


В школьном этнографическом музее «Iльянскiя далягляды» глаза разбегаются от экспонатов. Есть здесь и те предметы, которые мог видеть юный Самуил. Например, как считает заведующая музеем Людмила Маркевич, вот эта фарфоровая посуда принадлежала одной из еврейских семей, где мог столоваться Бядуля. Ученики ешибота «елi днi», что значило «мець сем апекуноў, якiя кармiлi ешыботнiка па аднаму дню на тыдзень».


И деревянный сундук мог принадлежать мужу одной из клиенток юного «лiстапiсца»: он действительно путешествовал с одним из ильянцев в Америку.


В музее можно провести весь день... Экспонаты о восстании 1863 года и Первой мировой. Стенд, посвященный известному педагогу Адаму Гримотю, чье имя носит школа. Юный Вова Буревич рассказывает о своей коллекции моделей боевой техники. Юля Ярошонок показывает «Этнаграфiчны буквар» — на каждую букву девочка выбрала экспонат музея, о котором написала стихотворение.

Холщовая сумка школяра Самуила


10-лица-бядуля-репродукция-9535-290311 (Копировать) (2).jpg
Змитрок Бядуля с женой

Умельцем был и Самуил Плавник. В повести об ильянской своей жизни он рассказывает: «Мяне кармiў мой ножык. Я меў патаемную майстэрню ў шуфлядзе майго штэндара, i пад заслонай скураных фалiянтаў з залатым цiсненнем мой ножык тварыў цуды. Я вырэзваў з дрэва пеналы, скрыначкi, пакрываў iх лакам, пасля чаго наводзiў прыгажосць разьбой».

Роза Шерая утверждает, что Бядуля делал даже игрушечные скрипочки! Она написала две пьесы для школьного театра о Змитроке Бядуле, одна, «Шлях да навукi», как раз о времени учебы в Илье.

— Готовимся к премьере. Вот с этой холщовой сумкой Змитрок Бядуля будет идти в Ильянскую школу.

Учеба в ешиботе была нелегкой. «Мы спалi на цвёрдых лавах, нiбы пасажыры ў жорсткiх вагонах поезда». Свободолюбивый Самуил не мог смириться с жестокостью преподавателей, отсутствием живой мысли. У учеников ешибота случались и стычки с местными парнями.

Но здесь, в Илье, написались первые стихи, здесь он познакомился со старой Бейлей и добрым ребе Элей. Здесь, во время подработки «лiстапiсцам», он формировался как писатель: «Нiбы падатлiвая глеба, упiтваў у сябе чужыя жыццi, гарэў шчырым гневам, сумаваў вялiкiм сумам i радаваўся маленькiмi радасцямi сваiх клiентак».

Минск — Илья.

rubleuskaja@sb.by

Советская Белоруссия № 76 (24958). Суббота, 23 апреля 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости