Три кита молочного бизнеса: профессионал, генетика, технологии

Сегодня молоко потребляют на планете примерно шесть из семи миллиардов человек. И мировой спрос на него возрастает ежегодно на 15 миллионов тонн

Окончание. Начало в номере за 5 марта. с. г.

2. Оптимальная порода только «родной сборки»

Техническое перевооружение сельхозпредприятий, внедрение прогрессивных технологий — сами по себе не панацея. Тем более что иногда за «новые» технологии в силу нашей неосведомленности выдаются те, которые на Западе уже изжили себя. Ключевым звеном на любом производстве и во все времена являлся человек. Какой смысл приобретать дорогостоящий автомобиль, если тот, кому предстоит им управлять, до сих пор держал в руках лишь вожжи!

Многие руководители сельхозпредприятий и даже районного звена все еще не осознали, что в ХХI веке изменилась сама сущность научно-технического прогресса — на смену механическому совершенствованию техники пришли инновации, в корне преобразующие технологию производства.

Современная ферма — не просто помещение, где коров содержат, кормят и доят, а сложная в технологическом отношении молочная фабрика с разделением производственного процесса на операции узкой специализации. Роль доярки здесь существенно упростилась. Ей уже не нужно думать, умная техника сама учитывает все нюансы, требуется всего лишь грамотно управлять технологическим комплексом. Зато неизмеримо возросла роль техника-осеменатора и врача-гинеколога и, конечно, руководителя предприятия. А это учитывают далеко не все.

Звонят как-то из одного животноводческого комплекса — не называю его только потому, что ситуация типичная. «Приезжайте, помогите разобраться, почему падают производственные показатели!» Выясняем: оснащение на ферме, что называется, «с иголочки», лучших зарубежных производителей, на его закупку затрачены немалые средства. Но люди не обучены, система кормления не разработана, животные к новым условиям содержания не подготовлены. В результате надои молока падают, выход телят снизился до 60 голов на сто коров. Это крайне низкий показатель. Объясняем причины, помогаем разработать курс лечения. При этом советуем взять высококвалифицированного врача-гинеколога-осеменатора на постоянную работу и положить ему соответствующую зарплату. Все наши рекомендации были добросовестно выполнены, и через год ситуация кардинально изменилась. Надои выросли вдвое — с 10—11 до 22 литров. Выход телят увеличился до 90.

Пора бы усвоить уже прописную истину: заведующая обычной фермой не может в одночасье стать руководителем современного животноводческого комплекса. Ее (или его) к этому нужно долго и тщательно готовить. И крайне желательно, чтобы оба эти процесса — внедрение новых технологий и подготовка специалистов — шли одновременно и носили системный характер. У нас же зачастую действуют по принципу советских комсомольцев: «Вперед, а там разберемся!»

Отсутствует целостная программа подготовки высококвалифицированных кадров для животноводства. Она ведется с большим отставанием и нередко «в потемках». Как исключение могу назвать учебную научно-производственную молочно-товарную ферму, созданную в Белорусской сельскохозяйственной академии по инициативе ее ректора Александра Курдеко. Здесь в нескольких павильонах демонстрируются различные современные технологии содержания животных. Знакомя меня с ними, проректор академии Николай Гавриченко с гордостью говорил о том, что студенты получают знания, соответствующие мировому уровню. Но это всего лишь первая ласточка. И она не может сделать погоды. Краткосрочные курсы, которые организуются здесь для специалистов по линии Министерства сельского хозяйства и продовольствия, дают им лишь поверхностное представление о том, что и как делать. Было бы наивным, прослушав лекцию экскурсовода в Эрмитаже или Третьяковской галерее, считать себя знатоком изобразительного искусства. Так и тут нужны глубокие познания. Их кавалерийским наскоком не приобретешь. Такую ферму должны иметь каждый сельскохозяйственный вуз, каждый колледж.

За рубежом инвестиции в человека давно уже считают самым выгодным вложением капитала. Исследования, проведенные профессором кафедры образования Пенсильванского университета Робертом Земски совместно с экономистом Лайзой Линч из Школы бизнеса Флетчера при университете Тафта и профессором менеджмента из Уортона Питером Капелли (было проанализировано более 3100 рабочих мест), показали, что при 10-процентном повышении уровня образования суммарная производительность труда возрастает на 8,6 процента. Для сравнения: при таком же увеличении основных фондов производительность труда повышается всего на 3,4 процента. Иначе говоря, предельная прибыль от инвестиций в человеческий капитал почти втрое превышает прибыль от капиталовложений в технику.

Впрочем, не все можно измерить в деньгах. Инвестиции в человека повышают престижность профессии животновода, способствуют привлечению в нее талантливой молодежи. Здесь важны не только материальные, но и моральные факторы. Кого чествуют на ежегодных праздниках «Дажынкі»? Комбайнеров, водителей, которые достигли наивысших результатов во время уборки урожая. Их награждают автомобилями и другими ценными подарками, о них пишут в прессе. Спору нет — передовые механизаторы заслужили такие почести. А много ли мы знаем о тех, кто добился рекордных надоев молока или привеса? А ведь у них труд не сезонный, а каждодневный, с фактически ненормированным рабочим днем. Во времена СССР героев труда знала вся страна. О них писали очерки, у них брали интервью, о них снимали художественные фильмы. После вышедшего на экраны в начале 1940-х годов фильма «Свинарка и пастух», в котором главных героев — свинарку Глашу из Вологодской области и дагестанского пастуха Мусаиба — блестяще сыграли Марина Ладынина и Владимир Зельдин, началось настоящее паломничество молодежи на фермы. Иногда в животноводы просились целыми классами. Незатейливая история любви свинарки и пастуха, беззаветно преданных своей профессии, с триумфом прошла даже в США и других зарубежных странах. А песню «Друга я никогда не забуду, если с ним подружился в Москве» и сейчас еще нередко можно услышать по радио. Практически в каждом районе Беларуси есть животноводы, которым присвоено высшее звание трудового отличия СССР — Герой Социалистического Труда, а также заслуженные работники сельского хозяйства, кавалеры различных орденов. Быть может, стоит вспомнить о том, что не хлебом единым жив человек? Современные животноводы заслуживают не меньшего уважения, чем их советские предки. Думается, при таком подходе к этой нелегкой профессии, получив распределение в колхоз, молодые специалисты не будут под различными благовидными предлогами в массовом порядке уезжать из села в город или отрабатывать два года, как вынужденную, тяжелую повинность.

Чуть подробнее хотелось бы остановиться на организации воспроизводства молочного стада, и в особенности на формировании генофонда. Этой теме у нас в стране уделяется крайне мало внимания, значение генетики все еще недооценивается.

Но сегодня утверждения о том, что белорусская черно-пестрая корова соответствует мировому уровню, которые нередко можно слышать из уст руководителей разного ранга, самообман. Ложный патриотизм — делу помеха. Необходимо прислушаться к ученым РУП «НПЦ по животноводству» Национальной академии наук. В «Белорусской ниве» за 7 апреля 2009 года они отмечают, что наша корова дает на каждые 100 килограммов живого веса 800 литров молока, а американская, голландская, канадская или немецкая — полторы тонны. При этом на получение одного литра молока наша корова затрачивает более одной кормовой единицы, их — 0,8. Слишком разнится и количество молока, получаемого от одной коровы за ее жизнь: у них — .40—60 тонн, у нас — в три-четыре раза меньше. Это — горькая правда. И от нее никуда не деться.

Не хочу сказать, что мы топчемся на месте. Прогресс очевиден. Только за последние 4—5 лет генетический потенциал белорусской коровы возрос на 1—1,5 тысячи килограммов. Средний удой на корову в 2012 году составил 4700 килограммов молока за лактацию. Но если мы хотим пробиться на рынок дальнего зарубежья, племенное дело, селекционную работу, воспроизводство нужно поднимать на качественно иной уровень.

Животноводы высокоразвитых стран мира сотни лет создавали оптимальную для разведения породу. Такой породой является голштино-фризская или, как ее многие называют, голштинская. Сейчас голштинов разводят во всех климатических зонах: от Заполярья до тропиков. На их долю приходятся все мировые рекорды по молочной продуктивности. Одна из рекордисток по кличке Бичер Арлинда Эллен имела за 365 дней лактации удой, равный удою 6—7 белорусских коров. Совершенно очевидно, что без активного использования голштино-фризской породы и речи не может быть о конкурентоспособном молочном производстве. Страны с высокоразвитым молочным скотоводством ежегодно завозят сперму быков мирового генофонда: Япония, Англия — не менее 80 процентов, Чехия, Эстония, Испания — 70, Украина — 60, Польша, Италия — 50, Россия, Франция, Германия — 30 процентов. К сожалению, в Республику Беларусь импортируется менее 5 процентов семени выдающихся животных.

И руководство отрасли, и директора сельхозпредприятий вроде бы это уже осознали. Но на практике коренного перелома в методах воспроизводства молочного стада не произошло. И причина этого опять-таки в нашей неосведомленности, привычке идти по проторенному пути. Большинство хозяйств закупает генетическую продукцию в Венгрии, то есть фактически у посредников. Эта страна сама завозит более 50 процентов используемой спермы из Канады и США и имеет небольшую популяцию скота. На рынок поступает вторичный материал гораздо более низкого качества. Причем многие наши хозяйства закупают не сперму, а нетелей. Тот факт, что это намного дороже, их не смущает. Логика проста: коль деньги выделили, их надо освоить в полном объеме! В результате получается, что под видом голштинов приобретается генетическая продукция с весьма сомнительными свойствами. Знатоки крепких напитков никогда не спутают дорогостоящий коньяк «Наполеон» с дешевым бренди аналогичной марки. А подлинный любитель автомобилей предпочтет родную сборку. Столь же привередливым стоило бы быть и в формировании молочного стада.

Есть целый ряд хозяйств, где это понимают и закупают сперму только от мировых быков-лидеров. Результаты такой продуманной политики налицо — надои здесь значительно превышают средние по стране. К их числу относятся СПК «АК «Снов» Несвижского, СПК «Свислочь» Гродненского, ОАО ПФ «Дружба» Барановичского, СПК «Лариновка» Оршанского, филиал «Агро Бокс Зоотех» СПК «Унибокс» Червенского, СХК ЗАО «Витэкс» Узденского, ЗАО «Агрокомбинат «Заря» Могилевского, ОАО «Александрийское» Шкловского, ОАО «Новая Друть» Белыничского, СПК «Полыковичи» Могилевского районов.

Подлинного прорыва в воспроизводстве молочного стада и, соответственно, дальнейших успехов на мировом рынке мы добьемся, когда как минимум треть его будет сформирована за счет лучшего в мире генетического материала.

Надо навести порядок и в сотрудничестве племенных предприятий с сельхозпроизводителями. Нередко в хозяйства предлагается сперма быков, не прошедших оценку по качеству потомства, или от быков «преклонного возраста». Это нонсенс! Несмотря на настоятельную рекомендацию Министерства сельского хозяйства и продовольствия использовать сперму быков не старше 2005 года рождения. Иной раз даже на фермы с удоями от коровы в 7—8 тысяч литров молока предлагается сперма, не прошедшая оценку высокой достоверности. Так мы собственными руками губим стадо.

Селекционная и зоотехническая наука не стоит на месте. Все более широкое распространение за рубежом приобретают биотехнологии. Одним из новейших направлений является геномная оценка животных с использованием так называемых ДНК-технологий. По ней можно определить, что будет представлять животное в зрелом возрасте, его ценность и продуктивность, выявить генетические аномалии и, располагая такой информацией, отобрать для селекции наиболее выдающихся особей. От них получают либо сперму для осеменения, либо эмбрионы для трансплантации менее продуктивным коровам. Пока на практике геномную оценку животных проводят лишь в нескольких странах.

В нашей стране также проводятся некоторые многообещающие исследования и внедрение новых биотехнологий. По инициативе и поддержке ректора Витольда Пестиса при Гродненском государственном аграрном университете создан биотехнологический Центр по репродукции сельскохозяйственных животных. Коллектив центра под руководством доктора сельскохозяйственных наук Леонида Голубца первым в республике, и по настоящее время единственным, освоил технологию трансвагинальной аспирации ооцитов (OPU) и получение телят IN VITRO, или по-простонародному — «телят из пробирки». Со своими коллегами Л. Голубец проводит в ОАО «Почапово» Пинского района, где создан учебно-практический центр биотехнологии (руководитель М. Попов), практическую работу по внедрению новых биотехнологий. В результате опробован метод получения эмбрионов от доноров путем прижизненной аспирации ооцитов. Они выращиваются и оплодотворяются вне организма. Полученные эмбрионы развиваются вне организма до седьмого дня, после чего или пересаживаются реципиенту, или замораживаются на неопределенный срок. В 2012 году в ОАО «Почапово» впервые в странах бывшего Советского Союза группой Леонида Голубца получены телята от заморожено-оттаянных эмбрионов (IN VITRO).

Разумеется, это пока лишь первые и весьма скромные шаги. Однако они дают надежду племпредприятиям и хозяйствам страны в получении выдающихся животных.

В идеале нужно добиваться того, чтобы получаемую в Беларуси племенную продукцию — семя выдающихся животных, эмбрионы и племенных нетелей — можно было продавать на экспорт, получать дополнительный доход и тем самым повышать рентабельность сельхозпроизводителей. Это будет укреплять наши позиции на мировом рынке, способствовать продвижению Беларуси в разряд стран с мировыми брендами.

Иван КЫССА,

доктор биологических наук, национальный координатор ФАО в Беларуси в области управления генетическими

ресурсами животных

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости