Минск
+23 oC
USD: 2.06
EUR: 2.28

Народная артистка Беларуси Галина Толкачева отметила в начале марта юбилей

Тонкая штучка

Народная артистка Беларуси Галина Толкачева обладает уникальным штучным дарованием, и все, кто видел актрису на сцене, с этим согласятся. Все ее героини — изысканные, чуть надломленные, аристократичные женщины с сильным внутренним стержнем и большим чувством внутреннего достоинства. Ее роли в спектаклях “Оптимистическая трагедия”, “...Забыть Герострата!”, “Поминальная молитва”, “Лес”, “Сымон-музыка”, “Апельсиновое вино” вписаны в славную и богатую историю белорусского театра. Всю жизнь Галина Семеновна проработала (хотя в театрах не работают, заметят ревностные поклонники, а служат, и будут совершенно правы) в Купаловском театре. Вместе с однокурсниками Марией Захаревич, Геннадием Овсянниковым, Виктором Тарасовым и Татьяной Бобко ее позвали в ведущий театр страны после окончания театрально-художественного института. Учились они на курсе народного артиста Белорусской ССР, лауреата двух Сталинских премий Константина Санникова.


Галина Толкачева одарила своим талантом и независимые театральные проекты. Многие минчане помнят постановки “Как важно быть серьезным” по Оскару Уайльду, “Три высокие женщины” по Эдварду Олби.


— Галина Семеновна — мой педагог и мой большой друг, — говорит главный режиссер Нового драматического театра Сергей Куликовский, постановщик спектаклей с ее участием “Апельсиновое вино”, “Как важно быть серьезным”, “Три высокие женщины”. На мой взгляд, это выдающаяся актриса, которая, по большому счету, так и не прижилась в Купаловском театре. Она играла очень хорошие роли, но их всегда было непростительно мало. Этот нездешний прищур, эта стрижка, этот макияж... Играла зарубежные роли в американских, английских, бельгийских пьесах. И это у нее получалось. За короткую юбку ее хотели исключить из комсомола в театрально-художественном институте.

Сегодня театралы вспоминают множество ярких эпизодов, связанных с Галиной Толкачевой. Когда режиссер Рубен Агамирзян ставил пьесу Григория Горина “...Забыть Герострата!” и что-то не получалось, Толкачева принесла из дома флакончик французских духов, побрызгала ими руки, и роль Клементины, что называется, вдруг пошла и покатилась. У многих зрителей мороз шел по коже, когда она в образе Комиссара в “Оптимистической трагедии” стреляла из револьвера, вопрошая: “Кто еще хочет комиссарского тела?..”

В спектакле “104 страницы про любовь” в 1965 году Галина Толкачева сыграла роль стюардессы Наташи. И стала лучшей исполнительницей этой роли, по общему мнению, на всем пространстве Советского Союза. Легенда гласит, что буквально на следующий день после премьеры Галина Семеновна получила звание заслуженной артистки. В “Святая святых” по пьесе Анатолия Делендика зрителей приводил в восторг дуэт Толкачевой с Виктором Тарасовым. Некоторые критики считали, что Галина Семеновна вместе с Августом Миловановым играли в “Поминальной молитве” режиссера Бориса Эрина по пьесе Григория Горина точнее их московских коллег. А еще были такие актерские удачи, как Элеонора в “Месье Амилькаре” и Гурмыжская в “Лесе”. В “Ревизоре” Валерия Раевского дуэт Галины Толкачевой и Елены Сидоровой многих доводил до колик в животе. Они играли жену и дочь Городничего. Заслуженная артистка Беларуси Елена Сидорова вспоминает сегодня:


— Работалось нам в “Ревизоре” замечательно. Это была одна из первых моих ролей. Партнерами были Виктор Тарасов и Галина Толкачева. Хлестакова замечательно играл Евгений Крыжановский. Мне было легко, никакие авторитеты не довлели, это не в традиции нашего театра, потому что если тебя принимают в такой театр, то принимают как в семью. К тому же мой папа, артист Юрий Сидоров, рыбачил с супругом Галины Семеновны Августом Миловановым и был моим любимым педагогом в театральном институте. С их семьей я была знакома. Это редкая семья... Тот случай, когда муж и жена — единое целое. И когда говоришь об одном из них, нельзя не сказать о втором. В “Ревизоре” Галина Толкачева была красавицей, звездой и богиней. Изысканной и замечательной. В жизни настоящая театральная примадонна, которую нельзя было представить без маникюра.

...Готовясь к нашему разговору, я вдруг обнаружила, что во многих спектаклях мы с ней были связаны либо родственными, либо какими-то кармическими связями... Первый спектакль Николая Пинигина в Купаловском театре — “Женщина с моря”. Галина Семеновна играла главную героиню, я — ее приемную дочь. Героиня Ибсена считала, что живет не в своем мире, не в той семье. Ей хотелось улететь куда-то. И Галина Семеновна была таким небесным созданием. Потрясающие руки, длинные пальцы, светящиеся глаза. Казалось, что она не касается ногами земли.


Я не очень понимаю, что такое “советская” и “не советская” актриса. Я такими категориями о театре никогда не рассуждаю. Ее сценическая судьба сложилась, по-моему, неплохо. Она играла хороший репертуар. Конечно, такая красавица, обладающая умом и интеллектом, начитанная и образованная, могла играть больше. Жаль, что не сложилась карьера в кино. Ее Голда в знаменитой “Поминальной молитве” Бориса Эрина по пьесе Григория Горина, на мой взгляд, была ролью на преодоление. Аристократка Толкачева должна была играть деревенскую женщину. В этом спектакле я снова играла ее дочь Цейтл. Видела, что роль ей трудно давалась. Но в сцене смерти Голды весь зал рыдал.


После был спектакль “Жудасныя бацькі” по Жану Кокто на Малой сцене Купаловского театра в постановке Нины Пискаревой. Я была заворожена ее Ивонной, которую было так жалко! У нее просто болезненно блестели глаза. Я влюбилась в ее роль. Но сразу подумала: “Как же я войду в такой рисунок? Как мне быть достойной этого уровня, который она задает с первой сцены?” Очень любила этот спектакль. Играла роль Мадлен. И потом, когда Нина Пискарева много лет спустя поставила его в антрепризном варианте, то играла уже роль Галины Семеновны — роль Ивонны.

Был спектакль “Пакуль мамы няма дома” по пьесе Нила Саймона “Последний пылкий влюбленный”. Мы собачники с большим стажем. В ее персонаже я видела глаза ее любимого пуделька Джулечки. Она была такая же трогательная, застенчивая и растерянная... В “Лесе” никто не сомневался, что в такую Гурмыжскую может влюбиться молодой человек. Я играла Аксюшу. Еще одна наша замечательная работа в антрепризе — “Три высокие женщины”. Пьесу Эдварда Олби поначалу никто из нас не понял. После репетиций часто заходили в кафе, пили кофе, что-то обсуждали. Мы ведь играли одну и ту же женщину, только в разном возрасте.

С прошедшим юбилеем, дорогая Галина Семеновна! Долгие лета!

ЦИТАТЫ ГАЛИНЫ ТОЛКАЧЕВОЙ
“Я вам одним словом скажу: старость — это печально. Вот так. Одним словом. Печально”.
“С кино у меня никаких отношений не сложилось. В массовке только где-то выходила. Камеры до сих пор боюсь”.
“С каждым новым званием у меня было все меньше и меньше ролей. Вот это я помню: когда была в подающих надежды — ролей было очень много, после “заслуженной” — играла чуть меньше, а после звания “народная” — совсем перестали приглашать в новые постановки”.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...