Минск
+4 oC
USD: 2.04
EUR: 2.26

Какие выводы сделаны после стресс-тестов на БелАЭС? Рассказывает представитель Госатомнадзора Юлианна Крюк

Тесты пройдены, что дальше?

В 2011 году из-за землетрясения и цунами на атомной электростанции «Фукусима-дайити» в Японии произошла авария. После чего весь мир и прежде всего европейцы задались вопросом: насколько их атомные станции защищены от экстремальных природных явлений? В итоге было решено пересмотреть безопасность АЭС, основываясь на стресс-тестах. Как с их помощью проверялась надежность Белорусской АЭС и какие выводы сделаны? Об этом нам рассказала начальник управления науки, информации и международного сотрудничества Департамента по ядерной и радиационной безопасности Министерства по чрезвычайным ситуациям (Госатомнадзора) Юлианна Крюк. К слову, БелАЭС — единственная прошедшая стресс-тесты по новым, более жестким стандартам и требованиям. 

фото  белта
После аварии на АЭС «Фукусима» стресс-тесты проводились на атомных электростанциях в странах Евросоюза, Украине и Швейцарии. Несколько позднее — в Армении. Цель таких оценок — дать национальным регуляторам в сфере ядерной безопасности ценные практические рекомендации по дальнейшему повышению уровня безопасности.
Согласно техтребованиям Европейской группы регуляторов ядерной безопасности ENSREG, такая разовая внеплановая проверка, как стресс-тесты, включает подробный анализ экстремальных природных явлений и их комбинаций, которые могут влиять на безопасность АЭС и привести к тяжелой аварии (с повреждением активной зоны). Во время такой оценки смотрят, каковы «запасы безопасности». К примеру, если по проекту БелАЭС должна выдерживать землетрясение в 7 баллов или подтопление до определенного уровня, то каковы сверх этого реальные показатели прочности? На Островецкой станции стресс-тесты проходили в три этапа, знакомит с ситуацией Юлианна Крюк:

— Первый — само­оценка. С 2016 года специалисты БелАЭС при помощи российских партнеров анализировали проектные и организационные решения, позволяющие станции противостоять экстремальным природным воздействиям и их сочетанию, управлять и реагировать на последствия потери электроснабжения АЭС и теплоносителя (воды). Оценивали достаточность техсредств для защиты от радиации населения и окружающей среды и так далее. Конечно, никто не устраивал, скажем так, землетрясений и затоплений на площадках (этого не делает ни одна страна), — шла основательная исследовательская, аналитическая работа с проектной документацией и компьютерными программами, позволяющими моделировать поведение АЭС в различных состояниях. 


Следующий этап — подготовка национального доклада о целевой переоценке безопасности электростанции по результатам анализа самооценки БелАЭС. Здесь привлекались специалисты МЧС, Минприроды, Минздрава, Национальной академии наук. Доклад также включал предложения по дополнительному повышению уровня безопасности. 

Партнерская проверка результатов стресс-тестов БелАЭС европейскими экспертами стала завершающей стадией, она длилась с осени 2017-го по лето прошлого года. До визита в страну зарубежные специалисты ознакомились с уже проделанной работой, проектом АЭС-2006, национальным докладом о стресс-тестах и могли задать свои вопросы, уточнить особенности систем безопасности. Всего поступило более 460 вопросов, на все белорусская сторона дала развернутые ответы. В Беларуси эксперты имели возможность также пообщаться с проектировщиками станции, посетить ее в Островце и увидеть устройство систем безопасности уже не на бумаге, а в действительности. 

Что показала внеплановая оценка? На БелАЭС имеются дополнительные запасы безопасности по всем исследованным направлениям. «В итоге эксперты ENSREG представили нам отчет о партнерской проверке и свои рекомендации, — продолжает представитель Госатомнадзора. — Они, как и полученные ранее нашими специалистами результаты, анализировались и легли в основу Национального плана действий по итогам стресс-тестов. Некоторые из рекомендаций — о необходимости провести дополнительные аналитические и научные работы. К примеру, рекомендовано изучить разработанный в 2018 году сейсмический вероятностный анализ безопасности БелАЭС. Однако он подлежит экспертизе независимо от результатов стресс-тестов, поскольку входит в комплект документов, поданных ГП «Белорусская АЭС» на получение лицензии на эксплуатацию энергоблока № 1». 

Также зарубежные коллеги советовали белорусам дополнительно исследовать природу Гудогайского сейсмического события 1908 года (по его поводу, напомню, в научных кругах нет единого мнения). Такую работу по заказу Госатомнадзора уже выполняет Центр геофизического мониторинга НАН Беларуси. Это достаточно серьезное научное исследование, которое, говорит моя собеседница, может привести к внесению изменений в каталоги сейсмических событий не только нашей страны. 


В качестве передовой практики, позволяющей БелАЭС противостоять неблагоприятным природным воздействиям, европейские эксперты отметили ряд технических и организационных решений. Например, системы пассивного теплоотвода парогенератора и защитной оболочки. Обе способны работать в автономном режиме даже при полном обесточивании станции. Кроме того, на каждом энергоблоке имеется ловушка расплава, способная локализовать, охлаждать и стабилизировать расплавленный кориум (лавообразный сплав содержимого ядерного реактора), предотвращая его попадание в окружающую среду. 

Иностранные специалисты положительно отметили также возможности по подготовке персонала станции. В частности, учебный центр с его полномасштабным тренажером, на котором можно моделировать как рядовые ситуации, так и тяжелые аварии. По сути, это помещение один в один как блочный щит управления атомной электростанции, с одной лишь разницей: вместо энергоблока — компьютеры. Положительные мнения звучали и по поводу аварийно-спасательного подразделения на площадке ­БелАЭС, его оснащения для реагирования на возможные аварии и уровня подготовки работников. 

Были отмечены также тесные связи внутри страны и на международном уровне с проектировщиками, научными центрами и надзорными организациями, Московским центром WANO (World Association of Nuclear Operators) и другими заинтересованными в вопросах безопасной эксплуатации атомной электростанции. 

Каждый этап, не скрывает Юлианна Крюк, был трудоемким. За три года стресс-тестов проделана колоссальная работа, которой в итоге дана положительная оценка. Особо замечу, что впервые при проведении партнерской проверки применялись критерии оценки, предлагаемые новыми стандартами МАГАТЭ 2016 года и требованиями WENRA 2014-го. В совокупности с тем, что во время стресс-тестов проект АЭС-2006 с повышенными характеристиками безопасности и реакторами ВВЭР-1200 оценивался впервые, этот опыт в профессиональном плане был полезен и европейским экспертам. 

— Партнерские проверки помогают всем участникам лучше разобраться в вопросе, — делится наблюдениями Ю.Крюк. — При работе над национальным планом Госатомнадзор с партнерами детально проанализировал каждую рекомендацию зарубежных экспертов, выводы белорусов, после чего выработал ряд мероприятий и определил сроки их выполнения. Бесспорный приоритет здесь — безопасность. 

Учитывая интерес общественности и научного сообщества не только Беларуси, но и других стран, результаты партнерской проверки были представлены в Брюсселе и Минске. Итоги стресс-тестов БелАЭС также публиковались на сайтах ENSREG и Госатомнадзора, озвучивались в СМИ, на пресс-конференции и т.д. Любая из таких международных миссий, проверок проводится прежде всего для применения в своем государстве, напоминает руководитель управления Госатомнадзора. Они нужны не для того, чтобы нас похвалили, их ценность — в практических рекомендациях по повышению уровня безопасности станции. 

Кстати, сам Национальный план действий по итогам стресс-тестов на ­БелАЭС уже можно найти в открытом доступе. Он содержит значительную описательную часть, где рассказывается, как устроена наша система ядерной радиационной безопасности, как проводятся лицензирование и надзор. Подробно описывается, как проходили стресс-тесты и что они показали. Детально представлена логика построения дальнейших действий. Также на сайте Госатомнадзора публикуется актуальная информация о том, что происходит сейчас и как выполняется намеченное. 
Национальный план действий по итогам проведения стресс-тестов Белорусской АЭС опубликован на сайте Департамента по ядерной и радиационной безопасности МЧС Беларуси. Документ содержит мероприятия по повышению уровня безопасности АЭС, которые были сформированы по итогам стресс-тестов станции и партнерской проверки. Последняя проведена на БелАЭС Европейской группой регулирующих органов ядерной безопасности ENSREG в 2017 — 2018 годах.
gladkaya@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Сергей ЛОЗЮК , Алексей МАТЮШ
5
Загрузка...