Там, где корни

Для кого–то малая родина в буквальном смысле слова — малая. В каждом районе есть деревни, где всего одна улица и домов — по пальцам пересчитать. И хотя урбанизация делает свое дело, убеждаюсь всякий раз, бывая здесь в командировках, малые поселения продолжают быть местом внутренней силы. Благодаря хранителям.

Фото БЕЛТА

Они такие, как все деревенские. Обычные сельчане, которых детство, дом, семья, работа морским узлом связала с родным уголком. И другого, если спросить, им не надо. Вот эта дубрава, речка за огородами, аист на столбе, скрипучий колодец, утренняя перекличка с соседями — «живы–здоровы», пес–охламон, не ведающий цепи. Однако хранителям мало быть наполненными неспешным покоем. Только замолви словечко о мечте, и — как один: «Только бы жила родная деревня». Тем себя и выдают.

Но им ли переломить тренд нашего века, закрученного на рациональности, скорости и комфорте? В ответ на мои осторожные сомнения такие люди обычно добродушно машут рукой. Мол, что за праздные вопросы: делай что можешь. А там время все расставит по своим местам.

Часто вспоминаю Николая Константиновича Ключинского, старожила из Чечерского района, который после аварии на ЧАЭС не уехал из родной деревни, даже когда отселили всех до единого. Вместе с супругой остался сначала хранить сельскую церковь, а потом, когда храм сгорел во время лесного пожара, просто беречь родной угол. Порядок на пустынной улице, облагороженное и огороженное место, где стояла церковь, подпорки для гнезд окрестных ласточек и домики для скворцов. Когда все это увидела впервые, изумилась: «Кому это нужно?» Ключинские даже не обиделись: «Нам и тем, кто сюда вернется».

Вот и Людмила Ефимовна Нидодирова, жительница добрушского поселка с оптимистичным названием Надежда, где дворов — раз–два и обчелся, мне о том же. Каждый сезон вместе с супругом подсаживают ели да сосны в начале одной–единственной улицы. Так подпитывают силами опустевшую за последние полвека деревню. Несколько лет назад пенсионерка записала историю поселка, разменявшего сто лет, чтобы сохранить память о нем. Нетрудно, говорит, было: «Это, считай, летопись моего рода». Дед закладывал Надежду, мама руководила первым местным хозяйством, Людмила Ефимовна здесь же родилась, семью создала, учила детей в школе соседней деревни. Несколько лет назад в лесном массиве за поселком обустроила с детворой партизанскую криничку, чтобы не забывалось, что в годы войны пережила Надежда. Такие ее посильные хлопоты ради продолжения деревенских будней. Нанизывает верные знаки будущего Надежды, словно бусины на нитку: «Вот из города две семьи к нам перебрались, а еще один крепкий человек выкупил участок и обещает построить агроусадьбу».

Думаю, потому же в деревне Беседки Петриковского района местный пенсионер Геннадий Шевко начал строительство церкви в пустовавшем доме. Староста деревни Новая Гусевица Буда–Кошелевского района Александр Минков по своей доброй воле создает галереи сказочных персонажей в сельском парке.

Вроде малые хлопоты. Только в них простая наука. Любовь к месту, где родился и поднялся, — это не только слова. Это еще и дела. Именно они поддерживают их внутреннюю силу. Как говорят хранители, делай что можешь. А время все расставит по своим местам.

draluk@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...