Там, где дуб шумел

Экологи бьют тревогу: В стране участились случаи вырубок деревьев ценных пород

…Здесь, на склоне горы, еще совсем недавно красовались величественные дубы. Судя по всему, когда-то неподалеку располагалась панская усадьба, а дубовая роща была ее достопримечательностью. Дубы вековые — некоторые руками не обхватить. Но, увы, теперь роща значительно уменьшилась, о ее истинной красоте можно лишь догадываться. На месте могучих стволов и пышных крон деревьев остались только пни. Корреспондент «Рэспублікі» побывала в деревне Кузнецово Витебского района и узнала, почему незаконная вырубка здесь стала возможной.

Инспекторы Минприроды Александр Савицкий и Ирина Норкус работают на месте незаконной вырубки дубовой рощи.

Застали с поличным

Начальник Витебской районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Александр Савицкий делится подробностями печальной истории:

— Смотрите, по оголенной части склона уже понятно, какая судьба ждала остальные насаждения. К счастью, большую часть рощи удалось спасти. Исключительно благодаря дачникам, которые нам позвонили и сообщили: возле кладбища вырубают дубы. Когда мы приехали, вырубка шла полным ходом. Тут же — штабели деловой древесины…

Они и сейчас еще валяются здесь — остатки толстых дубовых бревен, рядом «кровоточат» пеньки берез. Как такое стало возможным? Стали разбираться. Оказалось, что одна из районных организаций заключила договор подряда с местным сельисполкомом на благоустройство кладбища и вырубку сухих и аварийных деревьев. Но ретивые лесорубы вышли далеко за пределы места упокоения. Видимо, их соблазнила ценная древесина. В объяснениях рабочие признались: официальные границы кладбища им никто не указал, с документами не ознакомил. Кстати, как выяснилось позже, соответствующей документации, которая бы четко определяла границы захоронений, и вовсе не существует. Ее попытались оформить уже после случившегося, но получить права на земельный участок с учетом вырубленной территории не удалось.

А в тот момент «благоустроители», которых застали с поличным, твердили одно: деревья, расположенные в полусотне метров от могилок на крутом склоне, мешали им якобы развернуться и обеспечить соблюдение техники безопасности при проведении работ. Поэтому, мол, под срез и пошли 6 совершенно здоровых дубов диаметром 56—85 сантиметров, а также две большие березы и осина. Вот только очевидно, что препятствий для подъезда к кладбищу не было и нет. А сейчас среди памятников и крестов отчетливо вырисовываются сухие деревья — их лесорубы почему-то не тронули, предпочли врезаться в вековую рощу, расположенную за кладбищем.

Привлекательность дубовой древесины понятна. Судя по множеству объявлений в интернете, продать ее даже кругляком очень выгодно — свыше 200 долларов за метр кубический. Что уж говорить о пиломатериалах. Необрезная дубовая доска стоит от 500 евро за кубометр и выше. Так что дровосеки очень «правильно» заблудились в шести дубах…


ЧП не районного масштаба

В настоящее время районная инспекция природных ресурсов и охраны окружающей среды передала материалы дела в правоохранительные органы для дачи правовой оценки. Вполне возможно, что будет возбуждено уголовное дело. Ущерб тянет на особо крупный размер — 6697 рублей. И компенсировать его виновным в любом случае придется.

Александр Савицкий считает, что данная проблема — далеко не районного масштаба. Почва для подобных правонарушений появилась из-за нестыковок в законодательстве. В вышеописанном случае привлечение лесорубов к ответственности стало возможным лишь потому, что они вышли за пределы кладбищенской территории. Но если бы вырубили, скажем, дубы средь могил — никто никаких претензий им предъявить не смог бы. Эти территории не подпадают под закон о растительном мире, здесь действует исключительно закон о погребении и похоронном деле. Который, как вы понимаете, весьма далек от понятий лесных богатств. Простым языком говоря, на кладбище при желании можно вырубить все подчистую — никто слова не скажет. В последнее время, к сожалению, таким правом часто пользуются организации, обслуживающие места упокоения. Вырубленный здесь лес идет в котельные и продается населению на дрова. После случая в Кузнецово инспекторы собираются проверить и другие кладбища района, может быть, и там лесорубы добровольно расширили свою «зону ответственности».

Недавно Витебский областной комитет природных ресурсов и охраны окружающей среды на республиканский уровень вынес свои предложения по данному вопросу. Экологи уверены: вся растительность имеет право на защиту. Разумеется, это не касается вынужденных работ по уходу за территориями кладбищ.


Думать, а потом рубить

Проблема, конечно, непростая и в чем-то спорная. Вместе с заведующей сектором по работе с обращениями граждан и юридических лиц Витебского райисполкома Татьяной Ващенко, председателем Мазоловского сельсовета Леонидом Дубиной и заместителем директора УП ЖКХ «Витрайкомхоз» Владимиром Гусаковым мы побывали еще на одном объекте. А поводом стало аналогичное обращение к главе района жителя деревни Тетерки о массовой вырубке на могилках. Действительно, на местном кладбище пришлось удалить около двух десятков деревьев. Правда, за границы территории сотрудники
ЖКХ, у которых оно находится на балансе, не выходили. Вблизи оград и даже внутри некоторых спилены огромные, свыше метра в диаметре, сосны. Большинство сельчан теперь благодарны: они боялись за сохранность памятников, так как ураганы в этих местах — явление довольно частое. Вот и сейчас некоторые деревья уже угрожающе нагнулись, есть и с отломанными верхушками — работы для лесорубов еще много. На кладбище — добрых три сотни больших деревьев. Вышка подойти не сможет, вырубать оставшиеся аварийные стволы придется с помощью альпинистов. А ведь за каждую проблемную сосну или березу специалисты требуют не менее 200 рублей. Где взять деньги? Владимир Гусаков уверен — в любом случае порядок наводить надо:

— Случись завтра ветровал, кладбищу будет нанесен серьезный ущерб. Люди начнут добиваться компенсации, так что тут палка о двух концах. Сегодня кое-кто недоволен, что срезаем, а завтра он же побежит жаловаться на непринятие мер. Кстати, мы всю вырубленную древесину законным образом оприходуем по накладной. Лес идет на пилораму — из него делаем заборы, коробки и дверные полотна, используем пиломатериалы для ремонтных работ. Сучья — в котельную. Обслуживаем по району свыше 100 кладбищ, так что работы — край непочатый.

Где же выход? Пока не внесены какие-либо изменения в Лесной кодекс, остается лишь уповать на благоразумие местных органов власти и обслуживающих кладбища организаций. В любом случае варварских методов наведения порядка, а точнее завуалированных корыстных интересов, здесь быть не должно. Так же как и незаконных вырубок на любых территориях.

ОФИЦИАЛЬНО

По информации Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды, только в первом квартале текущего года по фактам незаконной вырубки в населенных пунктах к административной ответственности в стране привлечено около 50 человек. Так, в деревне Лахва Лунинецкого района было уничтожено 8 деревьев, в агрогородке Горбаха Ивановского района — 19. В Минской области инициировали возбуждение уголовного дела по факту незаконной вырубки в Борисовском районе — там на территории исторического ботанического парка было уничтожено 12 деревьев. Это сделали двое безработных, соблазнившись вязами и ясенем… Ущерб — почти 15 тысяч рублей.

a_veresk@mail.ru

Фото автора.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости