Госсектор все еще остается весьма важной составляющей нашей экономики

Тактика выжженной земли

Сторонники «перемен» явно скатываются в противоречия. Политическое крыло активно призывает к забастовкам, делая упор на государственные предприятия. Мол, так лишим режим «кормильца». Экономическое крыло, не отвергая протесты, поет совершенно другие куплеты: для экономического процветания необходимо реформировать госсектор. Мол, он убыточный, неактуальный, устаревший и тормозит прогресс. Я уже не надеюсь с той стороны услышать стройную концепцию экономических перемен с четкими цифрами, причинно-следственными связями и хотя бы элементами математического моделирования. Но привели бы в общих чертах концепции к единому знаменателю и определились: госсектор все-таки убыточная гиря или кормилец?! А если кормилец, то зачем его реструктуризировать и приватизировать в срочном порядке?! 


Да, госсектор не идеален. Но если препарировать любую крупную транснациональную корпорацию (европейскую, американскую, российскую), найдется широкое поле для критики. И историй просчетов, убыточности и банкротства хватает в «идеальном» деловом западном мире. Несомненно, среди государственных и коммунальных предприятий есть и проблемные, и неперспективные, и убыточные активы. Но в целом наш промышленный сектор прибыльный. В прошлые годы приносил по 800 миллионов долларов только дивидендов. А на поддержку, даже с учетом выплаты кредитов по гарантиям Правительства, тратили из казны только треть этой суммы. И по налоговым поступлениям наши гиганты являются ключевыми донорами бюджета. Большинство-то государственных компаний живет на общих налоговых режимах. Частные компании зачастую грешат различными схемами оптимизации. Повальный тренд крупных частных компаний. Кстати, почему буянит народ во Франции и США? Причин много. Но одна из них — не совсем справедливое налогообложение. Это мягко говоря. А если по-простому, то сформировалась система, при которой чем крупнее компания, тем меньше платит налогов. Западные государства уже давно ведут войну с крупным бизнесом за деофшоризацию их финансовых потоков. Но пока побеждает крупный капитал. Что принципиально не устраивает малый и средний бизнес, который несет в странах капиталистической мечты ключевую налоговую нагрузку. В Беларуси малый бизнес традиционно плачет, но объективно кормильцами страны являются крупные предприятия. И большинство из них — государственной формы собственности. В крупных индустриальных проектах частники не очень заметны. Есть редкие случаи, но входят они с инвестициями на весьма льготных условиях. С точки зрения создания рабочих мест, возможно, приемлемо. А вот казне достается относительно немного. 

Поэтому надо признать: госсектор является весьма важной составляющей нашей экономики. А удар по ней — одна из стратегий захвата страны. Она стара как мир. Не раз использовалась в войнах. Развал экономики противника — своеобразный шантаж населения. Мол, выполните наши требования, и все закончится. Другой логики нет. С этой целью и немцы, и Британия с союзниками бомбили города противника. Чтобы сломить способность населения к сопротивлению. Факт исторический. Правда, речь шла о враге, которого хотели победить, раздавить, уничтожить, завоевать, наконец, но не подарить светлое будущее. 

Странные какие-то воззрения у «революционеров» новой волны. С одной стороны, грозят белорусам всеобщим процветанием после своей победы. Но победить собираются через развал экономики: чтобы стать богатым, сожги свой дом?! 

Впрочем, удар по госсектору обладает еще одним интересным стратегическим прицелом: приватизация наших «бесперспективных» активов. Конечно, по рыночным ценам. Правда, рыночная цена — в значительной степени теоретическая абстракция. Не верите? Поспрашивайте профессиональных оценщиков. Разных методологий и подсчетов множество. Поэтому и есть шутка: у двух оценщиков получается три результата. И все они правильные. Вопрос, сколько по времени актив будешь продавать. Продавали автомобиль — знаете: выставь «коня» за три копейки — через полчаса покупатель найдется, поставишь высокие котировки — тоже купят. Лет через 25, когда машина из развалюхи трансформируется в винтаж, а то и раритет. 

Судя по всему, в планах реформаторов приватизацию проводить ускоренными темпами. Ну и цена будет соответствующей. Банкиры такие подходы используют, когда имущество под залог берут. И оперируют не рыночной, а ликвидационной стоимостью: цена, по которой можно продать быстро. А это недорого. Иногда и за бесценок. И наши «убыточные» предприятия окажутся очень даже востребованными. А вот в какую сторону поплывут 800 миллионов долларов дивидендов — интересный вопрос... 

volchkov@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК