Таблетка не меняет гражданство

Чего ждать покупателям и производителям от единого рынка лекарств ЕАЭС

С началом холодов количество покупателей в аптеках заметно увеличивается. Как не растеряться и выбрать из всего многообразия эффективный и адекватный по цене препарат? Могут ли исчезнуть с прилавков импортные таблетки? Что произойдет, когда заработает единый рынок лекарственных средств ЕАЭС? Некоторые потребители опасаются, что к нам может массово хлынуть контрафактный товар, а производители боятся недобросовестной конкуренции… Мы заглянули в аптеки Минска, посетили производство в Логойске и пообщались с руководством Департамента фармацевтической промышленности, чтобы найти ответы на все эти вопросы.



Пилюля рубль бережет


«Не бери много, с нового года таблетки подешевеют», — приятельница в очереди напутствовала другую. Всем, конечно же, стало интересно: как так? «Так россияне и армяне смогут свободно поставлять к нам свои препараты», — пояснила хорошо информированная гражданка. Народ только повел плечами, мол, о таком не слышали, но было бы логично ожидать снижения цен, раз появится больше выбора. А что по этому поводу думают в самих аптеках? Мы прислушались к мнениям специалистов на местах, а заодно узнали, сколько на полках импорта и доверяют ли покупатели нашим лекарствам. 

Судя по отзывам фармацевтов и провизоров, особым спросом пользуются наши лекарства в регионах. Звоним в один из городов Гомельской области:

— Зарплаты здесь ниже, поэтому люди берут то, что им по карману. К тому же к нам идут с льготными рецептами, — поясняет фармацевт Вера Степанец. — Хорошо, что в последнее время появляется все больше альтернативы от наших производителей, иначе бы пенсионерам и молодым родителям пришлось вспоминать народную медицину. 

Аптеки предлагают широкий ассортимент препаратов по разной цене.
Фото БЕЛТА

Продавцы в аптеках подмечают: лекарства от наших производителей дешевле импортных в среднем на треть. Для сравнения возьмем популярные в ненастье и холода противовирусные препараты и витамины. Например, наш «Орвиколд» в порошках стоит 4,2—7 рублей за упаковку, французский «Колдрекс» — около 14 рублей, швейцарский «ТераФлю» — 12—17 рублей. Две пластинки российского «Арбидола» в капсулах обойдутся в 11—15 рублей, наш «Арпетол» — в 7—10. Немецкий «АЦЦ» потянет на 7—9 рублей, стоимость швейцарского «Флиумуцила» доходит до 12 рублей, наш «Ацецезон» стоит максимум 4 рубля, но будет в порошках. 

— Мы знаем нашего покупателя, поэтому стараемся по максимуму предложить ему недорогие средства. Оттого у нас на полках в разное время 70—80 процентов — белорусского. Есть и популярные импортные препараты, которые берут годами. Если чего-то нет у нас, можно наведаться в частную аптеку через дорогу. Чтобы не гонять напрасно бабушек, мы можем позвонить коллегам и уточнить у них наличие нужных препаратов, — вводит в курс дела Вера Максимовна и уточняет: — В частной аптеке импорта побольше будет. 

Похожая ситуация наблюдается и в других областях, например в Брестской. Провизор Галина Николаевна, работающая в частной аптеке, подтверждает: у них примерно половина ассортимента — наши лекарства, такая же доля — импорта. 

— Мы не навязываем ничей товар. Как правило, в рецептах пишут международные названия, мы предлагаем три препарата на выбор. Часто покупатель первым делом смотрит на цену. Особенно на это обращают внимание пенсионеры и молодые родители. Но если человек раньше пил импортное лекарство, старается не изменять привычке. Раз заболевание хроническое, даже психологически сложно переходить на другой препарат, — поясняет Галина Николаевна. 

Ее слова подтверждает Дмитрий Куприянович, покупатель одной из аптек на минской улице Притыцкого:

— Раньше брал латвийский «Милдронат» за 15 рублей, но в последние пару месяцев не могу его найти, заменяю нашим «Мельдоний-МИК» за 5. Вроде ничего. 

Аптекарь Екатерина Гуринович просит посетителя подождать еще немного, мол, бывает, что импортные препараты исчезают ненадолго: то возникают нюансы с поставками, то лекарство проходит перерегистрацию в Минздраве. Девушка замечает: в последнее время за сердечными препаратами к ней часто заглядывают молодые мужчины. Прошу поискать лекарства из Армении, Казахстана или Кыргызстана — Екатерина разводит руками.

— Даже из Китая, с которым мы очень дружны, припомню только два препарата. Из стран ЕАЭС у нас разве что российские лекарства. Придут ли к нам препараты из других стран Евразийского экономического союза? Сомневаюсь. Производители ведь тоже просчитывают свою экономику, смотрят на рынок сбыта, а он у нас просел. Хорошо идет то, что дешевле. К тому же им придется вложиться в продвижение неизвестных раньше средств. Заметила, что даже россияне и прибалты, по сути, ничего нового не предлагают: в основном поставляют хорошо известные лекарства, которые не нуждаются в рекламе и которым уже доверяют. Основную массу нового дают наши производители, которые постоянно расширяют линейку. Другое дело, что по привычке мы не склонны доверять ничему своему.

Мария ДРУК

druk@sb.by

Одна на всех таблетка


Единый рынок лекарств ЕАЭС может начать работу уже к концу года. Чего ждать от него простому покупателю: скажутся ли новые условия на ценах белорусских и импортных таблеток? Не получится ли так, что зарубежные пилюли вытеснят с полок наши препараты? Мы разбирались в этих нюансах, развеивали мифы о контрафактной продукции и выясняли, как импортная начинка продается в белорусской упаковке, вместе с заместителем директора Департамента фармацевтической промышленности Министерства здравоохранения Виктором ШЕИНЫМ (на снимке). 

Точной даты, когда станет работать единый рынок лекарств, пока нет. Работу над ним начали более двух лет назад, и стороны рассчитывали, что равные условия для игроков будут действовать уже с января этого года. Однако интеграционные вопросы тем и сложны, что прийти к согласию получается не всегда быстро. Предполагается, что единый механизм будет налаживаться поэтапно. Летом в Евразийской экономической комиссии озвучили новые сроки — до конца 2016-го. Что подразумевают общие правила игры? Прежде всего, признание принципа единства регистрации на территории всего союза.

— Будет работать упрощенная схема, по которой мы сможем регистрировать лекарственные средства в России, Казахстане, Армении, Кыргызстане, — говорит Виктор Шеин. — Это будет принцип взаимного признания всех испытаний (доклинических, клинических), направленных на подтверждение качества лекарств, а также выполнение требований надлежащих практик в области производства. 


Это означает, что все страны ЕАЭС будут признавать и действия инспекторов по оценке соответствия производств лекарственных средств требованиям GXP (Надлежащей практики), и результаты всех испытаний препарата, предшествующих его регистрации. Сейчас для получения регистрации нового лекарственного средства на внешнем рынке производители тратят сотни тысяч долларов и ждут порой не один год. Согласно новым правилам регистрация будет проводиться в одной из стран — членов ЕАЭС, в остальных странах — участницах ЕАЭС будет проводиться процедура «признания», что позволит сократить время на регистрацию до 3—6 месяцев. В Департаменте фармацевтической промышленности такой подход называют «принципом взаимного признания и доверия».

Стоит ли бояться потребителю того, что открытые границы и единые правила приведут к появлению на наших аптечных полках контрафактной продукции из соседних государств? Виктор Степанович категоричен, что это невозможно:

— Все ввозимые в Беларусь препараты, независимо от страны происхождения, подвергаются строгому контролю. Ни одно лекарственное средство, ни одна партия не могут продаваться в аптеке или попасть в организации здравоохранения без сертификата качества, который выдается по итогам анализа в одной из контрольно-аналитических лабораторий страны. Контрафакт может иметь место только в том случае, если кто-то будет везти некачественный препарат в сумке из другого государства. Но могу заверить: продаваться из кармана или в переходе такая продукция не будет.

Кроме того, специалист задает риторический вопрос: контроль качества, который действует на наших фармацевтических производствах, очень жесткий и многоступенчатый, так неужели мы позволим не столь тщательно контролировать импортную продукцию, которая попадает на наши полки? Более того, ни один абсолютно новый импортный препарат не ввозится в страну до тех пор, пока наша фарминспекция не выедет на предприятие. Причем неважно, где находится производство — в России, Индии или Китае. По словам Виктора Шеина, до тех пор, пока в ЕАЭС не заработают больше двух десятков документов, регулирующих единый лекарственный рынок, инспекции из стран-партнеров будут регулярно наведываться друг к другу. 

Есть еще один момент, который тревожит рядовых покупателей в связи с единым рынком: не получится ли так, что упрощенные механизмы регистрации приведут к валу импорта, который значительно потеснит таблетки наших производителей на полках? В департаменте полагают, что все подобные опасения совершенно беспочвенны. В частности, перед российской фармотраслью стоит такая же задача, как и перед нашей: в ближайшие годы довести стоимостный объем собственных лекарств внутри страны до 55%. Пилюли из Казахстана и Армении также массово не посыпятся в наши аптеки: в этих государствах необходимо прежде всего удовлетворить потребности внутреннего рынка, а затем думать об экспорте. Кроме того, аптечным сетям выгоднее работать со своими производителями, поскольку те предоставляют скидку в 20%. В любом случае, мнительным покупателям не стоит бояться каких-либо ограничений импорта: зарубежные препараты никуда с полок не денутся. 

— Мы здесь отстаиваем интересы потребителей, — заверяет Виктор Шеин. — Импорт был, есть и будет. Имеются высокотехнологичные лекарственные средства, которые в стране производить невозможно, да и нецелесообразно. В то же время наша фармацевтическая промышленность выпускает довольно много аналогов импортных препаратов, при этом качество продукции не хуже, а цена гораздо ниже. 

Раскроем и еще одну карту, о которой мог не знать потребитель. Некоторые упаковки с логотипом наших производителей содержат импортную начинку. Речь идет о том, что крупные импортеры локализуются на наших предприятиях: на начальных этапах производится только упаковка в блистеры и фасовка зарубежных таблеток. Для покупателя это существенно удешевляет конечную стоимость лекарства, импортеру дает необходимый объем и стабильность присутствия на белорусском рынке. Предполагается, что впоследствии импортеры полностью передадут нашим производителям все технологии производства. А это значит, лекарства будут еще доступнее в цене. 

Полина КОНОГА

konoga@sb.by

Надежное средство от импорта


Ежегодно на белорусско-болгарском предприятии «Лекфарм» выпускают около 600 миллионов таблеток, капсул, пакетиков с порошком и ампул с инъекциями. Некоторые наименования препаратов, поставляемых на внутренний рынок, производят только здесь. Мы отправились в Логойск и попытались найти ответы на вопросы, почему наши лекарства не могут быть слишком дешевыми, как конкурировать с импортом и чего ждать производителям от единого рынка ЕАЭС.

Каждый год «Лекфарм» выпускает от 6 до 10 новых препаратов (дженериков), основная часть продукции — лекарства для лечения заболеваний сердечно-сосудистой системы. Директор компании Андрей Потапович (на снимке) с ходу определяет основную задачу: предложить покупателю белорусский продукт, который по качеству не уступает импортному аналогу, но в то же время доступен по цене. Правда, тут же добавляет: 

— Мы не хотим быть самыми дешевыми на аптечных полках. Объясню почему. Чтобы выпустить качественное лекарство, нужен дополнительный контроль, анализ — все это немалые расходы. К примеру, если мы собираемся экспортировать продукцию в Украину, белорусского сертификата GMP для этого недостаточно. А для получения сертификата GMP (международная система норм, правил и указаний в отношении производства лекарственных препаратов «Надлежащая производственная практика». — Прим. «Р») необходимо организовать несколько выездов инспекции на производство. За два визита из Украины мы заплатили около 40 тысяч евро. После этого могут возникнуть дополнительные расходы, чтобы устранить те или иные замечания. Так что цена вопроса вырастает в разы. Разумеется, это впоследствии закладывается и в конечную стоимость готовых препаратов. 

Впрочем, говорит Андрей Потапович, требования к качеству фармацевтической продукции во всем мире постоянно ужесточаются. А потому предпосылок для удешевления лекарств нет. Кроме того, больших затрат требует и вхождение препаратов на внешние рынки: регистрационные удостоверения на один препарат обходятся фармацевтическим компаниям от одной тысячи до 200 тысяч долларов. К слову, в прошлом году предприятие экспортировало почти 20% выпускаемой продукции. Основной покупатель наших пилюль — Россия. В этом году цифры снизились почти вдвое. Причина, говорит Андрей Потапович, ценовой конфликт:

В цеху по производству инъекций в ампулах.

— У нас был крупный контракт с российской аптечной сетью, куда мы поставляли 4 препарата. В этом году, к сожалению, с партнерами не удалось договориться по стоимости: они попросили опустить ее на двадцать процентов. Оплата осуществляется в российских рублях. А с учетом того, что сырье у нас импортное и покупается за валюту, то если посчитать курсовые колебания, размер скидки получался почти 30%. Мы отказались от таких условий, зачем нам продавать по цене себестоимости?

Несмотря на это, «Лекфарм» продолжает экспортировать препараты в Россию, Молдову, Украину, Казахстан, Кыргызстан, Грузию, Азербайджан. Сейчас проходит регистрацию в Узбекистане и Вьетнаме. Прошу эксперта назвать, где сложнее и дороже получить удостоверение на новый препарат. Ответ — в России и Украине: на это может уйти 2—3 года, поскольку зачастую требуются дополнительные испытания на территории другого государства, что значительно удорожает конечную продукцию. По мнению Андрея Потаповича, это своеобразные барьеры по вхождению на рынок. К слову, если речь заходит о российском, белорусские производители не имеют никаких привилегий, чтобы на него попасть, и проходят все этапы сертификации, как и зарубежные игроки. А если вспомнить, что с января этого года в России введена сертификация производства GMP, попасть в аптеки соседей проще не стало. Возможно, ситуация изменится со следующего года, когда должен заработать единый рынок лекарственных препаратов ЕАЭС.




В цеху по производству инъекций в ампулах.


Задаю провокационный вопрос:

— А как боретесь с устоявшимся стереотипом, что белорусские лекарства хуже импортных?

— Для того, чтобы полностью избавиться от него, человеку нужно время на оценку эффективности препарата. Наши производители ни в чем не уступают зарубежным, а по цене выигрывают. Но если снова говорить о цене, то замечу: на смену старым препаратам приходят лекарства нового поколения, и у них новая стоимость. Раньше пациенту было необходимо, к примеру, три таблетки в день, сейчас достаточно одной. Ценовую эффективность надо считать не по стоимости упаковки, а по стоимости курса лечения. И здесь врачи должны проводить разъяснительную работу. 

Ульяна БУШУЙ
Автор фото: Сергей ЛОЗЮК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?