Беларусь Сегодня

Минск
+20 oC
USD: 2.08
EUR: 2.32

Наш корреспондент встретилась с жильцами кризисных комнат

Сынишек-дошколят в охапку – и бегом от мужа-пьяницы

«Каждый раз, засыпая, не знала, переночую или выгонят. Начинают бить — выскочу на улицу в чем была, и по соседям. Они пускали. То у одних переночую, то у других. И деньги даю, чтобы кормили. Сын с невесткой не разрешали чайник, газ включить. И на баню повесили замок. Никто и не вспомнил, что строили ее в складчину. В доме мне выделили комнату без окон. Темно, рядом топка. Невестка развесит белье сушиться, а я со своей астмой задыхаюсь…»

От исповеди сельчанки из Червенского района мурашки по коже. Когда-то в молодости она без мужа с маленьким сыном на руках построила в райцентре дом. Но жизнь в нем превратилась в ад. Говорит, теплым домом, пусть и временным, стала кризисная комната. Идет четвертый месяц ее пребывания здесь, а работники территориального центра стали как родные: заботятся о ней, приносят из дома пищу. А сын с невесткой… Они подали в суд, чтобы выставить вещи Анны Владимировны. И, скорее всего, родня суд выиграет.

Жертва домашнего насилия в Червенском районе.

Сельчанка много лет назад, тяжело заболев, оформила дарственную на имя сына. Регистрации в паспорте на этой жилплощади у пенсионерки нет, а значит, и права там жить тоже. Да и не рады ей там, мы видим. Куда пойти-податься — этим вопросом занимаются в райисполкоме. Вероятно, несчастной выделят комнату в общежитии ЖКХ.

Сегодня в стране 132 кризисные комнаты, и, поверьте, они не пустуют. Только в прошлом году услугой временного приюта воспользовались 679 человек. 457 из них были жертвами домашнего насилия. Несложно подсчитать, что в год на каждое временное убежище приходится пять несчастных человек.

Адреса кризисных «убежищ» вы не найдете в интернете. Их расположение не разглашают в территориальном центре. Но в маленьких городах все как на ладони. Поэтому на случай, если вдруг агрессор разыщет жертву, многие кризисные оборудованы тревожной кнопкой. Пару минут — и дебоширу заломают руки милиционеры.

А вот история из Любанского района. Двоих сынишек-дошколят в охапку — и бегом от супруга-пьяницы и дебошира. Ирина (имя изменено) успела прихватить детскую одежду, видеомагнитофон и телевизор. Говорит, когда-то ради любимого продала в Минске половину квартиры и переехала в деревню. Пока были деньги, жизнь шла гладко. А потом муж начал придираться: ужин невкусный, в доме беспорядок, выглядишь неважно. Бедняжка изо всех сил старалась быть идеальной женой. А соседи периодически наблюдали за семейными разборками. И когда разогретый спиртным суженый в очередной раз распустил кулаки, терпение женщины лопнуло. В кризисной комнате семья пробыла с неделю. Сдвинули две кровати, и все трое спали вместе. Здесь мама варила кашу, супы для сыновей, играла с ними. А потом уехала в столицу к родным, чтобы поскорее забыть этот кошмар и начать новую жизнь, где не будет места насилию… Говорят, горе-отец нашел ту самую кризисную комнату. Приезжал с глазами, полными тоски и раскаяния. Да поздно…

Кстати, как отметил заместитель начальника управления профилактики главного управления охраны правопорядка и профилактики МВД Сергей Красуцкий, с 2014 года сотрудники РОВД могут в отношении агрессора применить защитное предписание. К примеру, тому запретят общаться с жертвой по телефону, посещать по новому месту жительства или вынудят покинуть жилье на срок до 30 суток. В прошлом году таких предписаний выдано 67777, из них 6056 — с обязанностью покинуть жилье.


КРИЗИСНЫЕ комнаты Логойского, Червенского и Любанского районов оставили у меня хорошие впечатления: приличный ремонт, добротная мебель, ковры, плита, чайник, холодильник, кое-где мультиварка. На кухне минимальный набор продуктов: соль, макароны или крупа, растительное масло, чай, сахар. В ванной — средства гигиены, а в шкафу теплый халат и постельное белье. А еще детская кроватка и пеленки, если мама бежит от неприятностей с грудничком на руках. Бывает, от передряг люди часто спасаются посреди ночи и без рубля за душой. На произвол судьбы никого не бросили. В Червенском районе от пьющей матери открестились пятеро детей. До выхода на пенсию оставалась неделя, с оформлением документов помогал ТЦСОН, а с продуктами Красный Крест.

В прошлом году в кризисную комнату Логойского района поселили молодую женщину с ребенком на руках. Ее мама когда-то была лишена родительских прав. Но сирота жила в мамином доме. Вот что увидели сотрудники ТЦСОН: отопления нет, в комнатке с малышом только масляный обогреватель. У грудничка ни одежды, ни питания. Малышку завернули в одеяло и вместе с непутевой мамой привезли в кризисную комнату. Первым делом работники помогли зарегистрироваться маме и малышу. Помогли собрать документы и восстановить пособие по уходу за ребенком до трех лет, помогли оформить документы на государственную адресную социальную помощь. Словом, водили за ручку. Всем миром, и работники ТСЦОН сбрасывались деньгами, новорожденную одели, а горе-маму учили ухаживать за малышкой.

Специалисты территориальных центров говорят, все чаще за помощью к психологам идут женщины, достигшие статуса в обществе и даже руководители. Дома страдают от нападок экономического характера: почему мало платят, почему задерживаешься на работе? Недавно на Логойщине временного крова попросила многодетная женщина из внешне благополучной и обеспеченной семьи. Супруг психологически давил на домочадцев. Собирали районный межведомственный совет по профилактике домашнего насилия. Туда входят представители власти, сотрудники ТЦСОН, райбольницы, РОВД, образования. Действовали согласно плану индивидуальной программы реабилитации. Семья находилась в «убежище» до развода, пока суд не расставил точки над «i». Кстати, чаще всего тем, кто пострадал от домашнего насилия, нужна комплексная помощь — психологов, юристов, медиков. 

НЕ всегда в качестве агрессора выступают мужчины. К примеру, директор Любанского ТЦСОН Тамара Плютова рассказала, что помогала одеждой молодому человеку. Тот попал в больницу с ножевыми ранениями. Супруга огрела сковородой, а потом пырнула пару раз ножом. Пострадавший говорит, сам нарвался: когда примет на грудь, буйный. Нашла коса на камень. А может, милые бранятся — только тешатся…

Историй можно приводить в пример тысячи. Но, согласитесь, в нашем менталитете — не выносить сор из избы. Клиентами кризисной комнаты становятся те, кто достиг точки кипения. Или когда рассчитывать больше не на кого, кроме социальной службы. Год назад в Любанский ТЦСОН позвонили жильцы многоэтажки: в подъезде вторые сутки ночует дедушка. Его доставили в кризисную комнату. Оказалось, много лет назад он оставил в деревне супругу с двумя сыновьями и ушел к горожанке. А когда она умерла, ее дочь выставила мужчину за дверь: «Ты нам никто!» К счастью, конец благополучный. Работникам ТЦСОН удалось разыскать сыновей и навести мосты между родными. Один из них принял отца, купил ему домик в деревне и сейчас досматривает. Как-никак, не чужой человек… 
До 2013 года пребывать в кризисных комнатах можно было до 10 дней, сейчас срок неограничен. Но в среднем, по статистике, клиенты живут там 7—10 дней.
КОММЕНТАРИЙ 

Главный специалист управления народонаселения, гендерной и семейной политики Министерства труда и социальной защиты Елена КОМЛИК:


— Получить временный приют можно в любом уголке страны, независимо от места регистрации человека. Рассчитывать на услугу абсолютно бесплатно могут жертвы торговли людьми, лица, пострадавшие от насилия, терактов, техногенных катастроф и стихийных бедствий, а также лица из числа детей-сирот и дети, оказавшиеся без попечения родителей. 

ostapchuk@sb.by

Фото автора
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.5
Загрузка...
Новости и статьи