Стылiзавана пад даўнiну

Обзор книг Антона Франтишка Брыля "Цмачанка" и Джуно Диаса "Короткая фантастическая жизнь Оскара Вау"

Антон Францiшак Брыль. Цмачанка.
Выдавецтва «Янушкевiч», 2017.

«Як дзiкi звер спяшае да цiхай паляны,
Так да карчмы вясёлай — чалавек рахманы»

«...бавячы некаторыя з маiх дзён у таварыстве старых кнiг, я звярнуўся думкамi да сiлабiчных вершаў. Аддаўна звыклыя беларускiм землям, у апошняе стагоддзе яны аказалiся ледзьве не цалкам закiнутыя. Мiж тым гэты лад вершавання мае сваю прыемнасць — не закуты ў нязменны рытм, але i не выпушчаны цалкам на волю, ён кiруецца законамi нешматлiкiмi, але цвёрдымi, iдзе ўперавалку, але не спатыкаецца. Разважаючы так, захацеў я, вядома, i сам пракрочыць у гэты спосаб хаця б ад кнiгарнi да карчмы». Гэткая высакамоўная прадмова ад аўтара кнiжачкi, перакладчыка i пiсьменнiка Антона Францiшка Брыля, настройвае чытача на адпаведны лад. Чытво, стылiзаванае пад вершы эпохi барока. Гэткая псеўдастарадаўняя карчомная паэзiя, якая апявае каўбаскi ды пiва. Менавiта такiмi вершамi маглi ўпрыгожваць свае карчомныя бяседы студыёзусы якогасьцi пiярскага калегiума, ствараючы над талеркай каўбасак баладу пра цмока, а за куфлем пiва — пра вавiлонскую вежу. Ну i пакiдалi на сценах павучальныя надпiсы кшталту «Праз цёплыя залевы харашэе нiва, а людзi пабожныя — праз добрае пiва», «Пазбягай нянавiсцi, махлярства i распусты, а не ўнiкай яечнi, каўбас ды капусты». I не, гэта не вялiкi трактат, гэта — кнiжка–сувенiр, амаль паштоўка, выдадзеная на шчыльнай шэрай паперы «пад даўнiну», з дзiўнымi малюнкамi Дзмiтрыя Строцава... Цiкавы iнтэлектуальны жарт. Чаму б i не зацытаваць у добрай кампанii за куфлем таго ж пiва, каб перанесцiся ў стагоддзi, калi наведвальнiкi карчомкi былi апранутыя ў жупаны i свiткi, а расплачвалiся талерамi i шэлегамi?

Джуно Диас. Короткая фантастическая жизнь Оскара Вау.
Phantom press, Москва, 2017.

Этот роман получил Пулитцеровскую премию. Да, почему бы не вручить доминиканскому писателю Пулитцера, тем более когда в романе параллельно с лирической линией изобличается диктатура? Конечно, если судить по гамбургскому счету, то Маркес и Варгас Льоса, которого несколько ревниво упоминает в тексте Диас, намного глубже, образнее, значительнее. Погружаясь в Диаса, ловишь себя на том, что об этом уже читал. И тот же Маркес вспоминается, и Льоса. И даже Торрес с книгой «Мы, животные». Перед нами все тот же сюжет о латиноамериканской семье, когда рассказ о сыне переплетается с повествованием о матери, затем идет отсылка к бабушкам, дедушкам и прочим родственникам. Автор к тому же уловил тенденцию времени — бороться против анорексии, делать героями людей с обычным телосложением, а то и с физическими недостатками. Главный герой Оскар — доминиканский юноша весом в сто тридцать кило. Он увлекается комиксами и фантастикой и не имеет девушки. Но очень хочет иметь. Настолько, что когда все–таки влюбляется, более–менее взаимно, в проститутку из родных мест, готов пойти на смерть ради чувств. Ведь возлюбленная — девушка полицейского. А тот с коллегами при существующем режиме может совершенно безнаказанно любого убить. К тому же над родом Оскара — фуку, проклятие. Из–за любви представители рода попадают в немилость к властям, их избивают, сажают в тюрьму, калечат...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?