Минск
+17 oC
USD: 2.02
EUR: 2.27

Олег Кононов: Самое главное место — первое

Стиль тренера Кононова

Олег Кононов: "Драгун и Кривец - начало моей карьеры"
«Краснодар» — клуб, про который в России после победы над испанским «Реалом Сосьедадом» и выхода в групповой этап Лиги Европы сейчас говорят чаще всего. Но главный тренер команды Олег Кононов, будто в противовес, не слишком публичный человек. 48–летний наставник выдерживает стиль тренера старой формации. Кононов взвешивает каждое слово, не касается личной жизни и предпочитает работу вместо слов. Еженедельник «Футбол» пообщался с Олегом Кононовым.

— Вас ждали в «Краснодаре» еще в 2010 году. Почему не приняли приглашение?


— Думаю, я еще не был готов внутренне. Внутренне — это когда все срастается в планах, стремлениях и знаниях. Был небольшой успех с «Карпатами», и мне тогда хотелось его продолжить. Я понимал, что не так был готов в тот период возглавить клуб уровня «Краснодара». Хотел еще остаться определенное время в «Карпатах», пополнить свой багаж знаний.


— В конце прошлого чемпионата вы сказали: «Пятое место для «Краснодара» — ничто». Какой результат должен быть у клуба, чтобы это было «что–то»?


— Я сказал «ничто», потому что пятое место ассоциируется максимум с Лигой Европы. Самое главное место — первое. Наши приоритеты, конечно, идти к самым высоким задачам и целям. Не могу сказать сейчас, какое именно место мы займем. Понятно, что планку мы подняли и не должны ее опускать. Задача–минимум — не опуститься ниже, максимум — вперед, к вершине.


— Какие футболисты «Краснодара» в скором времени дебютируют в сборной России?


— Не буду называть имен. Практически все ребята с российским паспортом достойны играть в сборной России. В национальной команде играют тогда, когда клуб находится не ниже пятого места, а даже выше. Если мы будем в тройке и ребята с российским паспортом будут выделяться, делать результат, тренеры сборной обратят внимание на многих. Все взаимосвязано: как клуб растет, играет команда.


— Сейчас часто результат «Краснодара» делают Вандерсон и Жоаозиньо, и они могут получить российские паспорта. Ваше отношение к натурализации?


— К натурализации я отношусь не хорошо и не плохо. Например, Девич получил украинский паспорт, а по сути, не сыграл за сборную столько, сколько было нужно. Если решили Вандерсон и Жоаозиньо поменять гражданство, то не из–за сборной. Просто им нравится Россия, комфортно здесь жить, трудиться, и они связывают свою дальнейшую судьбу, например, с Краснодаром. Тогда можно обратить внимание. А делать паспорт только потому, что он забил столько–то голов, — это неправильно.


— Кого назовете лучшим тренером прошедшего чемпионата мира?


— Йоахима Лева. Для него этот чемпионат по качеству проведенной работы самый лучший. Были сложные игры, где нужно было принимать кардинальные решения по игрокам, менять стратегию и направления в игре. Потом уже Луи ван Гал.


— Как бы вы поступили на месте Луиса Фелипе Сколари, когда ваша команда проиграла в полуфинале 1:7?


— Трудно сказать, поражение очень болезненное. Выходить из такого фиаско, проиграв дома, — большой удар для всей страны. Совместно с командой нужно набраться мужества. После крупного поражения или поражения вообще нужно уметь перебороть все обстоятельства, трудности и дать в следующей игре результат. Упал, встаешь с новой мотивацией, силами и идешь дальше к победе.


* * *


— Вы родились в Курске, но в футбол начали играть в Смоленске. Почему?


— Нет, я и родился в Курске, и начал играть в футбол там же. В Смоленске я поступил в институт физкультуры на отделение «Футбол». C первого курса попал в сборную института, играл с ребятами старшего возраста. Потом в переходный период из детско–юношеского футбола во взрослый плавно перешел в смоленскую «Искру», где команда была старожилом первой лиги СССР. Тренировался и играл как со зрелыми футболистами, так и со своими ровесниками. По сути, более серьезно я начал играть в 20 лет уже во второй лиге за могилевский «Днепр».


— О чем думали, когда СССР распался?


— Никто не воспринимал это так близко, что будет какое–то разъединение, в частности между Беларусью, Россией, Украиной. Все проходило неафишированно. Беларусь, Украина, Россия — братские народы, всегда жили вместе.


— За событиями в Украине следите?


— Да, очень тяжело наблюдать... Много друзей и знакомых там, родственники живут в Днепропетровске. Очень хочется, чтобы люди уважали, любили друг друга, а споры происходили мирным путем, а не вооруженным.


— В вашей карьере значится немецкий любительский клуб «Фрайберг»...


— Нет–нет, это ошибка. Кто–то написал, и все подхватили. В свое время года два я ездил на просмотр в Германию: «Штутгарт Киккерс», «Алеманния» — словом, вторая бундеслига и регионаллига. По разным причинам закрепиться не удалось: то контракт не устраивал, то тренеру что–то не нравилось. Был в Финляндии, где получил травму на просмотре. Так получилось, что около года восстанавливался. Ощущалось, что жизнь в Европе отличалась. Тем более в то время у нас происходили исторические моменты, было непросто. Там было спокойно, изобилие.


— Почему вы довольно рано завершили карьеру, в 33 года?


— Меня пригласил БАТЭ. Но опять случилась травма ноги — сухожилие, — принял решение закончить.


— Тогда вы поняли, что хотите быть тренером?


— Ну я уже давно хотел, еще с детства. После окончания карьеры я уже на сто процентов решил идти в эту профессию. В молодости всегда возникает желание посмотреть в будущее, кем ты хочешь быть. Мне всегда нравился спорт — футбол и хоккей. Постоянно следил за тренерами, читал статьи о них, книги. Понемногу учился у каждого. Думаю, образца тренера вообще нет, как и нет предела совершенства. Есть определенные вещи, которые тебе подходят, которые можно адаптировать под себя.


— Вас можно назвать трудоголиком?


— Да, я люблю трудиться, люблю свою профессию и уделяю ей очень много внимания. На начальном этапе карьеры я год был ассистентом, затем у меня была команда 85 — 86–го года, с которой мы выиграли чемпионат Беларуси. Такие ребята, как Стас Драгун, Сережа Кривец, — это начало моей карьеры как тренера. Затем пошел во взрослый футбол, был помощником Анатолия Юревича, Сергея Боровского, Леонида Кучука. После этого уже занялся самостоятельной работой.


— Ваш первый день в роли главного тренера? Сразу обращения к вам по имени и отчеству и прочее–прочее?


— По имени и отчеству обращались и когда я был помощником — это субординация. А первый день был в «Карпатах» во Львове. Ты молодой, никому не известен, пришел в клуб с традициями. Было волнительно, но только сначала. Потом ты весь в работе и не замечаешь ничего лишнего. Карьера начиналась не так просто. Затем благодаря тому, что пошли результаты, появилось восприятие меня как тренера в Украине.


— Как вы реагировали на эту критику: молодой тренер, без опыта?


— Если ты в своей работе не готов к тому, что будет критика, возможно, даже незаслуженная критика, ты никогда ничего не добьешься. Будешь обращать внимание лишь на то, как к тебе относятся. Тренер не должен думать только об этом, а должен трудиться. Ты наметил цель, нужно идти до конца. В тот период у меня была достаточно непростая ситуация. Были моменты, когда я чувствовал: проигрываем эту игру, и я ухожу или меня уволят. Но мы выиграли... Тогда удалось найти единение с футболистами и тренерским составом. Президент поставил задачу выйти в Лигу Европы, мы ее выполнили. Подобрался хороший коллектив, где были опытные ребята и талантливая молодежь.


— Почему вы ушли в «Севастополь»?


— Когда я покинул «Карпаты», поступали различные предложения. Я встретился с руководителями, спонсорами, хозяевами «Севастополя». Мы разговаривали о строительстве нового клуба с современным подходом. Мне понравились руководители именно своим желанием, порядочностью, стремлением.


— Гимн Севастополя вы пели?


— Да. Многие люди, приезжая в город, после игры были очень эмоциональны. Вспоминали, какая это непередаваемая атмосфера, когда весь стадион поет: «Севастополь — гордость русских моряков». И представляете, происходило это на матчах чемпионата Украины?!


За строкой биографии


Олег Кононов. Родился в 1966 году. Окончил Смоленский институт физкультуры. Начинал играть в дублирующем составе клуба первой советской лиги «Искра» (Смоленск). Впоследствии защищал цвета могилевского «Днепра» во второй лиге. Часть сезона 1989 года провел в ворошиловградской «Заре». В 1989 — 1992 играл в белорусском клубе «КИМ» (Витебск). В 1992 — 1993 годах играл в Германии в любительской команде. В 1994–м вновь играл за витебские команды. В зимнем межсезонье 1994/1995 Кононов перешел в польский клуб «Рух» (Хожув), стал первым иностранцем в истории этой команды. Но там он провел всего 3 игры в чемпионате Польши, по результатам чемпионата «Рух» покинул высший дивизион. Кононов вернулся на родину, в клуб «Нафтан» (Новополоцк). Карьеру закончил в минском «Торпедо» в 1999 году — из–за разрыва ахилла и долгого лечения. Что парадоксально, это случилось после великолепного сезона–1998, когда на позиции либеро в составе минского «Торпедо» он забил 9 голов (!), попал в символическую сборную чемпионата.

Тренерскую работу начал в «Торпедо» (Минск). Был ассистентом Анатолия Юревича — вместе белорусские специалисты работали в минском «Локомотиве» и запорожском «Металлурге». С 2005 по 2008 год руководил юношеской академией «Шерифа» (Тирасполь) и был одним из тренеров команды. За это время «Шериф» 4 раза подряд выиграл чемпионат Молдовы. В конце мая 2008 года Олег Кононов подписал соглашение с украинским клубом «Карпаты». В сезоне 2009/2010 занял с клубом пятое место в чемпионате Украины, а затем вывел «Карпаты» в групповой этап Лиги Европы 2010/2011.

Вячеслав ОПАХИН.


Советская Белоруссия №169 (24550). Пятница, 5 сентября 2014.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи