Ставка на агробизнес

В Послании белорусскому народу и Национальному собранию Президент Беларуси Александр Лукашенко подчеркнул: «Мы переходим от дотационного сельскохозяйственного производства к рентабельному агробизнесу». И это понятно. Вложив в развитие АПК триллионы рублей, государство вправе именно так ставить вопрос. Ясно, что село и впредь будет получать поддержку, это мировая практика. Однако заниматься производством ради производства уже не следует. Аграрный сектор должен развиваться по законам бизнеса, повышая отдачу от каждого вложенного в него рубля. И неважно какого — государственного, собственного или рубля инвестора.

Почему почти все хозяйства, присоединенные к крупным коммерческим структурам, сегодня вполне рентабельны

В Послании белорусскому народу и Национальному собранию Президент Беларуси Александр Лукашенко подчеркнул: «Мы переходим от дотационного сельскохозяйственного производства к рентабельному агробизнесу». И это понятно. Вложив в развитие АПК триллионы рублей, государство вправе именно так ставить вопрос. Ясно, что село и впредь будет получать поддержку, это мировая практика. Однако заниматься производством ради производства уже не следует. Аграрный сектор должен развиваться по законам бизнеса, повышая отдачу от каждого вложенного в него рубля. И неважно какого — государственного, собственного или рубля инвестора.

Готов ли аграрный сектор к этому? Думаю, в основной своей массе пока не готов или готов далеко не полностью. По крайней мере, результаты работы белорусского АПК за пять месяцев текущего года подталкивают именно к такому выводу. По данным Национального статистического комитета, в январе — мае объем производства в сельхозорганизациях по сравнению с соответствующим периодом прошлого года вырос в сопоставимых ценах на 7,4 процента. Увеличены продажи по всем каналам молока, яиц, скота и птицы на мясо. Зато сумма чистой прибыли в январе — апреле снизилась на 1,6 процента, а в апреле по сравнению с мартом — и вовсе на 12,9 процента. Рентабельность реализованной продукции за этот период составила всего 3,6 процента и упала по сравнению с прошлогодней почти в два раза.

В чем суть этих цифр? Эффективность белорусского АПК с начала года — фактически нулевая. То есть сколько потратили в процессе производства продукции, почти столько и выручили от ее продажи. Не случайно просроченная кредиторская задолженность сельхозорганизаций на 1 мая составила 2,1 триллиона рублей и в 5,1 раза превысила задолженность дебиторскую. Фактически это — дефолт, ибо только просроченный долг крестьян тянет на двухмесячный объем производства.

Ясно, что продолжаться до бесконечности так не может, потому и возникает периодически проблема повышения эффективности АПК. Другой вопрос — каким образом ее повысить? Вопрос непростой, и упирается он не только в «неэффективного» селянина. Потому что к низкой отдаче сельхозпроизводства очень многие приложили руку. Чиновники от АПК, спускающие вниз планы — сколько, чего и когда сеять. И не несущие никакой ответственности за реализацию выращенного. Государственные инстанции, устанавливающие не всегда справедливые закупочные цены (на сахарную свеклу, например). Многочисленные проверяющие, приезжающие нередко с одной единственной целью — выявить недостатки и составить справку…

Может ли сельхозпроизводство в принципе быть эффективным? Ведь даже американские фермеры, несмотря на их хваленый рынок, постоянно получают миллиардные дотации. Может, если к организации сельхозпроизводства подходить не с позиции «чтобы земля не пустовала», а как к специфическому, но все-таки бизнесу.

Если мы это признаем, то поймем обязательно и другую вещь: политику экономической либерализации надо распространить и на аграрный сектор. И перестанем тупо командовать крестьянином, а начнем создавать условия для аграрного бизнеса. Проводить приватизацию на селе, превращая нынешние колхозы-СПК в акционерные общества. Регулировать сельхозпроизводство экономическими, а не административными методами. Создавать прослойку национального аграрного менеджмента.

В пользу этого, кстати, говорит и опыт успешной «реанимации» еще недавно погибавших колхозов различными бизнес-структурами — крупными промышленными предприятиями, банками, коммерческими фирмами. Подавляющее большинство присоединенных к ним хозяйств работает сегодня вполне рентабельно. И не только потому, что инвесторы вложили в них деньги. Просто бизнес уже привык к эффективности, иначе завтра он разорится и вылетит в трубу. Поэтому и к работе на земле у него подход чисто прагматичный — деньги должны делать деньги. Отсюда и результат.

Так что сама жизнь подсказывает, каким путем надо идти. Отдав семь-восемь лет назад убыточные хозяйства бизнес-структурам, государство провело удачный эксперимент. Теперь самое время этот опыт перенять другим…

Анатолий ПРЯНИШНИКОВ, «БН»
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?