Старшие по стране

Демографы озадачены. Население стареет. Перепись–2009 беспристрастно отразила: процент людей, достигших пенсионного возраста, в нашей стране 22,5...

Демографы озадачены. Население стареет. Перепись–2009 беспристрастно отразила: процент людей, достигших пенсионного возраста, в нашей стране 22,5. А к 2016 году, по данным НИИ экономики профильного министерства, на заслуженный отдых можно будет отправлять едва ли не каждого четвертого. Тенденция не только белорусская — общемировая. По прогнозам демографов, уже к 2025 году миллиард жителей Земли перешагнет отметку 60 лет. А еще через четверть века седьмой десяток в некоторых странах разменяет добрая половина населения... Мы отправились в Кореличский район — один из самых «возрастных» в Беларуси. Это словно машина времени. Словно компьютерная модель того, какой может стать спустя годы вся страна, если демографическую кривую не начать выравнивать уже сейчас.


Две стороны одного района


Последние годы Кореличский район стал у нас ключевым туристическим и культурно–массовым центром. Сотни путешественников со всего света приезжают посмотреть на достопримечательность всемирного значения — Мирский замок. Тысячи белорусов — на концерты звезд, на фестивали исторической реконструкции Средневековья. Для гостей в местных агроусадьбах топится банька, румянится шкварка и томятся в печи наваристые щи. Поселок Мир — это визитная карточка региона, глянец, парадные ворота, выглянув за которые можно увидеть обычную деревенскую идиллию. В полях гудят комбайны, на лугах пасутся колхозные коровы, куда–то на велосипедах катят старики... Отдадим должное здешним властям: от деревень не веет безнадегой. За последние три года удалось в 2 раза сократить трудовую миграцию. Смертность уменьшается, рождаемость мало–помалу растет. По распределению прибывает около сотни молодых специалистов. Однако села пустеют. По данным переписи, возраст каждого третьего из местных жителей — а именно 34,5 процента — здесь уже перевалил за пенсионную отметку.


Их в меньшей степени заботит, сколько посетителей примут княжеские покои. Где они смогут поесть и переночевать. У них проблемы свои — стариковские. Выкопать бульбу, запастись на зиму топливом, сбить давление...


— Где наша Ефимовна? — отворяет калитку одного из подворий деревни Асташин председатель Лукского сельисполкома Людмила Волчек. — Можно было и не спрашивать. Дело ясное, в огороде.


Бабушке Зинаиде Пискун девяносто. Она глуховата, слеповата, но трудолюбива.


— Три раза огород уже перелопатила. Покосила все. Чтобы бурьяна возле хаты не было. А как иначе? Скоро картошку копать надо будет. Может, племянницы помогут. А если нет, то и сама выкопаю — лопатой.


— Лопатой вам не позволят, Ефимовна, трактор дадим, — заключает Людмила Волчек. — И топлива на зиму выделим. Две с половиной тонны. Нужно ведь?..


Хождение в народ


У председателя Кореличского райисполкома Виктора Шайбака, как, впрочем, и у его коллег из других аграрных регионов страны, пополняющих закрома Родины и обеспечивающих продовольственную безопасность, во время уборочной кампании времени нет ни минуты. Совещания, планерки, выезды в район, инвесторы. А тут еще журналисты по самым разным поводам зачастили. Тем не менее в этой круглосуточной кутерьме глава района пошел на нетипичный для нынешних чиновников шаг, фактически стерев границы между народом и властью. Наш разговор то и дело прерывают телефонные звонки. На том конце провода обычные кореличские старики. Вот 86–летняя бабка Александра делится с «председательчиком» своими заботами:


— С дочкой у меня проблемы. А мне уход нужен. Социального работника бы.


— Какой у вас адрес? В течение часа к вам заедет мой заместитель.


Но что это? Почему обо всех проблемах сообщают именно председателю? Может, в «стариковском» районе не хватает грамотных управленцев среднего звена, способных решить вопросы на своем уровне? А может, показуха? Журналисты уедут, а местные жители вновь столкнутся с преградой в лице секретаря и ее равнодушным «он занят»? Но нет... Сотрудники Кореличского исполкома все как один твердят: это руководительский почерк, собственный стиль, где на первый план выходят чаяния простых людей...


— Знаете, как старикам важно видеть, что государство о них заботится? Считайте этот подход одной из наших характерных особенностей работы с пожилыми.


Будьте как дома


А об этих бабушках и дедушках, кроме государства, не позаботится, похоже, уже никто. Они отдают в бюджет от 80 до 90 процентов пенсии, зато досмотрены, накормлены, согреты, подлечены и даже развлечены. Именно здесь им доживать век. Деревня за деревней мы переезжаем из одного социального учреждения в другое. Больница сестринского ухода в Луках, социальные койки в городском поселке Мир, областной дом–интернат для престарелых и инвалидов в Жуховичах. Без подобной инфраструктуры там, где много пожилых, не обойтись априори.


Истории каждого из постояльцев этих казенных домов хоть и разные по содержанию, но аналогичные по сути. Кто–то на старости лет пережил всех своих близких, от кого–то отказались дети... В голосе моих собеседников — тихих одиноких дедушек и бабушек — чувствую нотку сожаления, которая нет–нет да и проскакивает в словах благодарности. Вот послушайте 79–летнюю Марию Лагута:


— Смотрят нас хорошо: одевают, обувают. Окна вставили новые, двери. За это — спасибо! Нам, правда, лучше в этих четырех стенах, чем одному. Дома — страшно. Время такое. Поэтому я здесь уже восьмой год. Сама из соседней деревни. Помню, даже после того как попала сюда, на свой огород ходила. Не скучаем ли сейчас? Ну мы здесь поем, носки вяжем. А еще ко мне порой родственники двоюродные заходят. Не забывают!


Демографы, к слову, уверены: одна из причин появления дома престарелых — падение духовно–нравственных ценностей и семейных устоев. С одной стороны, какое моральное право имеют дети отказаться от своих родителей? А с другой — почему люди в свое время жили только для себя и не задумывались о наследниках? Вот вам и подтверждение расхожего стереотипа: рожайте, а в старости хоть будет кому стакан воды поднести. Но статистика неумолима. В районе 503 одиноких пенсионера, еще почти 4.400 одиноко проживающих. А значит, комнаты социальных приютов пустовать не будут... Многовато выходит!


Заместитель председателя Кореличского райисполкома Руслан Абрамчик в этом невеселом демографическом настоящем обращает внимание на еще одну деталь. Нагрузка на социальные службы требует новых форм в работе.


— В нынешнем году перед нами стоит задача организовать на базе бывшей Дольнорутской школы дом совместного проживания для пенсионеров.


Это один из современных способов наладить стариковский быт. Начальник управления государственной социальной поддержки населения Министерства труда и социальной защиты Анатолий Ражанец уточняет: нововведение недавно опробовали как раз в Гродненской области — в Сморгони.


— Там за свои деньги проживают 10 человек, которые не могут обойтись без посторонней помощи, им выделяется социальный работник. Кстати, у Гродненской области есть еще одна немаловажная для социального обслуживания особенность — достаточно большое число отдаленных хуторов и малочисленных деревень. Поэтому в непосредственной близости мы открываем так называемые социальные пункты — своеобразные филиалы территориальных центров социального обслуживания населения. Например, в Кореличском районе их два. Не возникает ли в связи с этим кадровой проблемы? На периферии ее попросту нет. Там найти работу не так уж и просто. Это не Минск, где на каждого безработного приходится по шесть–семь вакансий. Кроме того, нам помогают волонтеры. Сейчас это не только молодежь, но и старики.


Такими волонтерами запросто можно назвать и членов Кореличской ветеранской организации.


— Наша цель — чтобы ни один из стариков не был забыт, — ее председатель Нина Ефремова, несмотря на свои годы, молода и активна, чего и другим желает. — Не дать им соскучиться, зарядить оптимизмом. Кроме того, мы, как общественные социальные работники. Проведываем больных, помогаем в организации похорон, а к одиноким людям просто ходим поговорить, поддержать добрым словом, вовлекаем в общественно–культурные и спортивные мероприятия. Вот сейчас для группы ветеранов организовали экскурсию в Несвиж, а недавно ездили в Новогрудок.


Взгляд в будущее


Это суровое настоящее, к которому хочешь не хочешь, а приходится приспосабливаться. Но нынешняя демографическая депрессия — это не аксиома. Ее можно исправить целым комплексом мер. Одна из которых — сделать район перспективным для молодежи. Способы решения этой задачки могут быть разные.


...Центральная районная больница. Объект в таком районе стратегический. Молодой гродненский акушер–гинеколог Денис Кучук только–только получил свой первый расчетный листок. Для Кореличского района этот «рекрут» — находка, особо ценное приобретение. Парень — лауреат президентского фонда.


— У меня было несколько вариантов распределения. Воложин. Но это далеко. Зельва и Дятлово. Но там закрыты родильные дома. Выбрал Кореличи. Я не рассматриваю этот городской поселок как захолустный райцентр, где у меня нет перспектив. Для врача хирургической специальности количество магазинов, ночных клубов и точек для развлечений — не главное. Место, где получаешь удовлетворение, как бы ни пафосно это звучало, — операционная. Останусь ли я тут? Время покажет. Путей отхода я не ищу. Моя будущая жена тоже врач. Интернатуру проходит в Барановичах. Мне близко.


— Мы ее к себе заберем, — и.о. главного врача районной больницы Елена Майсак разбрасываться ценными кадрами не собирается. — Мы не только сохранили свой роддом, но и модернизировали его. Сделали это на перспективу. И вопрос здесь не в рентабельности. Смотрите, мы говорим об ответственности за выполнение демографической программы. Но какую ответственность мы можем нести, не будучи исполнителем определенных процедур? Как сможем контролировать ситуацию, если рожать нужно ехать в соседние райцентры?


Руслан Абрамчик приводит цифры:


— Кадры в вузах стараемся подбирать сами, на авось не рассчитываем. За 2010 — 2011 годы в район прибыл 191 молодой специалист, продолжают работать 126. Некоторые, правда, отсеиваются по объективным причинам: декретный отпуск, служба в армии, поступление в высшие учебные заведения. Это неплохой показатель, но потребность мы закрываем не до конца. Вообще, мы видим перспективу именно в целевой подготовке. Таким способом — за счет средств предприятий — только за последние два года мы отправили на обучение 74 наших выпускника. Стараемся подбирать людей, которые знают, на что идут, куда и зачем затем вернутся. Как мотивировать молодежь? В первую очередь жильем. На селе им обеспечены 100 процентов вчерашних выпускников. Затем доплаты, льготные кредиты...


Амбулатория врача общей практики в деревне Турец. Невольно сравниваю увиденное с типичной картинкой из Минска, где желающих рассказать о своих болячках доктору хватает в любое время. Но не здесь. У кабинета врача — ни одного человека. Поток пациентов зависит от графика работы автобусов. Между двумя его рейсами — тем, на котором старички приедут в амбулаторию, и тем, на котором уедут, — настоящие часы пик. Прием ведет молодой терапевт Иван Павлючик. Вчерашний студент в глазах сельских жителей быстро превратился в авторитетного Ивана Доминиковича:


— Участок у нас «пожилой», поэтому есть своя специфика: больше работаем на дому, используя автомобили медицинской помощи. До амбулатории многие сами попросту не дойдут. Каждый день в среднем обслуживаем по 6 — 7 вызовов. Как не допустить перебоя с кадрами? Направлять работать в районы нужно только семьи. Одному в деревне задержаться сложно. Я приехал сюда с женой и уезжать не собираюсь.


Пути неисповедимые


Впрочем, вакансии в традиционно проблемных в глубинке отраслях — сельском хозяйстве, здравоохранении, образовании, культуре — могут закрываться не только за счет молодежи. Заместитель министра труда Александр Румак одним из путей решения проблемы видит сбалансированную миграционную политику. Прежде всего внешнюю, а не за счет внутреннего перераспределения трудовых ресурсов:


— Нужно сделать так, чтобы к нам приезжали люди трудоспособного возраста, дети. Если нам недостает своей рабочей силы, если мы готовы обеспечить достойный заработок и социальные гарантии, то почему бы и нет? Это мировая практика, сравнительно быстрый способ решения проблемы. Главное, чтобы внешняя миграция была исключительно в интересах страны и не поглотила собственные культурные традиции. Здесь вопрос в уровне образования, квалификации, семейном положении тех, кто к нам приедет.


— Один из пунктов Национальной программы демографической безопасности — разработка региональных программ по расселению трудовых мигрантов. Каждый регион должен проанализировать, где, кто и в каком количестве кому нужен, — согласна начальник управления народонаселения, гендерной и семейной политики министерства Вера Лабкович. — Возможно, поначалу стоит провести эксперимент в особо депрессивных с точки зрения демографии районах.


Нашел недавно интересный пример. В Москве подсчитали сальдо: сколько денег понаехавшие гастарбайтеры приносят в бюджет и сколько отправляют на родину. Выяснилось, что рабочая сила из Средней Азии — это очень и очень выгодно. Впрочем, за несколькими оговорками: повысилась преступность и стала напряженнее межнациональная обстановка...


***


Местный парадокс. Руководство района гордится своими выпускниками. Гродненская область в лидерах по результатам ЦТ по большинству предметов. А Кореличский район — в лидерах у региона. Образованная молодежь стремится продолжать учебу в Минске, Гродно. Однако возвращаются не все... Конечно, на улочках кореличских, свислочских, зельвенских, щучинских деревень хотелось бы когда–нибудь увидеть больше молодых лиц. Надеюсь, что у акушеров–гинекологов, прибывших в этом году сюда по распределению, прибавится приятных хлопот, а в родильном отделении работы будет побольше, чем в терапевтическом. А меры для этого определены в Нацпрограмме, — говорит Вера Лабкович:


— Пособие на детей будет привязано к заработной плате. За счет этого оно оценочно увеличится на 40 — 50 процентов. Вообще, самый главный резерв повышения рождаемости — это поддержка рождения вторых детей. Ведь семейств с одним ребенком около 67 процентов. Кроме того, мы изучаем вопрос о целесообразности введения такой меры, как «семейный капитал». Клоном российского «материнского капитала» он не будет. Но о деталях говорить пока рано.


Компетентно


Виктор Шайбак, председатель Кореличского райисполкома:


— Если в 1992 году на селе работали 9 тысяч человек, то сегодня — около 4 тысяч. Причина не только в том, что часть сельского населения уже достигла пенсионного возраста, а в техническом и технологическом перевооружении аграрной отрасли. Около 80 процентов выпускников школ уезжает из района учиться. Специалистов к себе притягивают те предприятия, которые активно занимаются строительством жилья. Мы же, чтобы люди оставались, подтянули до должного уровня агрогородки. Хотя вот еще один аспект. Модернизированные школы, детские сады, дома культуры — это прекрасно, но нам нужно минимизировать разницу в заработной плате работника промышленного предприятия и работника сельского хозяйства. Тогда мы сделаем рывок вперед. Вот смотрите. Из десяти сельскохозяйственных предприятий восемь имеют высокую платежеспособность. Если сравнивать среднюю заработную плату работающих в агропромышленном комплексе, то в одном СПК за август она составила 4 миллиона рублей, еще в трех — 3,2 — 3,3. У нас одна из самых низких кредиторских задолженностей по области. Второе. Нам нужно технически переоснастить объекты животноводства, организовать переработку сельскохозяйственной продукции. Я не исключаю, что будет отток специалистов, но за счет низкоквалифицированных и тех, кто не хочет работать. Это  перспектива. Что касается настоящего, то пенсионерам предлагаем многие социальные гарантии — обмолот приусадебных участков по себестоимости, приобретение по минимальной цене, да еще и с доставкой на дом кормов, обеспечение топливными брикетами.


Кстати


Самой пожилой жительницей района является 112–летняя Антонина Алексеевна Гурин, которая сейчас проживает в Кореличах. Она воспитала четырех дочерей, 8 внуков и 3 правнуков.


Справка «СБ»


Если в 2002 году демографическая убыль населения составила 70 тысяч человек, то в 2011–м — всего 16 тысяч. Число родивших компенсировало количество умерших в 3 городах — Лепеле, Несвиже и Василевичах — и 1 поселке городского типа — Лоеве. Естественный прирост сельского населения отмечен в Минском и Брестском районах.


А как у других?


Олег Таргонский, председатель Свислочского райисполкома:


— Свислочский район также является сельскохозяйственным, промышленности у нас нет. Конечно, решить вопрос демографии помогло бы строительство крупного предприятия. Но стоит ли? Ведь буквально в двадцати километрах расположен Волковыск со своим цементным заводом, мясокомбинатом, ОАО «Беллакт». Скажем, в Островец сейчас потянется рабочая сила, которая будет строить и обслуживать будущую атомную электростанцию. А мы как район, достаточно большую площадь которого занимает Беловежская пуща, можем сделать акцент на туризме. Поэтому одной из основных задач по привлечению людей трудоспособного возраста считаю создание условий для работы, а также возможности тратить деньги, не покидая территории района. И делается для этого, поверьте, многое.


Только цифры


Всего на учете в центрах территориального обслуживания населения находится 1,6 миллиона человек. На поддержку ветеранов, лиц, пострадавших от последствий войны, пожилых и инвалидов в этом году в бюджетах разного уровня предусмотрено 13,7 миллиарда рублей. Эти деньги пойдут на текущий ремонт их квартир и домов, приобретение на зиму топлива.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости