Минск
+2 oC
USD: 2.11
EUR: 2.33

Спор о понятиях

Читая редакционную почту
Читая редакционную почту

Бережливость — хорошее качество, не так ли? У бережливых и вещи долго служат, и денег у них больше. Но почему–то окружающие этого не ценят, а порой откровенно называют таких людей жадными. Где же та тонкая грань, которая и разделяет эти близкие, но в то же время такие разные понятия? Ответы есть в редакционной почте.

«Я работаю воспитателем в детском саду и наблюдаю много примеров жадности малышей, — пишет Анна Смолянкова из Минска. — В моей группе есть двойняшки Олег и Данила. Братики совершенно разные по характеру. Олег общительный, всегда угощает друзей конфетами, делится игрушками. А вот Данила, напротив, замкнутый, играть не любит и постоянно жадничает. Олег обычно быстро съедает полдник или обед и раньше часто просил поделиться брата яблоком или апельсином. На что Даник категорично отвечал: «Ты свое уже съел». Мама говорит, что и дома та же ситуация. «Да, он очень жадный. Я ему постоянно об этом говорю. Но ведь ребенок прав: всем дали поровну, почему он должен делиться?» Однажды я не выдержала, взяла плачущего Олега за руку и сказала: «Давай мы с тобой возьмем яблочко, разрежем его и поделимся с твоим братиком». Малыш обрадовался, сам–то он любит угощать. А маме я посоветовала не давать детям все сразу, а делить, например, банан или шоколадку на две равные части между детьми. Чуть позже дать и вторую сладость. Вы знаете, с недавних пор Данила стал более щедрым и открытым. В ситуациях, подобных этой, всегда есть некоторая вина родителей. Да, мать пусть и не учила сына скупердяйничать, но постоянно твердила, что он жадный. А раз мама так говорит, то ребенок стремится этому соответствовать. Вдумайтесь, ведь мы часто говорим детям, которые предлагают поделиться чем–то с нами, на первый взгляд безобидную фразу: маме ничего не нужно. И, сами не желая, закладываем эту мысль в подсознание ребенка. Подросший сын или дочь продолжают считать, что мы ни в чем не нуждаемся, и до конца жизни могут не помогать родителям».

Действительно, с детьми все более–менее ясно. Их характер напрямую зависит от того, что вложили в них взрослые. И пока есть шанс что–то исправить, нужно действовать, чтобы детское «мое, никому не дам» не переросло в откровенную жадность. Ну а как жить с мужем, который считает каждую копейку? «Когда я выходила замуж, то была уверена, что мне крупно повезло, — делится горьким опытом гомельчанка Ирина Жукова. — Сергей очень красиво ухаживал: постоянно дарил цветы, преподносил неожиданно дорогие подарки. Но после свадьбы его словно подменили. Он выделял мне определенную сумму на месяц, причем не на мои личные нужды, а на еду, коммунальные услуги. Если мне нужно было купить одежду или обувь, Сергей долго и нудно читал мораль, как тяжело ему даются деньги и что тратить их надо с умом. Правда, когда родилась дочка, муж стал давать больше, но только на нее. Доходило до того, что я покупала себе одежду и прятала, чтобы он не увидел обновки. Когда закончился отпуск по уходу за ребенком, я вышла на работу. И сразу же подала на развод. Последней каплей были слова мужа, что я вышла не за него, а за мешок с деньгами. И ребенка родила, чтобы побольше урвать. По его настоянию из квартиры я забрала только вещи, купленные до свадьбы. Сейчас я обеспечиваю себя сама и жалею лишь об одном: что не развелась раньше».

Но бывает, что окружающие ошибаются, считая людей скрягами, пересчитывающими по ночам несметные богатства. «Я решила написать в редакцию, чтобы заочно извиниться перед соседкой Марией Тихоновной, — пишет Светлана Борисюк из Витебского района. — Сейчас она живет в городе у дочери, и лично попросить прощения пока не могу. Марию Тихоновну в нашей деревне считали чересчур скупой и жадной. Еще бы: ну зачем одинокой старушке такой большой огород, столько живности? Она всегда держала двух коров, коз, свиней, целый выводок кур и гусей. Соседи видели, что ей очень тяжело, но Мария Тихоновна и не думала сокращать хозяйство. Причем почти все молоко, мясо, яйца, овощи продавала. Как только появлялись ягоды, соседка в любую свободную минуту шла в лес. То же и с грибами. Все дары природы шли на продажу. А больше всего ее осуждали за то, что никому она никогда не давала в долг. «Я ничего не прошу, и вы не просите», — был ее обычный ответ. Как только не распекали скрягу всей деревней! «На тот свет заберет, не иначе!» — и я, каюсь, злословила. Но недавно выяснилось, что у Марии Тихоновны очень болен внук, на лечение которого и необходимы деньги. Когда мы это узнали, извиняться было поздно. Мария Тихоновна поехала присматривать за мальчиком».

Такой моральный финал деревенской истории. Надеюсь, что покаянные слова своей соседки будут услышаны бабушкой Марией Тихоновной.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...