Сельская газета

След на земле

ИЗНАЧАЛЬНО, с момента сотворения, все реки были кристально чистыми, леса — дремучими и непроходимыми, воздух — напоенный лишь ароматами трав, снега или дождя. Это потом, когда появились мы, люди, в воздухе запахло не только пороховой гарью многочисленных войн, но и бензиновыми выхлопами, по рекам поплыли радужные нефтяные пятна, а  в лесу иной раз шагу ступить нельзя, чтобы во что-нибудь, уж извините, не вляпаться. Не получается как-то у нас жить с природой  в согласии и гармонии. Забываем, что вред, который мы своей  хозяйственной деятельностью или просто вопиющей невоспитанностью наносим окружающей среде, к нам же бумерангом и возвращается. В некоторых аспектах этих проблем и разбирались корреспонденты «СГ».

Банковская карточка как визитка мусорного хулигана

Наш корреспондент поразился количеству свалок в садовых товариществах и дачных кооперативах

ЛЕТО — жаркая пора для дачников. На эти три месяца они превращаются в записных сельчан и совмещают отдых и уход за грядками. Все бы ничего, да от бурной их работы сильно страдают леса у дачных поселков: стихийные свалки здесь явление обычное. В этом убедился корреспондент «СГ», отправившись в рейд по садовым товариществам и дачным кооперативам вместе с инженером по охране и защите леса Смолевичского лесхоза Павлом РУДИКОМ.

Бытовой мусор близ станции Домашаны.

МОЙ спутник хоть и молодой специалист, но уже успешно прошел боевое крещение прошлогодними ураганами и навел порядок в десятке садовых товариществ.

В машине он вводит меня в курс дела: «Начнем с проверки садовых товариществ, в которых ранее возникали стихийные свалки, а после проверим информацию от граждан». С собой у Павла копии протоколов прошлых лет, несколько чистых бланков на случай фиксации нарушений. Здесь же и современная техника: GPS-навигатор с картой владений лесхоза и фотоаппарат. Хотя и этого, признается специалист, иногда бывает недостаточно: если у человека нет с собой паспорта или хотя бы его копии, выяснять личные данные и составлять акт можно несколько часов.

Садовое товарищество «Бульбяш». Прочесывая улицу за улицей, находим за невысоким металлическим забором большую свалку с металлоломом. Среди заржавевших бочек можно встретить и холодильники, и газовые плиты, а кто-то особо предприимчивый умудрился дотянуть сюда прогнивший автомобильный кузов.

К сожалению, наша находка — на территории садового товарищества, составлять протокол Павел Рудик права не имеет. Инженер сообщает о свалке в районную инспекцию природных ресурсов и охраны окружающей среды и председателю правления «Бульбяша»:

— Такие ситуации возникают часто. Мы связаны по рукам и ногам, ведь земля не входит в наше ведомство. И вместо того чтобы помочь ликвидировать хлам, можем только сообщить в инстанции.

На собственной территории лесхоз борется с нелегальными свалками более эффективно. В том числе с помощью высоких технологий. У места бывшего захламления Павел указывает пальцем на верхушку дерева: на высоте метров 15 маленькая камера, направленная в нашу сторону:

— Фотоловушка работает в онлайн-режиме: как только фиксирует любое движение в зоне видимости, сразу отправляет снимки на наш сервер. В прошлом году так установили двоих нарушителей. После того как они заплатили штраф, мусора здесь не было.

Правда, оснастить окрестности более полусотни садовых товариществ лесхоза подобной техникой в ближайшем будущем не позволят финансы. Одна камера стоит порядка 600 рублей, сюда же добавляются расходы на интернет и электричество. Так что фотоловушек пока пять.

Следующий адрес — садовое товарищество «Журналист-инфо»: поступило несколько звонков, что на его окраине близ станции Домашаны огромная свалка бытового мусора. Сигнал верный: на последней улице у железной дороги находим сотни пакетов с отходами, оконные рамы и множество бутылок. К сожалению, во второй раз за поездку несанкционированная свалка находится на границе территорий. Действуем по той же схеме: оповещаем инспекцию и председателя, а сами фиксируем нарушение на фотоаппарат.

Свалка металлолома в садовом товариществе «Бульбяш».

— Как-то мало желающих содействовать нам в уничтожении стихийных свалок. Например, в прошлом году в одном из садовых товариществ особо наглый садовод оставил около десяти пакетов с отходами посредине улицы и уехал. Только и улику на месте преступления оставил: банковскую карту обронил. Отправили запрос в банк в надежде, что они помогут хотя бы с телефонным номером нарушителя. Уже год ждем ответа, — признается инженер.

САДОВОЕ товарищество «Заря» хорошо знакомо специалисту: несколько недель назад он выносил предупреждение хозяйке одного из домов за строительный мусор около участка. Теперь настало время проверить, выполнила ли она просьбу. Не выполнила, а мусора еще больше добавила.

— Дайте мне еще один день, и я все уберу, — просит хозяйка Рудика.

Тот непреклонен: давал более двух недель, чтобы исправить ситуацию, сейчас составляет протокол. Правда, девушка уже сейчас говорит, что будет обжаловать решение суда: штраф, предусмотренный по этой статье, может достигать 20 базовых величин.

КОММЕНТАРИЙ

Начальник Смолевичской районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Владимир ЧИСТЫЙ:

— За первое полугодие наша организация выявила 93 нарушения природоохранного законодательства, из которых 81 уже устранено. Было составлено 18 протоколов с привлечением к административной ответственности, из них четыре — по несанкционированному выбросу мусора — на 920 рублей. Сегодня на территории Смолевичского района зарегистрировано 155 садовых товариществ и более 35 тысяч садовых участков. На их территориях установлено 495 контейнеров по сбору мусора. К сожалению, не все используются по назначению: часть из них закрывается хозяевами участков, а доступ к ним организован только в определенное время.


Никита АВРАМЕНКО, «СГ»

Фото автора

ЧП природного масштаба

Лесники Гомельщины последствия короедного нашествия сравнивают с лесными пожарами

СПЕЦИАЛИСТЫ говорят, что паразит пришел к нам из Польши и Украины и повредил уже до 4 тысяч гектаров леса. Основной удар приняла на себя Гомельская область, где пострадало более полутора тысяч гектаров леса, а массовое нашествие жука признано чрезвычайной ситуацией природного характера. Для того чтобы остановить его распространение, на пораженных участках ведутся санитарные рубки. Работают не только бригады лесников Гомельщины.

Им на помощь пришли коллеги из Гродненской, Витебской и Могилевской областей. Задействовано свыше 200 человек и около 60 единиц техники, идет активная заготовка древесины. Примерно 30 процентов ее с сосняков — техсырье, остальное — деловая. Но товарное качество зараженного дерева тает, что называется, на глазах. Для превращения деловой древесины в техсырье достаточно от нескольких недель до полутора месяцев.

Промедление в схватке с короедом чревато. Во-первых, вместо товарной древесины можно получить дрова, во-вторых — очаги размножения: при благоприятных условиях вредитель распространяется в лесу, как пожар. К слову, с помощью огня от него и спасались раньше: поврежденные деревья вырубали и увозили, а порубочные остатки сжигали. Если этого не сделать, они становятся кормовой базой и «яслями» для новых личинок жука. Но в последние годы из-за высокой пожароопасности в лесах такой метод почти не применяется.

Причиной стремительного увеличения численности вершинного короеда и прочих стволовых вредителей ученые называют изменение климата. Соснам и елям становится жарко в наших широтах, и их «иммунитет» слабеет. И если здоровое дерево способно просто залить смолой ходы жука и его самого, у ослабленных сил на это нет. Кроме того, «созревшая» сосна продуцирует меньше смолы и не может защищаться от вредителей.

О том, что короед набирает силу год от года, говорят факты. Еще несколько лет назад точечные поселения этого жука отмечались только в Брестской области. Теперь такие «пятна» есть и в других регионах страны. Нынешний год и вовсе считается аномальным по возросшей активности паразита.

Специалисты и в ближайшее будущее заглядывают с опаской: если дефицит влаги при усиливающихся ветрах сохранится и в последующие годы, усыханию и нашествию вредителей могут подвергнуться береза и ольха. Уж больно нехорошая тенденция прослеживается: в начале 2000-х годов в Беларуси отмечалось массовое усыхание дубрав, потом — ельников, теперь под ударом оказались сосны.

Наталья ВАКУЛИЧ, «СГ»

nvakulich2016@mail.ru

Нитратная начинка сельского колодца

О том, что их нужно регулярно чистить, многие хозяева даже не подозревают

В ЗЕЛЬВЕНСКОМ районе 2011 шахтных колодцев. Какого качества в них вода, сказать сложно. Дело в том, что специалистами районного центра гигиены и эпидемиологии ежегодно обследуются только общественные колодцы. Таковых в районе только 16. Остальные — частные. А вот частник должен сам проявлять заботу о своем здоровье. У него сделают забор воды только после того, как будет написано заявление. Исследование не бесплатное, и не каждому хочется выкладывать за него деньги.

В агрогородке Бородичи проложен трубопровод. Вода поступает централизованно прямо в дома, однако часть жителей по- прежнему пользуется колодцами.

Интересуюсь у Марии Кухты, знает ли она, что пьет, слышала ли что-нибудь о санитарных нормах. Хозяйка колодца признается, что это ей неведомо: вода прозрачная, по вкусу хорошая, а вот какие в ней могут быть вредные для здоровья примеси, не догадывается. Хотя иметь такую информацию хотелось бы: в выходные к ней часто приезжают сын и дочь. А у них маленькие дети. Узнав от помощника врача-гигиениста Оксаны Плавской, что микробиологическое исследование обойдется в 14 рублей, соглашается.

Главный санитарный врач района Петр Бутько говорит, что не все безразличны к своему здоровью. Люди порой сами приносят воду на исследование. Просят не только проверить на наличие микробов и бактерий, но и нитратов. Правда, таких немного. Возможно, их останавливает, что такая услуга не бесплатная. За полный анализ необходимо платить дважды, поскольку в Зельве нет возможности проверить на химсостав — запах, вкус, нитраты. Приходится возить в Волковыск.

Если лабораторные исследования показали, что вода не отвечает санитарно-гигиеническим требованиям, хозяину колодца направляются предупреждение и рекомендации, как сделать ее чище. Но прислушиваются к мнению специалистов не все. Это и понятно: выполнение всех требований санстанции обойдется в копеечку. К примеру, чтобы почистить колодец, пенсионеру нужно выложить чуть ли не всю свою месячную пенсию. А такую профилактику надо делать ежегодно. Иногда, чтобы избавиться от нитратов в воде, необходимо углублять колодец. Но сделать это зачастую не так-то просто.

По словам Оксаны Плавской, если микробиологические показатели воды плохие, это грозит заболеванием желудочно-кишечного тракта. На Зельвенщине в основном наблюдается превышение по нитратам, которые особенно опасны для детей. Сами по себе нитраты не несут угрозы человеческому организму, вредны их производные — нитриты. Они вступают во взаимодействие с гемоглобином, в результате чего образуется лишний компонент крови — метгемоглобин, не способный переносить кислород. Это приводит к тому, что клетки по всему организму начинают испытывать кислородное голодание, человек чувствует сонливость, слабость. Могут быть одышка, потемнение в глазах, головная боль, учащение пульса. Очень сильное отравление может закончиться летальным исходом.

Наибольшую опасность для частных колодцев представляют весенние талые воды — они приносят с полей нитраты. Угроза исходит также и от рядом расположенных животноводческих помещений. Больше не от общественных, а частных. При строительстве ферм, как правило, соблюдаются все санитарные нормы. А вот на частном подворье соблюсти из-за ограниченности территории расстояние в 50 метров зачастую нет возможности. Люди выкидывают возле сарая навоз, и нечистоты во время дождя подтекают к самому колодцу.

Исследования центра гигиены и эпидемиологии показали, что чистой и безвредной для здоровья в районе можно считать водопроводную воду только в самом городском поселке Зельва, поскольку тут функционирует станция обезжелезивания, а также в Теглевичах. К сожалению, по программе обустройства агрогородков не удалось построить такие очистительные станции еще в шести населенных пунктах. В этом году запланировано строительство станции в Деречине. Своей очереди дожидаются Голынка, Елка, Каролин, Князево и Кошели.

Геннадий ГИЛЬ, «СГ»

gennadijj-gil@rambler.ru

Фото автора

Чистой водицы за копейки напиться

Почему грандиозный проект тепличного комбината «Берестье» не находит развития, а станции обезжелезивания свою функцию не выполняют

В ДЕРЕВНЯХ Брестского района проблема повышенного содержания железа в питьевой воде актуальна долгое время. Ее пытаются решать. В Остромечево, например, планируют построить станцию обезжелезивания. В проекте она уже несколько лет, но дело с мертвой точки пока так и не сдвинулось. Большую часть жителей агрогородка питьевой водой обеспечивает ОАО «Остромечево». Ее качество постоянно контролируют, хотя без нареканий не обходится. Одним из вариантов решения проблемы мог бы стать водопровод к расположенной в нескольких километрах деревне Смуга. Там вода лучше, и ее подведение к Остромечево обошлось бы дешевле, чем станция обезжелезивания. Однако пока это только планы.

В деревне Ковердяки под Брестом вода еще недавно была такой грязной, что в фильтрах смесителей и стиральных машин накапливался песок. Ее качали из артезианской скважины, станции обезжелезивания не было. Еще минувшей зимой люди поднимали вопрос о том, чтобы осуществить врезку в городские сети, благо областной центр недалеко, а возле населенного пункта проходит трубопровод к городскому водозабору. Пару недель назад работы начали. На днях деревню подключили к сетям брестского «Водоканала». Что изменилось? Вода стала чище, но ее по-прежнему приходится отстаивать в стеклянных банках или кастрюлях. На дне скапливается рыжий налет.

Коммунальщики объясняют: должно пройти некоторое время, чтобы трубы очистились. Местные жители очень надеются, что так и будет. В этом случае очищать воду от излишков железа (раньше его содержание превышало норму в разы) не придется.

Правда, и станции обезжелезивания не всегда снимают проблему. В агрогородке Жеребковичи Ляховичского района ее ввели в эксплуатацию почти 10 лет назад. О том, что есть реальный эффект, говорить не приходится. Люди по-прежнему жалуются на ржавую воду. Вопрос, по всей видимости, в старых трубах, которые поменяли не везде. К тому же напор в кранах в часы пик очень слабый. В КУМПП ЖКХ «Ляховичское ЖКХ» сделали проект на закольцовку водопровода в агрогородке, но на проведение работ нет денег.

По программе «Чистая вода» в ближайшие пять лет на Брестчине планируют построить 91 станцию обезжелезивания. По словам ведущего специалиста отдела Брестского областного управления ЖКХ Оксаны Шаповал, в нынешнем году они должны заработать в агрогородке Мотоль Ивановского, деревнях Бережное Столинского, Хойно Пинского, Дятловичи Лунинецкого районов, а также в Дрогичине.

Правда, можно найти и более дешевый выход, чем такие дорогостоящие объекты. Его уже не один год предлагают на ОАО «Тепличный комбинат «Берестье», где действует геотермальная скважина глубиной 1520 метров. Питьевую воду поднимают с глубины в 1,1 километра. Ее качество безупречное и подтверждено лабораторно.

— Такую воду мы предлагаем всего по 5 копеек за куб, а инвесторов нет, — сетует директор предприятия Николай Долбик. — А ведь через трубопровод могли бы запитать ближайшие населенные пункты, обеспечить население региона бутилированной водой.

Она, по убеждению специалистов тепличного комбината, стоила бы гораздо дешевле, чем та, которая сегодня стоит на прилавках магазинов и которую поставляют в офисы, школы, детские садики и другие учреждения. В самом «Берестье» освоили проект, позволивший геотермальной водой отапливать теплицы. Обеспечить население дешевой и качественной питьевой водой предприятию самому не под силу. И идея уже несколько лет висит в воздухе.

Александр КУРЕЦ, «СГ»

kurec.a@mail.ru


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости