Синдром Анны Карениной

Фильм Александры Бутор «В личное пространство вход воспрещен» выходит в прокат 1 февраля

Топ-топ, топает современный менеджер по извилистым дорогам судьбы. Мечется, раздваивается, зависает над экзистенциальными безднами. Судорожно вглядывается в собственное отражение, пытаясь разгадать черты грядущего. А ему, бедному, на плечи бросается “век-волкодав”, хотя и “не волк он по крови своей”. Мандельштама не читает, Тузенбаха от Чебутыкина вряд ли отличит и вообще душу свою, настроенную на позитив, понапрасну не тревожит.

Творческая группа фильма на премьере излучала позитив.

Первое, что бросается в глаза в начальных кадрах нового фильма Александры Бутор “В личное пространство вход воспрещен”, — полное отсутствие книжных полок в квартире главного героя Максима. Перед нами распростерлось стерильное, почти безжизненное пространство, хайтековский “медвежий” холостяцкий угол. На столе — только специальные бумаги по работе.

Максим — молодой талантливый программист (современные киношники про бездарностей в принципе картин не снимают), упакованный по полной программе: живет в роскошной двухэтажной квартире, разъезжает на “Ягуаре”. С “обслугой” там всякой, администраторами из ресторанов или юридическими консультантами разговаривает скупо, по-деловому. И вообще несет себя по жизни бережно, как Фандорин, будто расплескать боится. Вот только с личным, как поется в песенке группы “Секрет”: “Привет!” За внешним благополучным обликом скрывается весьма уязвимая натура, до сих пор страдающая от детской травмы: когда-то Максим не заступился за девочку, на которую напали хулиганы. Ее растрепанные банты до сих пор стоят у него перед глазами, как наваждение. Эта сцена в фильме несколько раз повторяется.

Максим оказывается обычным невротиком: сбой в очередной компьютерной игре, которую он разрабатывал и которую начальство (в эпизодическом исполнении Павла Харланчука) уже выпустило в продажу, выбивает его из колеи настолько, что он решает броситься под поезд. Но не на центральном железнодорожном вокзале, а на провинциальном остановочном пункте “Лесное”. Почему именно здесь, в фильме не объясняется. Возможно, тоже имеют место быть какие-то детские ассоциации или травмы. Пошел, например, Максим в лес за грибами и заблудился. Попал в избушку к лесникам, они его всяким премудростям компьютерным и обучили. А что? Современное белорусское кино допускает любые фантастические ситуации. Чтобы осуществить задуманное, менеджер доезжает на своей машине до придорожного кафе и идет пешком через лес. Пусть твой “Ягуар” через бури прорвется, я хочу, менеджер, чтобы тебе повезло!

Параллельно развивается несколько второстепенных линий. У хозяина харчевни, старого рокера, у которого в одной из комнат пылятся кожаная куртка-косуха и гитара, имеется дочь-нимфетка. Дружок подбивает ее отправить заявку на “Евровидение”. Также наличествует служебный роман двух медиков в исполнении актеров Анны Полупановой и Сергея Жбанкова. Фельдшер Анна Сергеевна влюблена в своего практиканта Антона, но чувство свое таит. Понимает, что срок его практики подходит к концу и вряд ли этот столичный парнишка останется работать в глуши рядовым фельдшером. Диалогу, который сопутствует выяснению их отношений, позавидовал бы любой режиссер эпохи соцреализма. Ключевая романтическая сцена между медицинскими работниками в духе картины Вуди Аллена “Матч Поинт” происходит в поле...

Итак, перед нами — романтическая комедия, теплая лирическая история... Ходовой товар на кинорынке. История, призванная смягчать общественные нравы, примирять враждующие стороны, вселять веру в справедливость и вечные ценности... Однако структура ленты, больше похожей на растянутый музыкальный клип, явно хромает. Поддаться ее скромному обаянию мешают непрописанные характеры и картонные диалоги (некоторую их часть просто не разобрать из-за специфического звука). Можно было бы закрыть на это глаза, но с 1 февраля фильм выходит в прокат, значит, и требования к нему должны быть вполне себе серьезные. Все-таки Минск — столица международного кинофестиваля “Лістапад”, конкурсная программа которого с каждым годом становится все насыщеннее. На экранах — фавориты “оскаровской” гонки, вышедшей на этой неделе на финишную прямую: “Форма воды” Гильермо дель Торо и “Темные времена” Джо Райта. Киноконтекст, в который входит новый фильм, весьма серьезный...

Но наши кинематографисты снова проявили явный инфантилизм. Они говорят нам: мы выше контекста, существуем в своем пространстве. И бюджеты у нас разные. И зима по полгода. Мы выбиваемся из сил, чтобы дарить людям радость. Как у Гоголя: “Ты все бы хотел нас видеть прибранными, да выбритыми, да во фраках. Нет, ты полюби нас черненькими, а беленькими нас всякий полюбит”.

pepel@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Александр КУШНЕР
Загрузка...