Силовые разборки в электричках

Два случая, о которых мы сегодня расскажем, произошли почти в одно и то же время (разбежка — неделя), на одном и том же маршруте электрички и едва не на одной и той же станции. Только вот отличаются они, как небо и земля…
Бьют контролера… Индивидуальный предприниматель, студент пятого курса БНТУ Дмитрий Стахович 24 июня 2003 года рано утром сел в электричку, в 6 часов 39 минут отправившуюся из Минска в Молодечно. Проездной билет взять не удосужился. Вполне возможно, по той простой причине, что находился в состоянии алкогольного опьянения и ему море было по колено. Тем не менее с контролером-ревизором Владимиром Лазаревичем, проверявшим вместе с коллегой наличие у пассажиров проездных билетов, пришлось объясняться. Выяснив, что у Стаховича нет билета и он отказывается оплатить проезд и штраф, Владимир Петрович предложил ему выйти из электрички на ближайшей станции Ждановичи. В сопровождении контролера-ревизора проштрафившийся пассажир вышел в тамбур девятого вагона, располагавшегося в хвосте поезда. В это время Дмитрий Стахович, не выпуская из руки «дипломат», другой рукой схватил Лазаревича за рубашку и нанес ему резкий удар головой в лицо. Не ожидавший такого выпада, Владимир Петрович стоял, прижавшись к переходной двери тамбура, и постепенно приходил в себя. Под глазом у него начала расти «шишка»... Поезд притормозил, двери открылись. Стахович, совершивший «акт возмездия», не прочь был покинуть электричку. Но пострадавший от него контролер-ревизор воспрепятствовал этому. Контролеры-ревизоры и безбилетник доехали до станции Молодечно. Здесь их встретил наряд милиции и препроводил нарушителя в дежурную часть. Контролер-ревизор Татьяна Казакова, находясь еще в электричке, записала данные мужчин, которые находились в тамбуре и стали свидетелями инцидента. В дежурной части она передала эти сведения дознавателю. Вскоре в отношении Д. Стаховича было возбуждено уголовное дело. После окончания расследования студент-предприниматель предстал перед судом. Суд Минского района и города Заславля, оценивая собранные по делу доказательства в их совокупности, счел вину Д. Стаховича, обвиняемого в совершении насилия в отношении должностного лица, которое выполняло служебные обязанности и пресекало правонарушение, полностью доказанной. Потерпевший В. Лазаревич предъявил к обвиняемому исковые требования о материальном возмещении причиненного морального вреда в размере одного миллиона рублей. Суд нашел требования потерпевшего обоснованными, но завышенными. Он взыскал со Стаховича в пользу Лазаревича в счет компенсации морального вреда 300000 рублей. Правда, почти такая же сумма еще была взыскана с обвиняемого в пользу потерпевшего ввиду понесенных последним судебных расходов. Раскошеливаться Д. Стаховичу пришлось по приговору суда, возмещая назначенный ему штраф в размере тридцати базовых величин. В итоге предприниматель оказался в серьезном пролете: сэкономил стоимость билета, но после приговора суда выложил очень солидную сумму… Бьет контролер... Игорь Лотыш живет в Молодечно, а на работу ездит в Минск. Именно в столицу его распределили после окончания медучилища. Он фельдшер подстанции № 1 станции скорой медицинской помощи. Отработав смену, около полудня 17 июня 2003 года Лотыш возвращался с улицы Бехтерева, 8а, где находится подстанция, к себе домой в Молодечно. По дороге заглянул в универмаг «Беларусь», а затем решил заехать на рынок в Ждановичах. Еще направляясь на дежурство, он приобрел билет на электричку в обе стороны с третьей по восьмую зоны. Побродив по рынку, фельдшер сел в 16 часов 34 минуты на остановочном пункте Лебяжий в электричку. Как только поезд отправился с остановочного пункта, в четвертый вагон, где обосновался на свободном сиденье Лотыш, зашли две женщины в форме — контролеры-ревизоры. Одна из них подошла к Игорю, проверила билет, прокомпостировав его, и двинулась дальше. Но некоторое время спустя вернулась к молодому мужчине и попросила еще раз предъявить билет. Внимательно его рассмотрев, контролер-ревизор Ирина Рухля заявила Лотышу, что билет его недействителен. Остановочный пункт Лебяжий, на котором имел неосторожность сесть в электричку Игорь, объяснила контролер, относится ко второй зоне. Третья зона, с которой действовал билет Лотыша, начинается только со следующей станции. Поэтому незадачливому пассажиру было предложено оплатить штраф в размере около 2500 рублей. У Игоря с собой было только 10 долларов и больше никаких денег. Он сказал контролеру, что белорусских денег у него нет. Но заявил, что для оформления штрафа у него есть паспорт. В это время в вагон зашли двое мужчин в форме. Незадолго до этого они, контролеры-ревизоры ТРУП «Минское отделение Белорусской железной дороги», закончили проверять билеты у пассажиров соседнего пятого вагона. — В чем дело? — поинтересовался у коллег Леонид Ганич. — Да вот, Петрович, пассажир может ехать от станции Ратомка, а сел в электричку раньше времени. К тому же его билет дважды погашен,—объяснила сложившуюся ситуацию Ирина Рухля. — Что ж,—объявил, в третий раз прокомпостировав злополучный билет Ганич, — будет ехать в порядке наказания до Молодечно стоя. Минуту спустя этот контролер-ревизор предложил Лотышу встать со своего сиденья и пройти в тамбур. Игорь без пререканий выполнил эту команду. Вслед за ним потянулись все четверо контролеров. В тамбуре Ганич потребовал: — Давай, торгаш, деньги. — Я на рынке не торгую, — возразил Лотыш. — Из-за вас, торгашей, — не унимался контролер, — железная дорога несет убытки. Незадолго до прибытия поезда на станцию Ратомка Ганич ударил проштрафившегося пассажира кулаком в лицо. Удар пришелся Игорю в нос. Женщины-контролеры стали смеяться, подтрунивать над ним. Но Игорь на все происходящее реагировал очень спокойно и воздерживался от ответных выпадов. Поезд остановился на станции. После высадки-посадки пассажиров контролеры стали выталкивать Лотыша из тамбура на перрон. По громкоговорящей связи уже прозвучало предостережение: «Осторожно, двери закрываются». И в этот момент Ирина Рухля, полная женщина, которая как-то нервно реагировала на происходящее, ударила Лотыша в правый бок компостером, что держала в руках. Игорь держался левой рукой за выступ в тамбуре. Тем не менее после полученного удара левым боком выпал на перрон. Слегка ударился и головой. От сильной боли в левой пятке потемнело в глазах, стало плохо и с сердцем. Самостоятельно передвигаться Лотыш уже не мог. Проходившая мимо Валентина Сыропятова видела, как выпал из вагона и стал задыхаться молодой мужчина. Валентина Юльяновна проработала около десятка лет дежурной по станции в Минском метрополитене. Женщина сразу же побежала в сторону кабины машиниста электровоза. Машинист посоветовал вызвать медиков. Фельдшер скорой помощи Игорь Лотыш действительно нуждался в той же скорой помощи сам. Это было видно и неспециалисту: пострадавший от боли находился в шоковом состоянии. Когда Сыропятова вернулась к пострадавшему, то вокруг него собралось немало людей, которые открыто возмущались тем беспределом, что учинили контролеры. — Нужны два свидетеля происшедшего,— сообщила молодая дежурная по станции Вероника Кащей. В ответ на это народ стал постепенно расходиться. Как водится у нас, перспектива быть свидетелем, чтоб потом давать показания следователю и суду, прельщала немногих. Свои паспортные данные дежурной предоставили только Сыропятова и еще одна женщина, которую все увиденное настолько впечатлило, что с ней случился нервный срыв. Дежурная по станции позвонила медикам, попросила их о помощи. Однако на другом конце провода скоро приехать не пообещали. Тогда Сыропятова отправилась в больницу, что находилась неподалеку, и вернулась вместе с медработником. К этому времени Лотыш находился уже в помещении дежурной по станции. Три сотрудника ОМОНа, вовремя оказавшиеся рядом, помогли доставить сюда пострадавшего. Подоспевшая медсестра перевязала ему травмированную ногу, обработала ссадины на лице. Лотыш рассказал омоновцам об инциденте с контролерами. Они предложили Игорю отправиться вместе с ними в Минск и написать там заявление в милицию. Медработник сообщила, что пострадавшего можно госпитализировать в областную больницу в Боровлянах. Лотыш же предложил такой вариант: он на электричке доберется до Молодечно. Там его встретят медики и милиционеры, которых надо об этом попросить. Он напишет заявление в транспортную милицию и будет лечить свою ногу по месту жительства. Сотрудники ОМОНа А. Князев и А. Остроух по телефону согласовали вариант, предложенный потерпевшим, с оперативным дежурным Минского отдела внутренних дел на транспорте. Возражений не последовало. В Молодечно электричку, на которой приехал пострадавший, встретили милиционеры и медработники. Лотыш написал заявление, дал пояснения. После чего им занялись медики. Они установили, что у Игоря перелом левой пяточной кости. Дважды проводилась судебно-медицинская экспертиза, и в обоих случаях подтвердилось, что телесные повреждения у Лотыша могли образоваться при обстоятельствах, указанных пострадавшим при проведении следственного эксперимента. Привлеченные к уголовной ответственности контролеры-ревизоры заявляли, что не случайно Лотыш пожелал лечиться в родном Молодечно: тут ему коллеги-медики, мол, сварганят необходимые документы. Намекали при этом, что слишком долго этот 34-летний мужчина находится на больничной кровати. Но в том-то и дело, что перелом, к которому они приложили свою руку, оказался сложным, отнюдь не быстроизлечимым. Когда спустя четыре месяца после инцидента старший следователь Минской транспортной прокуратуры Юрий Надольский пригласил потерпевшего в свой рабочий кабинет для проведения следственных действий, тот не мог еще подняться по лестнице на четвертый этаж, и ему пришлось заказывать лифт. Находившемуся в командировке следователю стал раз за разом названивать по мобильному телефону Сергей Гришель. Упорно напрашивался дать показания по инциденту, происшедшему на станции Ратомка. Юрий Надольский заподозрил неладное: обычно свидетели подобным образом себя не ведут. Назначил встречу тому, кто ее добивался, но при этом соответствующим образом подготовился. — Присаживайтесь, Сергей Михайлович, — пригласил Надольский свидетеля-добровольца,— и для начала поведайте мне, за что отбывали наказание. Предъявите также удостоверение общественного контролера-ревизора Минского отделения железной дороги. Решительно настроенный посетитель после этого на некоторое время потерял дар речи. После минутной заминки, придя наконец в себя, он сообщил, что был сотрудником милиции, осужден за причинение тяжких телесных повреждений одному гражданину. После отбытия наказания распространяет в электричках, в основном молодечненского направления, печатную продукцию. Действительно имеет удостоверение общественного контролера-ревизора. Гришель предъявил следователю шикарную пластиковую «корочку» с собственным фото. Когда дошла очередь до дачи показаний, непосредственно связанных с июньским инцидентом в электричке, С. Гришель не стал шутить с огнем и повел себя осторожно. Заявил, что увидел, как из вагона выпал мужчина, и больше ничего важного не сказал. Леониду Ганичу и его коллеге Ирине Рухле пришлось сесть на скамью обвиняемых. Они, оба уроженцы Молодечненского района, так и не смогли найти общий язык со своим земляком Игорем Лотышем, который оказался их процессуальным противником. Суд пришел к выводу, что Л. Ганич и И. Рухля умышленно совершили действия, явно выходящие за пределы прав и полномочий, предоставленных им по службе. Эти действия повлекли тяжкие последствия, сопряженные с насилием. В результате по приговору суда обоим придется отбывать наказание в виде двух лет исправительных работ с удержанием 20 процентов заработка в доход государства. А можно ли обойтись без рукоприкладства? Бьют ревизора… Бьет ревизор… Такие вот, мягко говоря, нецивилизованные взаимоотношения случаются между контролерами-ревизорами и пассажирами. Что это — неизбежные издержки профессии, в которой без силовых разборок не обойтись? «Инструкция по работе контролеров-ревизоров, ревизоров-инструкторов по контролю пассажирских поездов на Белорусской железной дороге», принятая 7 августа 1995 года, предписывает: «Налагать и взыскивать штрафы в установленных размерах за безбилетный проезд и провоз излишней ручной клади, за нарушение общественного порядка, в том числе курение в неустановленных местах пассажирских поездов, а при отказе нарушителя от оплаты—составлять протокол-постановление о наложении штрафа». Ганич и Рухля не выполнили этот пункт инструкции. Нарушили они и часть 2 статьи 237 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях. Если нарушитель оспаривает налагаемое на него взыскание, предусматривает она, то составляется соответствующий протокол. В данном случае ничего такого сделано не было. Сами контролеры избрали силовой вариант со всеми вытекающими последствиями… — Стрессы, конфликты неизбежны в работе любого контролера-ревизора. Поэтому во многих зарубежных странах представители этой профессии проходят курсы специальной психологической подготовки, тестирования. Цель этого и других подобных шагов—нивелировать возможные конфликтные ситуации, свести до минимума издержки от них. Думается, этому должно уделяться больше внимания и на Белорусской железной дороге,— такой вывод сделал после вынесения приговоров, в которых в роли потерпевших либо обвиняемых оказались контролеры-ревизоры, минский транспортный прокурор Александр Лашин. — Мы, работники транспортной прокуратуры, — особо подчеркнул Александр Михайлович, — стоим на защите интересов закона. При этом в равной мере защищаем интересы как пассажиров, так и железной дороги. Главное — чтоб не нарушались ничьи права. А если они оказываются попранными, привлекаем виновных к ответственности, будь то ревизор либо пассажир, и направляем расследованное дело в суд. Так будем действовать и впредь. Хотелось бы, чтоб сам факт предания гласности таких историй поспособствовал предотвращению их.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.33
Загрузка...
Новости