Школа жизни

После освобождения Глусского района от немецко-фашистских...

Пройдя долгими дорогами войны и очистив землю от фашистской нечисти, учителя-фронтовики вернулись в классы

После освобождения Глусского района от немецко-фашистских захватчиков 27 июня 1944 года мирная жизнь постепенно входила в обычный ритм.

Установленный в поселковом сквере большой стенд с прикрепленной картой ежедневно флажками информировал о продвижении наших войск. Заведующим районным отделом народного образования был назначен Е.Е. Болотин — бывший начальник штаба партизанского отряда.

Несмотря на то что многие школьные здания во время оккупации были уничтожены, почти в каждой деревне стали работать начальные школы — кузницы для семилетних и средних школ, которые были в крупных населенных пунктах. Учились в приспособленных помещениях, обычных крестьянских хатах с самодельными столами и скамейками. Вместо тетрадей использовали газеты и газетную бумагу в рулонах, из которой делали тетради. Учительствовали в основном бывшие фронтовики, которые профессию школьного учителя выбрали еще до войны.

Вспоминается 1957 год, когда наша семья переехала из Коми АССР в деревню Карница Глусского района, на родину отца. Своей школы в деревне не было, и в первый класс мне пришлось ходить, как и всей детворе, в соседнее Турино. Всего километр туда и обратно, но ходить надо было через болото. Директором и учителем у нас был инвалид войны Иван Рафаилович Тумилович. В 1958 году в Карнице уже была своя начальная школа. Она представляла собой деревянное здание с большими окнами, двумя классными помещениями, в которых одновременно занималось по два класса: 1-й и 3-й, 2-й и 4-й. На два класса — один учитель. Не хватало учебников. Иной раз за партой сидели по 3—4 ученика. Книги ходили по рукам в порядке очереди, но этот дефицит не мешал тем, кто желал учиться и стремился к знаниям.

В моей памяти особое место занял образ Михаила Иосифовича Юрцевича, учителя 2-го и 4-го классов. До войны он учил моего отца и часто бывал у нас дома.

Среднего роста, с красивыми волнистыми с сединой цыганскими волосами, чисто выбритый, в брюках галифе и френче с накладными карманами, в хромовых, всегда начищенных до блеска сапогах, издававших при ходьбе скрип, он был чем-то похож на героя киноленты режиссера В. Турова «Я родом из детства» — учителя пения. Вот только пели мы на уроках не «Враги сожгли родную хату», как в фильме, а «Учил Суворов в лихих боях держать во славе российский флаг». И главным атрибутом на уроках пения был патефон с множеством грампластинок на военную тематику.

На смену М.И. Юрцевичу пришел Петр Яковлевич Зубкевич — фронтовик, сохранивший верность школе до конца. Именно в школе при подготовке классов к новому учебному году остановилось сердце прекрасного человека, тоже фронтовика, учителя из Баратинской начальной школы Николая Адамовича Ляпко, которого я хорошо знал и дружил с его сыном.

Считаю своим долгом упомянуть и директора Весновской восьмилетней школы, фронтовика Владимира Григорьевича Зайцева, из Докольской СШ — Болеслава Валерьяновича Ринейского, бывшего партизана, секретаря Глусского подпольного райкома комсомола, возглавлявшего школу в 1950—1970 годах, а также учителя географии Константина Никитича Кипеля. В сердце тех, кому довелось быть их учениками, осталась светлая память.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...