Сельская газета

Шесть часов паники и спасительный 21-й столб

Эксперимент по поиску пропавшего в лесу грибника провели «СГ» и Жлобинский РОЧС

Каждый год с приходом грибного сезона, о чем неоднократно писала «СГ»,  резко возрастает число пропавших в лесах. И ведь теряются, как правило, в родных местах. Почему люди готовы наступать в сотый раз на одни и те же грабли, понять трудно. Но человеческую психологию вмиг не изменишь. Кого-то в глубь чащи заведет разыгравшийся азарт, а другой просто перепутает тропки, вот и клиент для спасателей. Хорошо еще, что, по статистике, большая часть заплутавших любителей тихой охоты находятся в течение суток. Но уже 18 человек до сих пор числятся в сводках пропавших без вести не одну неделю.  Что чувствуют эти люди, как себя ведут в экстремальных условиях, что предпринимают для спасения в первую очередь?


В качестве эксперимента корреспондент «СГ» решил тоже  потеряться в одном из лесов Жлобинского района и попытаться самостоятельно выбраться из чащи. Помогли смоделировать ситуацию работники местного РОЧС.

С начальником отделения полковником Александром Лапухиным направляемся в лесной массив вблизи деревни Лесань. Почему сюда? Во-первых, еще в детстве вместе с родителями я несколько раз приезжал сюда за грибами, поэтому эти места были мне знакомы. Во-вторых, за нынешний сезон здесь заблудились три человека — именно столько потерялось во всем Жлобинском районе. К счастью, все они оперативно нашлись.

Прежде чем отпустить меня в «лесное» плавание, Александр Григорьевич проводит осмотр моего внешнего вида. Его цепкий взгляд сразу же падает на старые кроссовки: «Для похода в лес лучше обувать высокие сапоги. Так и передвигаться проще, и риск подцепить клеща меньше». Вслед за ботинками критике подвергается и верхняя одежда. Больше всего спасателя смущает темно-синяя куртка, ведь если меня не найдут до наступления темноты, то это заметно усложнит задачу поисковой группе. Лучше облачиться во что-нибудь яркое и желательно со светоотражающими элементами. Но из солидарности с типичным тихим охотником все же остаюсь в чем был. 

Начальник Жлобинского РОЧС полковник Александр ЛАПУХИН

А что в моем рюкзаке, интересуется Александр Лапухин. Я прихватил перочинный нож, коробок спичек, литровую бутылку воды, два бутерброда для перекуса и пачку обезболивающих таблеток. Стандартный набор грибника. Однако полковник МЧС по-прежнему недоволен: «В лесу обязательно нужен компас, чтобы проще ориентироваться. Еще не помешает кусочек мела, которым вы можете делать пометки на деревьях. Они, при необходимости, восстановят путь». Зато не вызывает вопросов мобильный телефон: аккумулятор заряжен на сто процентов, приложение МЧС «Помощь рядом» установлено. Родственники и знакомые в курсе моего похода, а Александр Григорьевич засекает время входа в лес. Эксперимент начался.

ОТДАЛЯЮСЬ сразу от дороги на три километра. Замечаю в себе недюжинный азарт — на пути то и дело встречаются сыроежки и курочки. Постепенно корзинка наполняется уловом. Признаюсь, сбор грибов настолько увлек, что я уже и забыл смотреть по сторонам, не заметил, как углубился в чащу, сбился с тропы. Прошел немного назад, потом в сторону, поблуждал с часок и вдруг понял, что дело плохо. 

Первая реакция?  Конечно, паника. И недоумение, как я, знающий тут почти все пути-выходы, мог сбиться? Решаю снова пойти назад, но еще больше усугубляю ситуацию — лес становится только гуще. Лишь через   тридцать минут блужданий вспоминаю, что на телефоне есть приложение. Открываю его и нахожу подсказку: нужно посмотреть на солнце. Если при заходе в лес оно было по левую сторону, то при выходе должно быть по правую. Только вот беда: не помню местоположение звезды на небосводе в момент, когда направлялся за грибами. Зато вдохновляюсь идеей сориентироваться по мху, который всегда указывает на север. Присматриваюсь к деревьям — где больше зеленой растительности. Правда, все равно не могу разобраться, в каком направлении выбраться. 

Спасительный квартальный столбик

Немного успокоившись, начинаю обдумывать, как быть дальше, попутно читая рекомендации «Помощи рядом». Приложение советует прислушаться к звукам. Например, лай собаки слышно за два-три километра. Никакого результата это не дает. Перехожу к следующему пункту: осмотреться вокруг. Возможно, рядом есть линии электропередачи или квартальные столбики, которыми лесники делят массив на сектора. У каждого есть номер, который поможет обнаружить местоположение. К сожалению, рядом нет и этого. Что было бы со мной, не прихвати с собой заряженный мобильник, даже думать не хочу. Но все же еще некоторое время не хватаюсь за него как за спасительную соломинку, а пытаюсь выбраться самостоятельно, представляя, каково человеку, оставшемуся в критический момент без связи с внешним миром. А вдруг бы и у меня трубка разрядилась, что предпринять?

Через два часа сдаюсь: замерз, вымотался, потерял лукошко с грибами и еще дальше забрел в глубь чащи.  Что скрывать – страшно. Иду на крайнюю меру – звоню в МЧС. Обычно рекомендуется набирать 101, но я напрямую связываюсь с  полковником Лапухиным. Тот не удивлен звонку: просит успокоиться, здраво оценить ситуацию и описать дислокацию. Рассказываю, что слева небольшой холм, а рядом сломанное дерево. Прошел около пяти километров. Специалист просит меня поискать сосну. Ее ветки всегда направлены на юг. Отыскав  ее, радуюсь, словно мальчишка. Однако мои эмоции быстро успокаивают: рано радоваться. Нужно еще выбраться.

Читайте также


ДВИГАЮСЬ на юг. Спасатель тоже выезжает в лес, чтобы с дороги подавать мне сигналы. Попутно мы с ним продолжаем разговаривать по телефону. Я докладываю  Александру Лапухину обо всем, что попадается на пути. Через километр выхожу на полянку и замечаю какой-то столб. Да, это и есть тот самый квартальный столбик, о котором говорилось в приложении. Тут же сообщаю о находке спасателю. Он просит уточнить, какой номер указан на столбике, и достает карту: «21. Хорошо, я понял, где вы. Ждите на месте и никуда не уходите». 

Полковник появился спустя пару минут. На самом деле я, не понимая как, но, практически сам вышел на лесную дорогу, до которой оставалось от силы метров 800.

Уже в машине спасатель начал анализировать мои ошибки: «Вы сразу запаниковали, чего ни в коем случае нельзя делать. Из-за этого еще больше углубились в лес». Также сказалось отсутствие компаса и мела, благодаря которым мог бы выбраться гораздо раньше и без посторонней помощи. К слову, блуждал я, по словам Александра Григорьевича, почти шесть часов, хотя мне показалось, что прошло от силы не больше двух. Тем не менее за это время весь провиант был съеден, а от литра воды осталось совсем чуть-чуть. Костер разжечь, чтобы согреться, так и не сумел. Плюс ко всему прочему приближался вечер. А вместе с ним и вероятность остаться в лесу с ночевкой. Обошлось… 

В ТЕМУ

Официальный представитель МВД Георгий Евчар рассказал, что с начала 2017 года в милицию поступило около 300 заявлений о пропаже грибников. Из них около 70 процентов пришлось на сентябрь. Чаще всего теряются люди преклонного возраста — от 70 до 80 лет. Больше всего заблудившихся в Витебской, Гродненской и Минской областях. Сегодня милиция ищет в белорусских лесах 18 человек, из которых половина находится там уже больше 10 суток.

banny@sb.by

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?