Главврач Кировской ЦРБ – представитель третьего поколения семьи, посвятившей себя медицине

Сердце пациента молчало... Секунда и – о чудо! – завелось

В кабинете главврача Кировской ЦРБ Александра Лукьяненко застать непросто. Возглавив учреждение, он тем не менее как анестезиолог-реаниматолог не потерялся. В его рабочем блокноте пометки не только о решении административных вопросов. Бывают и такие дни, когда значительную часть времени проводит в операционной или в реанимации. За более чем 20-летнюю практику через его руки и сердце прошли сотни сложных пациентов. С детства усвоив, что порой слово лечит лучше лекарств, подолгу общается с пациентами, их родственниками. Признается, это тоже важная часть работы. На вопрос, где комфортнее, отвечает: «В реанимации, как правило, спасаешь одного, двух пациентов, а как главврач отвечаю за здоровье жителей всего района. С этой позиции мне виднее, что можно улучшить, изменить, как грамотно организовать раннюю профилактическую помощь. Груз персональной ответственности больше, но за это и люблю свою работу». 


Не растерялся коллектив Кировской ЦРБ и в условиях особой эпидемиологической ситуации. Оперативно подстроились под условия работы в новом режиме, все необходимые мероприятия были расписаны, подготовлены планы действий на случай такой ситуации, а когда стали поступать пациенты с COVID-19, в больнице осталось это все реализовать. Александр Лукьяненко подтверждает не раз сказанное коллегами мнение: медики всегда начеку и готовы встретиться с любой редкой или опасной инфекцией...

Приход Александра Лукьяненко в профессию можно назвать классическим — увлечение делом родилось в семье, не одно поколение которой посвятило свою жизнь медицине. Его бабушка, Мария Андреевна Малашенкова, в трудовой имела одну запись: «врач-фтизиатр Осиповичской железнодорожной больницы». Мальчишкой будущий анестезиолог-реаниматолог бывал на ее рабочем месте. Пример «старшего доктора» вдохновил и других родственников пойти по ее стопам. Доктор Лукьяненко — представитель третьего поколения семьи, посвятившей себя медицине.

Он с первой попытки поступил в Витебский мединститут, распределился в Могилевскую областную больницу. Стажировка, которую проходил под руководством заслуженного врача Беларуси, доктора медицинских наук, профессора Алексея Викторовича Марочкова, определила профессиональную судьбу. Почему именно реаниматология?

— В том числе и потому, что в ней рано наступает профессиональная ответственность, — отвечает Александр Лукьяненко. — Что это такое? Принятие решений. Порой молниеносных. В отделение интенсивной терапии направляют, как правило, пациентов в критическом состоянии, иногда человек бывает без сознания и диагноза, а счет времени идет на секунды. Реаниматолог — специальность многогранная и буду откровенен, круче ее нет. Убедился в этом, когда учился у Алексея Викторовича. Когда ехал в Осиповичи, был готов оказывать любые виды помощи, при необходимости использовать общую анестезию, лечить реанимационных пациентов. Оттачивал умения под руководством заведующего реанимационным отделением райбольницы Александра Петровича Артамонова.

Вообще, признается Александр Лукьяненко, в какое бы учреждение здравоохранения ни забрасывала его судьба, ему везло на талантливых коллег, настоящих профессионалов. Кировск исключением не стал. Почти ежедневно в операционных рука об руку работает с талантливейшим хирургом Вячеславом Александровичем Бурваном, человеком особого характера, чутким, внимательным к людям, в то же время решительным, волевым. Его знают далеко за пределами района, а многим пациентам встреча с ним подарила вторую жизнь.

— Александр Евгеньевич, что главное в успешном исходе операции?

— Команда. Только в тандеме хирурга и анестезиолога-реаниматолога залог успешной операции и выздоровления пациента. Иногда о врачах моей специальности говорят «бойцы невидимого фронта». Действительно, пациенты, хоть и имею с ним прямой контакт, часто говорят, что узнают меня только по глазам. Ведь это последнее, что они видят перед тем, как войти в медикаментозную кому. В этом состоянии анестезиолог отслеживает работу сердца, дыхание, давление. Заботится, чтобы пациент чувствовал себя максимально комфортно, а операция никак не влияла на его самочувствие. На этом работа не заканчивается: важно грамотно вывести человека из комы, проконтролировать, чтобы в полной мере восстановились все функции. Словом, вернуть его к жизни. Конечно, в лечении реанимационных больных успех не в меньшей степени зависит от медицинских сестер, которыми я искренне горжусь.

— Бытует мнение, что реаниматологи, люди с особым психотипом, чаще других подвержены эмоциональному выгоранию. 

— Действительно, сложно отключить голову даже ночью — порой в ней мыслей больше, чем днем. Упоминал о том, что иногда требуется принятие сиюминутных решений. А это — напряжение колоссальное, постоянные стрессы, эмоциональное выгорание. Но когда удается вырвать человека из лап смерти, запоминается надолго. Мне, к примеру, хорошо помнится, как в первое свое дежурство в Осиповичах помог больному с инфарктом миокарда. Этот момент, когда ты один, на тебе ответственность за жизнь человека, — непередаваем. Думаю, это и держит многих в данной профессии. Убежден, случайных людей в ней нет. Конечно, важно, какие тебя окружают коллеги. Насколько дружно работаете, понимаете друг друга. Считаю, мне повезло. Коллектив в нашей больнице слаженный, есть взаимопонимание, чувство локтя. Когда надо — поддержат, помогут, к месту пошутят. Чтобы отвлечься, важно иметь какое-то хобби, заниматься спортом. Люблю волейбол, а еще работать на участке у дома. Это хороший способ переключиться. 

Александр Лукьяненко убежден: не бывает простых операций. Даже банальное удаление аппендицита, говорит, может не обойтись без сюрпризов. А вот место чуду в работе анестезиолога-реаниматолога есть:

— Были в моей практике случаи, когда делаешь все возможное. Казалось бы, применил все знания, силы, но сердце пациента молчит. Секунда и — о чудо! — завелось. Помнится, проводили многочасовую операцию в Осиповичах, делали все как положено, время не упустили. Но в какой-то момент показалось, что пациентке уже ничем не сможем помочь. Дай-ка, думаю, сделаю еще пару нажатий на грудную клетку. Раз — и сердце завелось. Женщина выжила. Тогда-то впервые подумал, не чудо ли?

— Приходилось ли вам сообщать родственникам пациентов о безнадежных ситуациях?

— Общение с родственниками пациентов — важная часть работы врача. Ведь мы же еще психологи. Приходится брать людскую боль на себя. Потеряв не так давно почти одновременно своих родителей, более эмоционально теперь переживаю каждую потерю, острее чувствую, что испытывают родственники в такой момент. Стараюсь объяснить, что мы сделали все возможное, обязательно выслушать, дать выговориться. 

— За почти четверть века вы работали не в одном медицинском учреждении. Скажите, какие наиболее кардинальные изменения произошли в реаниматологии за это время? 

— Конечно, меняется оборудование, улучшается его качество. Кировская ЦРБ оснащена всем необходимым, чтобы оказать реанимационную помощь пациенту в полном объеме на месте, не обращаясь в Могилевскую областную больницу. Располагаем нужными лекарствами и дополнительными средствами, чтобы лечить на уровне высоких стандартов. Все, кто работает в реанимации нашей больницы, несмотря на то что молодые специалисты, — большие профессионалы. Выкладываются по максимуму, будь то наблюдение за пациентом, лечение или коррекция. И я всегда на связи, мой телефон для коллег доступен в любое время суток. Возглавив учреждение, стараюсь работать по принципу: чтобы меня не боялись, а боялись меня подвести. И коллеги стараются, я вижу. Особенно сплотились во время работы в условиях эпидситуации. Для медиков это стало очередной проверкой: что мы значим как специалисты. Как умеем применить накопленный опыт, знания, насколько можем самоорганизоваться, мобилизовать силы. Убежден, каждый, кто работает в больнице — не случайный в медицине человек. За последние месяцы у нас сильнее развилась взаимопомощь, можно сказать, стали большой семьей. Понимаем, что это проверка для всех нас. Уверен, пройдем ее достойно. 

veselukha@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Елена БАСИКИРСКАЯ