Минск
+10 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Тенор Павел Петров: «Счастливчиком меня не называйте, все дается только плодотворным трудом»

Самый трепетный голос

Он какой-то невероятный: громогласный, жизнерадостный, стремительный, при этом на сцене — нежный и лиричный. Кого ни спроси, все расплываются умиленными улыбками: «Ну это же Паша!..» Павел Петров — белорусский тенор, на днях порадовавший родную публику возвращением на сцену Большого театра Беларуси в роли поэта Рудольфа в постановке «Богема» Пуччини. Увы, застать его в Минске сейчас можно нечасто — по-настоящему признанные артисты обречены колесить по свету. Но все-таки мальчик с гитарой из Борисова, а ныне восходящая звезда мировой оперы о родине не забывает, скучает, любит, возвращается, поет…

«Богема» Пуччини на сцене Большого театра. Мими — Марта Данусевич, Рудольф — Павел Петров.
Фото пресс-службы Большого театра Беларуси.

Он на ходу опровергает любые стереотипы. Принято думать, что тенора — трепетные и хрупкие создания: только дунь — и артист уже не в голосе, поэтому их желательно обложить ватой и всячески оберегать от жизненных встрясок. Павел способен перескакивать из одного часового пояса в другой и спокойно выходить на сцену (правда, признается: иногда намеренно «включает тенора», когда действительно надо отдохнуть).

— Вы думаете, я сегодня ­бодрый? — приподнимает брови стремительно влетевший в гримерку молодой человек, которого на ходу теребят все, кому он нужен в театре вот прямо сейчас, немедленно и срочно. — Да это я еще сонный!

Принято думать, что оперное искусство не для молодых, а он мало что молод, но и уже успел собрать внушительную коллекцию наград, среди них победа в «Опералии» — престижном конкурсе, которым руководит Пласидо Доминго, — в 2018 году.

— На первый для меня серьезный конкурс имени Станислава Монюшко в Варшаве я поехал в 2013 году, я был совсем молодой, 21 год, пухлый, не знал, что такое оперные конкурсы вообще, даже не помню, как я туда заявку подавал, — признается Паша. — Занял второе место (первое — Анатолий Сивко: так вышло, что приехали два белоруса и забрали разом золото и серебро), получил довольно серьезные деньги, у меня сразу же появился агент, первые ангажементы за рубежом. Потом были другие конкурсы, и дело тут не в призах и местах, а в том, что участие помогает расти и развиваться. Что до «Опералии», у меня всегда было в голове, что я еще молод и неопытен, чтобы участвовать. Да, есть данные, но я точно знал, что в музыкальном, в стилистическом плане мне многого не хватает. Туда приезжать должны уже готовые певцы, те, кого можно брать и с ними работать. И в первый раз, когда я присылал свои записи, я просто не прошел.

Зато со второго раза вершина была взята. Всего-навсего в 26 лет — по меркам еще недавнего прошлого нереально рано.

— Оперный мир сегодня меняется: все стали намного моложе! Последний конкурс Чайковского выиграла девушка 21 года, а раньше многие только начинали в 30 лет и позже. Сейчас все наоборот, — констатирует Павел Петров. — И конкуренция только растет: в наше время все хотят петь.

Принято думать, что дети из неполных семей, да из небогатых, да из небольших нестоличных городов имеют в жизни худшие перспективы. Но, как говорится, дай бог каждому, чтобы его чада достигли такого успеха. И хотя дома профессиональных музыкантов не было, но все любили петь:

— Сейчас я понимаю, что слух у моих родных замечательный и интонируют все прекрасно, — говорит Павел. — Первое мое детское воспоминание, связанное с вокалом, — тихий час в детском саду, все спят, а я пою нянечкам: «Ах, какая женщина, какая женщина!..»

Пел он все детство и все школьные годы. В музыкальной школе учился по классу гитары и флейты. Будучи подростком, мотался по лесам и туристическим слетам, распевая под гитару у костра. Мог бы, наверное, найти себя в КСП и авторской песне, однако, к счастью для всех любителей оперы, в девятом классе услышал концерт трех теноров — Доминго, Каррераса и Паваротти и понял, что будет заниматься именно академическим вокалом.

— У всех своя судьба, и хорошо, что так случилось, — легкомысленно отмахивается артист. Однако эта легкость скорее напускная: ничего этому парню не давалось в жизни просто так и с неба не падало, за его нынешним успехом — годы упорной работы. Судьба судьбой, но если звезды зажигаются, значит, им для этого пришлось изрядно потрудиться.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...