«С нами Бог и попутный ветер!»

Студенты Белорусской государственной сельскохозяйственной академии Виктор Мурзов и Алексей Гончаров, поощренные за хорошую учебу плаванием на паруснике «Крузенштерн», провели месяц учебы в стенах Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота России. Обзавелись заветными лычками. Море зовет! Но перед этим белорусов ждало знакомство с кораблем.

Какой предмет морского обихода не давал уснуть Екатерине II, узнали студенты БГСХА

Студенты Белорусской государственной сельскохозяйственной академии Виктор Мурзов и Алексей Гончаров, поощренные за хорошую учебу плаванием на паруснике «Крузенштерн», провели месяц учебы в стенах Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота России. Обзавелись заветными лычками. Море зовет! Но перед этим белорусов ждало знакомство с кораблем.

По традиции моряков времен Петра I, в ночь перед заселением на «Крузенштерн» Гончаров с Мурзовым подшивали себе форму, «драили» каждую «медяшку» (так говорят во флоте) на кителях и ремнях. Еще один обычай — осушить до дна импровизированную чашу — перевернутую вверх дном рынду (сигнальный колокол). Им на флоте отбивают склянки, или, по-сухопутному, оповещают о времени. Кстати, этот колокол по традиции, заведенной все тем же Петром Великим, звонит круглые сутки. Так, Екатерина II, совершая вояж на придворной яхте «Полярная звезда», не спала из-за ежечасного трезвона ни одной ночи — моряки просто отказались слушать просьбы императрицы о тишине, ссылаясь на незыблемость обычаев. Достоверно известно, что императрица (отличавшаяся не самым покладистым характером) спасалась от рынды, засунув голову под подушку. Этот колокол, наполненный вином, и пришлось «оприходовать» матросам-новичкам.

После торжественного построения на рейде ребят расселили по кубрикам — небольшим комнатам на 2—4 человека. С парадной формой пришлось расстаться и переодеться в робу — повседневную одежду, похожую на спецовку рабочего. На рукаве каждой робы — три желтые линии, память о крупнейших морских победах — Чесме, Гангуте и Синопе.

— Нас распределили по двум видам смен: рабочей и кухонной. В течение дня мы либо дежурим на камбузе, помогая готовить, накрывать столы в кают-компании, либо трудимся на палубе, — поделился с «БН» Виктор Мурзов.

— На корабле люди постоянно работают: ставят паруса, драят настил палубы. Обязательным стало покорение фок- и бизань-мачт, на которых размещены основные паруса, — дополняет коллегу Алексей Гончаров.

Одно из самых высотных мест на судне — марсовая площадка, или марсы. Отсюда лучше всего вести наблюдение за горизонтом, здесь «скапливаются» моряки перед тем, как залезть на ванты. 300 лет назад марсовая площадка была снайперским гнездом: задачей ее «обитателей», лучших стрелков корабля, было уменьшить число экипажа врага до абордажа. Именно с марсов французского корабля «Редутабль» при Трафальгаре был застрелен английский адмирал Нельсон, в честь побед которого британские моряки тоже носят три полоски на робах.

Ванты — тросы, натянутые вдоль рей, на которых крепятся паруса, — самое опасное место на корабле. Неопытному моряку легко «не поймать» ногою трос — и... соскользнуть вниз! Ребятам из Горок теперь вполне понятна фраза: «Кто на вантах не работал — тот не моряк».

Кстати, на бизань-мачте белорусские студенты нашли вырезанные ножом слова, которые приписывают последнему немецкому капитану корабля Юргену Юрсу: «С нами Бог и попутный ветер!»

Ждем весточки из первого пристанища «Крузенштерна» в этом плавании — портового города Гдыни!

За путешественниками следит

Денис ТРОФИМЫЧЕВ, «БН»

НА СНИМКЕ: Виктор МУРЗОВ и Алексей ГОНЧАРОВ на борту «Крузенштерна» в повседневной робе.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?