С камерой в лесу, степи и на вулкане

Студия Игоря Бышнева снимает с воздуха и мечтает об игровом кино

В последнее время встретиться с Игорем Бышневым в Минске — большая удача. Несмотря на то, что в эфир телеканала «Мир», как и раньше, вот уже более 10 лет каждую неделю выходит его авторская программа «Миллион вопросов о природе», а издательство «Беларусь» выпускает второй фотоальбом «Беловежское диво» с новыми снимками Игоря. С тех пор как у него появилась собственная фильм–студия «Авес» («Птицы», если перевести с латыни), Бышнев почти постоянно где–нибудь в лесу, степи или рядом с вулканом. В Беларуси снимает бобров и лебедей, в Азербайджане — джейранов и фламинго, на Курильских островах — тюленей и японских журавлей. Заповедники, продюсеры и телекомпании находят его сами, предлагая все более экзотические маршруты для экспедиций. Репутация белорусского режиссера–анималиста настолько высока, что определения «прославленный» или «знаменитый» вполне могли бы ему подойти. Но не подходят — Игорь Бышнев по–прежнему живет в Березинском заповеднике, для выхода в «цивилизованный мир» часто обходится компьютером и в этот раз приехал в Минск главным образом для того, чтобы отремонтировать съемочную технику, которая не выдерживает такого экстремального образа жизни. Так мы и встретились. Фактически между Минском и Березинским заповедником, где Игорь рассчитывал оказаться через несколько часов. Чтобы оттуда отправиться со своей камерой по пути Беловежская пуща — заповедник «Красный бор» и дальше, за границы Беларуси.

Фото  Сергея ЛОЗЮКА.


— Если судить по вашим последним фото– и киноработам, Игорь, вы больше не ограничиваетесь одной только ручной камерой.

— Да, теперь мы активно используем коптерные съемки. Раньше сделать такие кадры можно было только с вертолета, да и то не всегда. Дрон же куда больше похож на представителя животного мира, не так пугает зверей. Когда, например, мы снимали стаю зимующих фламинго на Каспии, в сторону коптера ни одна из птиц и клювом не повела. В отличие от вертолета дрон может летать и между ветвей, и после заката солнца. Во всех наших экспедициях он обязателен. Время нынче клиповое, востребованы необычные ракурсы, снятые с коптера или при помощи экшен–камер, которые часто используют в экстремальных видах спорта, для подводных съемок. Хотя привычную вдумчивую съемку эффектная картинка все равно не заменит. Чтобы проникнуть в мир животных по–настоящему, используются те же классические приемы: большой объектив, какие–то «засидки», все по старинке. Терпение, выслеживание, время...


— О котором часто говорят «время — деньги».

— Избави бог работать только ради денег! Свою студию мы создали в первую очередь для того, чтобы продолжать снимать. Как бы ни совершенствовалась техника, анималистика все так же не вписывается в нормальное кино. Все эти расчеты, сметы, сроки, когда фильм нужно сделать, допустим, за две недели. За эти недели животное можно вообще не встретить, поэтому штатив и камеру я держу наготове постоянно, даже в машине.

— Вы говорите «мы» — имеете в виду жену и сыновей, команду вашей семейной студии?

— Команда не совсем семейная — с нами сотрудничает еще оператор Дмитрий Якубович, время от времени присоединяются другие люди. Хотя для съемок природы большая киностудия не нужна, тут главный девиз «чем меньше, тем лучше». Чтобы не испугать, не потревожить. Да и больше проектов, чем уже есть, нам не нужно. Весь 2017–й расписан так, что свободных дней фактически нет даже на монтаж фильмов — целый год будем только снимать.


— Ваша семья по–прежнему живет вместе с вами в заповеднике?

— В общем–то да. Хотя недавно я стал дедушкой и старший сын перебрался в Минск, где живет семья его жены. Нашему Роберту Никитичу пока четыре месяца, видимо, в большом городе его родителям с ним проще. Хотя для меня возможность слушать утреннее пение птиц и дышать лесным воздухом однозначно ценнее быстрого интернета, быстрой еды и что там еще в городе быстрого. Но своего мнения я не навязываю.

— А вы пытались сосчитать, сколько фильмов у вас вышло за все это время?

— Давно сбился со счета. Хотя их количество до сотни еще, наверное, не дошло. Телепередач, конечно, больше — 500 или 600.

— Внушительный архив...

— Ох, архив больная тема. Фильмы — это выжимка из снятого. А поскольку снимаем мы постоянно, иногда ловлю себя на мысли, что именно снимал 10 — 15 лет назад, уже не помню — пересматривать–то некогда. Но, с другой стороны, там большой потенциал. Скажем, в прошлом году нашей студии предложили сотрудничать с программой «Дабраранак» на канале «Беларусь 3», делать пятиминутки о белорусской природе. Раньше для программы покупали зарубежный материал, но в нашем архиве осталось столько неиспользованных кадров, что хватило для ежедневных выпусков на целый год. Некоторые съемки становятся уже хроникальными, хотя делал я их часто без цели когда–либо использовать. Например, первый футбольный матч после чернобыльской катастрофы в зоне с правом на отселение.


— Планируете вернуться к чернобыльской теме?

— Очень хотелось бы, но так, чтобы это было нечто совершенно новое по сравнению с тем, о чем я рассказывал в «Чернобыльских джунглях» или «Радиоактивных волках». Пока нет времени на такой проект.

— Сейчас ваш младший сын учится операторскому мастерству в академии искусств...

— Несколько досадно, что его интересы связаны пока исключительно с анималистикой. Хотелось бы, чтобы мои дети сделали больше меня, реализовались там, где я не успел. Какие замечательные сериалы можно было бы создавать с нашими историями! Но даже сейчас я вряд ли рискну заняться игровым кино самостоятельно. Однако для сотрудничества мы открыты.


— И где в ближайшее время можно увидеть ваши новые фильмы?

— «Мир воды» о природе на севере Беларуси скоро выйдет на одном из наших телеканалов. Презентация другого — «Спасение джейрана» — пройдет в Баку (думаю, никто раньше еще не снимал кино об азиатских джейранах). Дальше будем вести переговоры о показе на фестивалях и в телеэфире. Телеканалы постоянно включают их в свою программу. На YouTube эти фильмы можно и смотреть, и комментировать. Кстати, недавно я получил очень неожиданное письмо от одного из московских детских садов для детей с ограниченными возможностями. Оказывается, там уже 5 лет используют наши фильмы в образовательных программах. Это письмо я разослал всем своим ребятам, операторам–анималистам. Там есть очень внятный ответ, для чего мы делаем такое кино.

cultura@sb.by

Фото  Игоря  БЫШНЕВА.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?


Новости
Все новости