Народная газета

С битой на дело

Криминальные отголоски давно минувших лет до сих пор звучат в залах судов

Бандиты из 1990-х ныне отбывают наказания. Но даже те, кому удалось тогда оказаться за кадром следствия, сегодня попадают на скамью подсудимых. В Гомеле вынесен приговор по громкому убийству 2002 года, обвинение в котором, почти пятнадцать лет спустя, было предъявлено горожанину Сергею, успевшему за это время получить высшее экономическое образование и поработать в бизнесе.

Коллаж Олега Попова

В судебном заседании эту нашумевшую историю восстанавливают не только по материалам дела, но и по обрывкам воспоминаний — оперуполномоченных, потерпевшего, свидетелей. На самом деле случай хотя и жуткий, но весьма типичный для группировок того времени. Одна из них — небольшая по численности — тогда как раз действовала в Гомеле. В основном на Привокзальном рынке у двух вокзалов, где всегда крутилось множество народа: местные предприниматели, торговцы из Украины, покупатели, путники. Судя по оперативным материалам, эта “бригада” занималась квартирными разбоями, на которых она вскоре и погорела. Бандитов также интересовали гости города презентабельного вида. Собственно, отсюда истоки трагедии.

Олегу, который в процессе выступал в качестве потерпевшего, сейчас 51 год. Не скрывает: мало что помнит. Ведь чудом выжил. 9 мая 2002 года детская хоккейная команда приехала из Могилева в Гомель на соревнования. Как обычно, детей сопровождали родители. Тогда 36-летний Олег был среди них. Он занимался бизнесом и одевался весьма добротно: золотая цепь на шее, хорошие часы, кроссовки “Адидас”. А вот чем особенно выделялся, так это мобильным телефоном. По тем временам штука была дорогая и редкая. В суде рассказывал:

— На улице я познакомился с молодым человеком. Слово за слово. Обнаружился общий армейский знакомый. Он пригласил на следующий день встретиться в кафе неподалеку от вокзала. Мы сходили на игру, а после с моим могилевским приятелем, одним из родителей, решили зайти в кафе. Все происходило среди бела дня. Там нас ждал новый знакомый. Помню девушку-официантку, приносившую кофе. А вот дальше ничего не помню. Только тогда, когда на берегу реки избивали, осталась в голове фраза: “Пора кончать...”, после которой последовал удар, и я отключился полностью.

Его нашли поутру случайные прохожие. Это и спасло Олегу жизнь. А вот его приятеля обнаружили только через несколько дней. Шансов не осталось. Он скончался в реанимации. О том, что происходило 10 мая на берегу Сожа, доподлинно известно из материалов уголовных дел 2003-го и 2005 годов, когда за убийство, покушение на убийство могилевчан, а также за разбой осудили членов этой преступной группы. Расклад был таким. В кафе Олега пригласили не просто так. Его планировали опоить клофелином и обобрать до нитки. Но что-то не заладилось. Тогда могилевчанина и его приятеля пригласили отдохнуть вместе с двумя “подконтрольными” девушками в парковой зоне Сожа. После избили. Самое ценное преступники взяли себе. Золото, часы, мобильный телефон, деньги, кроссовки — все отправилось на дележку, которая происходила в тот же вечер на квартире авторитета.

По материалам государственного обвинения, в этом нападении участвовал и ныне обвиняемый Сергей. Тогда ему было всего 18 лет. С криминальным авторитетом он познакомился в ИВС, куда они попали одновременно. После поддерживал с ним довольно тесные отношения. Их часто видели в привокзальном кафе. Впрочем, причастные к преступлению знали паренька под двойным именем Сергей — Виталий. По версии следствия, в истории с могилевчанами он также орудовал битой. И мобильный телефон получил в подарок сразу же после расправы. Почему не оказался среди осужденных в 2003-м и 2005 годах? Те, кто стал давать показания против него в прошлом году, на следствии это объяснили так: криминальный авторитет запретил им называть молодого человека, да и фамилии никто не знал.

Тем временем сам обвиняемый об этом рассказывал иначе. Уверял: знакомство с криминальными товарищами было шапочным. На Привокзальном рынке его брат работал инспектором мелкорозничной торговли. К нему и приходил после занятий в университете, чтобы помочь. Однажды наглядно знакомый парень предложил им мобильный телефон за сущие копейки. Брату мобильник был нужен. Решили купить. Спустя время их вызвали в милицию, сообщив, что телефон проходит по делу об убийстве. Братья объяснили, что купили аппарат с рук. Мобильник у них изъяли. На том все и закончилось:

— Мне было всего 18 лет, мальчишка, студент. Какие интересы могли связывать меня со взрослыми людьми?

Эти интересы выяснялись во время судебного следствия. Получалось много нестыковок. Например, заметно разнились показания брата и обвиняемого относительно одних и тех же событий. Гособвинитель это трактовала, как попытку уйти от ответственности. С другой стороны, потерпевший могилевчанин не мог вспомнить и подтвердить, что той ночью среди нападавших видел Сергея:

— Простите, у меня полголовы тогда было отбито. По частям собирали. Глаз висел ниже подбородка. Я вообще мало кого запомнил из тех.

Оперативник, которого вызвали в суд как свидетеля, тоже пытался восстановить события давно ушедших майских дней:

— Наша задача была найти пропавший мобильный телефон, который проходил по этому делу. Спустя две недели мы его зафиксировали в сети.

У гособвинителя сразу же конкретный вопрос:

— В рапорте о владельце телефона вы указали имя и фамилию обвиняемого, а не его брата, на которого был зарегистрирован номер. Почему?

— Значит, именно обвиняемый пользовался аппаратом. Обычно, если в рапорте конкретно указывались данные владельца, на то были веские основания — собранная оперативная информация.

В прениях гособвинитель настаивала: вина фигуранта полностью доказана и просила для него наказания — 19 лет лишения свободы. Сторона защиты требовала оправдать Сергея, поскольку считала, что убедительные доказательства его вины не представлены. Судебная коллегия обозначила свою позицию. О результате рассмотрения уголовного дела рассказала пресс-секретарь областного суда Ольга Барсукова:

— Обвиняемому за совершенные преступления назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии усиленного режима. Приговор не вступил в законную силу и может быть обжалован.

Уже очевидно, что Сергей воспользуется этим правом и будет обращаться в кассационную инстанцию.

Рэкет на дорогах

В законную силу вступил приговор по уголовному делу об убийстве дальнобойщика в Мозырском районе, которое было совершено в 1996 году. 50-летний мозырянин получил 15 лет лишения свободы. Тем летом КамАЗ вез партию муки из Киева в Санкт-Петербург. 30 июля грузовик въехал на территорию Беларуси. В Мозырском районе КамАЗ нагнал автомобиль “Лада”, заставил остановиться. Из легковушки вышли бандиты с битами и ножами. Машину загнали в лес у деревни Ситня. Здесь же стали избивать водителей. Один из них умер на месте. Второй сумел выжить и выбраться на трассу. Вскоре были установлены личности двух нападавших. Ими оказались жители Мозыря. Однако тогда задержать подозреваемых не удалось. Обоих объявили в международный розыск.

Спустя годы стало известно, что один из подозреваемых был убит в Донецкой области. А вот второй в 2009 году “засветился” в Испании. Оказалось, там обзавелся семьей, нашел работу. В прошлом году его экстрадировали в Беларусь. Как рассказала старший помощник прокурора Гомельской области Татьяна Роднева, уголовное дело было рассмотрено в суде. Его решением мозырянина признали виновным в убийстве из корысти, совершенном с особой жестокостью, и приговорили к 15 годам лишения свободы в ИК усиленного режима. Однако фигурант своей вины не признал и обжаловал решение в вышестоящих инстанциях. Ныне стало известно, что Верховный Суд оставил приговор без изменения.

dralukk73@mail.ru

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?