Русалки любят глубину

«Меня тянет под воду невесомость» Как муж и жена вместе занимаются дайвингом

Впервые инструктору дайвинга из нашей страны присвоили самую высокую квалификацию международной ассоциации инструкторов дайвинга PADI. Обладателем высокого статуса стала минчанка Ольга Назарова. Корреспондент «Р» встретилась с женщиной-русалкой, которая, по ее словам, в последнее время под водой бывает чаще, чем на суше.

Супруги НАЗАРОВЫ.

Мы беседуем в бассейне. Ольга готовится к тренировочному погружению. В комплексе «Фристайл» на улице Сурганова она поддерживает физическую форму и проводит занятия для тех, кто решился подружиться с глубиной. Рядом с ней супруг Александр. Это он однажды заразил Олю любовью к дайвингу. С тех пор все чаще они вдвоем делят пространство под водой. Александр Назаров руководит одним из дайвинг-клубов. 

Ольга проводит инструктаж, как дышать под водой и соблюдать правила приличия, а между делом рассказывает, как сама с головой ушла в дайвинг. 

Ольга Назарова врач функциональной диагностики. Работает в военном госпитале. Они с Александром вместе уже двадцать один год. Ольга вспоминает, как впервые познакомилась с подводным царством.

Ольга инструктирует свою ученицу.

— Муж впервые показал мне море. Это было Черное море. Между Сочи и Лазаревским, — Оля переводит взгляд на супруга.— Потом стали зимой ездить в Египет. Там я первый раз увидела дно морское. И заболела дайвингом. Красное море просто восторг! Аквариум. Большие яркие рыбы в огромном количестве.  Осьминоги, черепахи, акулы. Прозрачность воды в высоту небоскреба. Все живое, красивое. Не могла вообразить, что такое существует. С тех пор без подводных прогулок не живу. 

Так жизнь у Ольги поменялась. Окончила курсы дайвинга в Минске. Стала выезжать на подводный променад:

— В Беларуси это озера и карьеры. Вода холодная — +5 °С. Зато хорошая тренировка и закалка. У меня теперь специальный костюм. Чувствую себя комфортно. Потом поехали по морям — Черное, Адриатическое, Балтийское, Белое.

Под водой.

Вскоре Оля сама стала обучать дайвингу и постоянно повышать свою квалификацию. 

В первом погружении дайвер словно неваляшка. Мозг еще не сориентировался, как управлять телом. Сегодня Оля под водой как русалка:

— Меня тянет под воду невесомость. Там легко и тихо. На работе нагрузка большая. Погружаешься, и как рождаешься заново. Боли, мышечные зажимы проходят.


Встречи с акулами и черепахами Назаровы почитают за счастье. Это приятный сюрприз.Если вести себя правильно, подводные обитатели гостепериимны. Глубина затягивает парением и таинственностью, а на определенном уровне дурманит как наркотик. Дайверы переживают так называемый восторг глубины. Оля передает свои ощущения: «Для меня это анестезия. Все процессы в головном мозге замедлены. Снимается тревога». Тут и проходит опасная граница. Человек в неге постепенно утрачивает связь с поверхностью. А мера глубины у каждого  своя, и никто не знает это значение. Чем глубже, тем вероятнее, что в один миг дайвер упадет в бездну. 

Но это не касается рекреационного дайвинга, которому обучает Ольга. Зона технического дайвинга наступает после 40 метров. Там нужны другие подготовка и снаряжение. И другие возможности организма. Ведь с определенного момента отдых переходит в испытание.


Супруг Ольги Александр уже испытывал так себя. Чтобы пересчитать экстремалов по всей Беларуси, хватит пальцев одной руки. У него даже хранится трофей с того плавания — немецкая тарелка: 

— Погружался на 120 метров. Использовал специальные газы. Это было на Балтике. Рассматривали затонувший в Первую мировую крейсер «Бремен». Тогда погибло пятьсот немцев. Там сохранились вещи, пушки. Непередаваемо. Теперь туда нельзя погружаться. 

В одиночку дайверы не погружаются. Только с группой или партнером. Под водой общение переходит на новый уровень — обязательно заботиться о том, кто рядом. Если один показывает, что надо всплыть, другой всплывает в связке. В дайвинге принято уважать личное пространство друг друга и не лезть в душу.


— Чаще выезжаем в Витебскую область на озеро Долгое, — рассказывает про излюбленные маршруты Александр. — Это заповедник. Водоросли, раки. Очень интересные ночные погружения, когда рыба спит. Находим затопленные лодки, бытовую утварь, на карьерах — технику. Намечаем в плане какие-нибудь удивительные места или затопленные корабли. В Мексику ездили ради сенотов — подводных колодцев в пещерах. Это очень сильное впечатление. На сафари арендуем яхту и путешествуем с клубом неделю по морю. Изучаем историю на дне.

— В Житомирской области на затопленных карьерах свалы в виде черного гранита, припорошенные белым илом, — подхватывает рассказ Оля. — Деревья под водой – и ты гуляешь в этой роще.


Дайверы даже Новый год празднуют под водой: 

— Наши дети тоже погружаются. Устанавливаем под водной толщей искусственную елку, в море Красном, озере белорусском или бассейне. Надеваем поверх костюмов карнавальные наряды. Водим хоровод вокруг елки. Даже умудряемся выпить шампанского.


— Может и есть там можно? – удивляюсь.

— Карамельку, кто наловчится, — смеется Оля. — Вначале это страшно, регулятор – источник жизни, а потом расслабляются, приподнимают его и закидывают в рот конфету.



У меня обычная семья. Муж, двое детей, дела по дому, дача, а я ныряю, — говорит напоследок моя собеседница.

Ольга погружается в бассейн и и желает команде четкости, то есть пусть количество всплытий равняется количеству погружений. Традиционное дайверское напутствие. 

drug-ollya@yandex.ru

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?