Розы цветут в пустыне

Глава № 10 из серии «Молния над горизонтом»

Глава № 10.

Из серии «Молния над горизонтом»

В третий раз на неделе позвонил в Москву своему крестнику и вновь убедился, что абонент недоступен. По большому счету, беспокойства за него не было. Игорь служит в военной разведке и, вполне возможно, улетел куда-то в командировку. Скорее всего, в Сирию. И все же некоторого волнения избежать не удалось. На номер этого телефона он обычно откликался…

Масла в огонь подлили и всякого рода сообщения и комментарии в интернете о работе спецслужб. Все и всё о них знают! Прямо шпиономания какая-то. Не говорю уже о выдержках из напугавшей европейцев книги Бориса Райтшустера «Тайная война Путина», где он рассказывает о созданных Москвой и законсервированных российских спецподразделениях в разных странах мира. Но вот читаю интервью нашего соседа, политолога из Литвы Владимира Лаучюса… На вопрос о том, что есть сведения, будто белорусская разведка активно работает сейчас в Литве, он спокойно и корректно отвечает: «Это понятно и естественно».


И тут мне почему-то вспомнился старый, но незабытый анекдот. Поздний дождливый вечер. Человек в плаще с капюшоном звонит в одну из квартир. Ему открывают. Гость называет пароль: «Розы цветут в пустыне…» В ответ он ожидает услышать: «Слоны ушли на водопой». Вместо этого открывший дверь громко говорит: «Шпион Иванов живет этажом выше».

Так примерно все выглядит сегодня в интернете, да и на экранах телевизоров. Даже в якобы документальных передачах. Иногда думаю, что, может быть, такая «осведомленность» — работа самих спецслужб. Надоело им быть забытыми и неупоминаемыми. Захотелось хоть немножко славы и поведать о романтике своей службы…

Хотя знающие люди наверняка скажут вам, что на самом деле романтики там совсем немного. Есть тяжелейшая и опаснейшая работа. Вспомнилась последняя встреча с крестником…

Это было поздней осенью минувшего года. Я рыбачил на другом берегу озера, где в эту пору любят собираться стаи крупного окуня. Попадается и щука. Тогда и разглядел на своем мостике человека в куртке. В бинокль лицо виделось очень смутно, но почему-то сразу понял, что незнакомец ждет меня. И хотя рыбалка была в разгаре, направил лодку к своему берегу. Ну, конечно, это был Игорь! Мой любимец. В гости сюда, на озеро, он приезжает редко, обычно без предупреждения, и обычно привозит мне замечательное вино и прекрасный сыр. Сам любит попариться в моей скромной баньке.

Мы провели очередной замечательный вечер у камина. Хорошо помню основную тему нашего тогдашнего разговора. Предательство. Игорь попросил рассказать о моем дяде Иване. И я поведал ему о том, что он и моя мать были самыми младшими из девяти детей в крестьянской семье. Женщин было пять, все дожили до преклонных лет, хотя и рано потеряли мужей. Трое из четырех братьев не вернулись с войны. Иван был разведчиком и в годы войны работал за рубежом. Вернулся в звании подполковника и вскоре стал руководителем одной из служб в КГБ. Недолго. Его застрелили, имитировав самоубийство, двое сослуживцев. Их все же вычислили и судили. Родители Ивана и моей матери некоторое время получали за сына неплохую по тем временам пенсию.

Мы пили вино у камина и заедали сыром. Помню, как тогда с грустью в голосе Игорь сказал:

— Самое гнусное и обидное в нашей профессии то, что разведчики крайне редко проваливаются сами, из-за своих ошибок. Как правило, их сдают предатели. И это особый, самый опасный сорт людей…

— Да уж, романтики в этом мало, — заметил я тогда крестнику.

На следующий день я устроил Игорю шикарную баню с березовыми и дубовыми вениками. Любовался его крепким молодым телом и мысленно говорил: «Да продлит господь его годы».

Там же в предбаннике, где мы отдыхали, Игорь вернулся к разговору о предателях.

— Даже легендарного Джорджа Блейка, которого почти десятилетия не могла вычислить контрразведка, сдал предатель. Когда я был курсантом, он выступал у нас и рассказал эту историю.

Я кое-что читал о Блейке (Бехоре), но этот факт услышал впервые. Мать легендарного разведчика происходила из знатного голландского рода, отец — британский подданный. В 1942 году из голландского Сопротивления молодой человек перебрался в Англию и выучился на моряка-спецназовца, а вскоре был зачислен в управление военной разведки МИ-6. Работал резидентом в Сеуле. В годы корейской войны попал в плен и решил связать свою жизнь с советской разведкой. Почти десять лет агент Гомер передавал в Москву ценнейшие сведения о подрывных операциях западных спецслужб против нашей страны — тогда СССР. Раскрыли его в 1961 году. Предал его коллега из одной из соцстран. И это был один из самых громких процессов во всей Британии. Выдали ему сполна — 42 года заключения. Однако ему удалось невероятное — сбежать из лондонской тюрьмы «Уормвуд-Скрабс». В декабре 1966 года Блейк наконец добрался до восточногерманского КПП. На ту встречу с курсантами, как рассказал Игорь, заслуженный сотрудник органов внешней разведки Российской Федерации пришел в кителе, на котором красовались ордена Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны I степени, «За личное мужество». Среди многих вопросов ветерану был и такой: считает ли он себя везучим человеком?

— Я считаю себя очень везучим во всех отношениях, — сказал тогда Блейк.

И привел слова Толстого о том, что сильные мира сего — точно такие же игрушки в руках судьбы, как последний крестьянин. «Все мы подчиняемся огромному движению природных сил и человеческих масс. И главное — угадать свое предназначение в жизни».

Тогда, во время того разговора в предбаннике, я не стал дискутировать с Игорем, посчитавшим своим предназначением выбранную им профессию. Мне просто стало боязно и больно от того, что, по логике вещей, о которых мы говорили, возможно, найдется сволочь, которая однажды предаст и моего любимого крестника. Но что поделаешь… Хорошо, что хоть он знает о такой возможности. Значит, как говорят в таких случаях, вооружен. Просто надо быть крайне бдительным.

Мой молодой друг никогда не гостит долго. Вот и сейчас ближе к вечеру засобирался. Я не возражал, ибо давно знаю о его любимой привычке быть за рулем в ночное время. Уже усаживаясь в свой «мерс», он намекнул, что звонить пока не стоит. Скорее всего, как я предположил, он будет в Сирии. Весной обещал приехать на первую рыбалку.

Вот я и позваниваю крестнику. В ответ пока тишина…

Анатолий ЛЕМЕШЁНОК
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости