Родная стихия Дмитрия Лобажевича

КОГДА Диме ЛОБАЖЕВИЧУ было восемь лет, его родители переехали из деревни Жиличи, где он родился, в Клецк. Папа и мама были довольны новым местом жительства, считали, что в городе лучше. А сын грустил. У него перед глазами постоянно стояли сельский дом, милая бабушка и, самое главное, животные на подворье, ухаживать за которыми мальчик так любил. Душой Дима по-прежнему оставался там, в деревне. Он принял судьбоносное для себя решение: с родным двором не расстанусь никогда!..

Фамильная ферма на добротном подворье приносит солидный доход и — главное — нравственный комфорт этому талантливому хозяину, его семье и державе.

КОГДА Диме ЛОБАЖЕВИЧУ было восемь лет, его родители переехали из деревни Жиличи, где он родился, в Клецк. Папа и мама были довольны новым местом жительства, считали, что в городе лучше. А сын грустил. У него перед глазами постоянно стояли сельский дом, милая бабушка и, самое главное, животные на подворье, ухаживать за которыми мальчик так любил. Душой Дима по-прежнему оставался там, в деревне. Он принял судьбоносное для себя решение: с родным двором не расстанусь никогда!..

С самого начала городской жизни родители хотели определить мальчика в первую школу, которая ближе к дому. Но Дима решил по-своему: настоял на том, чтобы учиться во второй школе. Почему? Да потому, что недалеко от нее находилась остановка пригородного автобуса, который ходил в родную деревню. Туда он ездил все выходные и даже нередко в будние дни после занятий. Иногда даже отпрашивался с последнего урока, чтобы успеть на автобус.

В деревне он попадал в родную стихию. Вместе с бабушкой и дедушкой ухаживал за животными, с 12 лет начал косить и пахать. Было у Димы в бабушкином доме и свое мини-хозяйство: держал 50 кроликов, которым сам заготавливал корма и никого не допускал к уходу за своими питомцами. Едва обучив внука основным навыкам работы на земле, дедушка умер. После этого Дима резко повзрослел в свои 12 лет и решил, что надо за хозяйство браться более основательно, потому что бабушка может рассчитывать только на него.

— Именно тогда, — вспоминает Дмитрий, — я попросил ее завести свиноматку. Очень хотелось растить поросят. Мы их продавали, и бабушка давала мне часть денег. Возможно, именно тогда я понял, что можно зарабатывать на своем дворе. А еще помню, что хотел расширить площадь под картофель, чтобы продавать его излишки.

Между тем родители не приветствовали увлечение сына и не раз говорили ему: «Мы избавились от всего этого, а ты снова берешься за хозяйство». Но переломить мальчика было невозможно.

— Меня увезли в город, — говорит Дмитрий, — но я убежал назад в деревню. Причем пока учился в школе, то как бы раздваивался. А когда отслужил в армии, вернулся полностью. После увольнения в запас приехал не к родителям, хотя не имел на них никаких обид, а прямо к бабушке. Были у меня права водителя, но любовь к животным пересилила, поэтому пошел работать на ферму.

Через три месяца после этого Дмитрий женился на Людмиле, которая ждала его из армии. Супруга также оказалась любительницей приусадебного хозяйства. Из года в год они вместе с бабушкой стали его расширять. В 2010-м, когда она ушла из жизни, а ее партнерам по сельскому бизнесу исполнилось по 35 лет, на подворье уже было десять дойных коров, пять телят и два бычка.

Конечно, для такого стада нужно немалое помещение. Добротный блочный сарай Дмитрий построил своими силами. В этом году собирается его расширять.

Главный вопрос для любого животновода — корма. С ними у хозяина большого подворья проблем не бывает. Помогает хозяйство, где трудится семья, — агрофирма «Орда». Примерно половину сена уже в прессованном виде Лобажевичам доставляют прямо ко двору. Тонна обходится в 50 тысяч рублей, а все сено — в миллион. Это выгодно. Остальную траву за символическую плату скашивает трактор хозяйства. Ее сушат всем семейством: муж, жена и двое сыновей 14 и 15 лет, а затем лошадью привозят на подворье.

Своя система существует у семьи и в обеспечении зерном. За каждый килограмм сданного теленка хозяйство расплачивается 25 килограммами зерна. В среднем выходит по полторы тонны за голову. Таким образом, получается, что в значительной мере молодняк обеспечивает дойное стадо концентратами. Кроме того, семья сеет и свои зерновые.

О том, как Дмитрий Лобажевич выращивает урожай, стоит рассказать отдельно. С учетом наследной доли у него примерно шесть гектаров земли.

— Раньше я все участки пахал лошадью, — рассказывает хозяин. — Она была крепкая, могла за день гектар одолеть. А потом заболела, и пришлось с ней расстаться. А новая была уже не такой выносливой. Поэтому теперь большую часть земли запахивает трактор хозяйства.

Но сеет зерно Лобажевич по старинке, вручную. И собирает хорошие урожаи. Говорит, что в этом хорошо помогает органика, которой на подворье всегда достаточно.

Сажает семья и полтора гектара картофеля. Им раньше регулярно торговали на рынке, а в прошлом году почти весь продали оптом. Цены были выгодные. А еще на корм скоту идет свекла, которую выращивают на площади в полгектара.

В последнее время Лобажевичи стали покупать и жом — отходы производства сахарного комбината. Его складируют в курган и трамбуют ногами. На эту работу собираются все члены семьи. Если жом хорошо утоптан, он надежно хранится, чуть ли не до нового урожая.

Долгие годы проблемой для семьи была пастьба скота в летний период. Ведь их животные составляют половину стада всей деревни.

— В один прекрасный момент, — говорит Дмитрий, — у меня лопнуло терпение, и я сказал нашим жителям, что надо купить электропастух. Но большинство выступило против этой затеи. Кому-то было жалко денег, кто-то сомневался в возможности реализации такой идеи. Тогда я заявил, что отделяюсь от всех и покупаю электропастух только для своих коров. Люди испугались, что, оставшись с малым стадом,  каждой семье придется пасти его по нескольку раз в месяц, и приняли мое предложение. За оборудование каждый заплатил пропорционально количеству коров. Естественно, я — половину.

На первых порах некоторые пенсионеры боялись, что коровы могут разбежаться при пастьбе с электропастухом, и поэтому сидели возле стада. Но потом убедились, что все нормально, и коровы стали ходить сами по себе на отгороженном участке, без присутствия людей.

Конечно, было любопытно узнать, как муж и жена успевают работать и в общественном секторе, и в личном хозяйстве. Оказалось, просыпаются они теперь в половине шестого утра, а летом — на час раньше. Первым делом доят коров с помощью аппарата. Затем загружают молоко в бидоны и едут собирать его у других сдатчиков. Людмила работает молокосборщиком, а Дмитрий ей помогает в этом. После того как молоко отправлено, муж идет на ферму, а жена занимается своим хозяйством. А оно большое. Ведь, кроме скота, есть еще примерно 150 голов птицы: куры, гуси, утки, индюки. Птица здесь служит не только практическим целям. Например, Дмитрий увлекается еще и голубями, приобретает редкие их породы. В ближайшее время семья хочет купить павлина.

За сданное молоко Лобажевичи имеют хороший доход. За прошлый год они, например, реализовали 64 тонны, получив за каждую примерно миллион рублей. Куда девать такие деньги? Большая сумма ушла на реконструкцию дома, где живет семья. Ведь первоначально это была обычная деревянная хата. Ее расширили, и теперь это просторный коттедж площадью 130 квадратных метров. Здесь есть все удобства, как в городской квартире. А еще недавно Дмитрий купил себе большой легковой автомобиль. Как заметила Людмила, чтобы старая машина не простаивала, ей придется сдать на права и также сесть за руль.

Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

НА СНИМКЕ: Дмитрий и Людмила ЛОБАЖЕВИЧИ на своей мини-ферме.                                                                            

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости