Рейс особой важности

Хочу рассказать о летчике гражданской авиации — командире самолета Андрее Матосове...

Просто мать

Хочу рассказать о летчике гражданской авиации — командире самолета Андрее Матосове. Не каждому пилоту по плечу пробыть в воздухе более 16 тысяч часов и пролететь свыше 10 тысяч километров. Бывало немало различных казусов, которые смог «безаварийно» преодолеть только такой мастер, как Андрей Матосов. Вспоминается случай, который произошел на борту самолета, направлявшегося из Минска в Москву.

На предполетной подготовке Андрей Родионович предложил посвятить полет «Неделе мира», проходившей в Минске. Решение было единодушным — назвать его «Рейсом мира». После того как пассажиры заняли свои места, бортпроводница сообщила им о проводимой акции: заработанные деньги будут перечислены в Фонд мира. Все пассажиры откликнулись, а одна пожилая женщина даже расстроилась, что много денег дать не может. А когда ее спросили, как записать в ведомости, та ответила: «Просто мать». Вскоре Андрей Матосов включился в бортовую радиосеть и поблагодарил воздушных путешественников за поддержку их миротворческой акции. И добавил: «Особая благодарность пассажирке, которая назвалась «просто мать».

Этот эпизод я вспомнил не случайно. В эти дни в нашей стране начался второй этап «Звездной эстафеты мира», посвященный 65-летию Великой Победы, под девизом «Вы мир завоевали, мы его защитим».

Марат ЕГОРОВ, г. Минск

----------------------------------

Незабываемый концерт

Несколько десятилетий назад я служил командиром корабля на Севере. Однажды срочно нужно было доставить аварийно-спасательное оборудование в город Полярный, расположенный в семистах километрах северо-западнее Якутска. После тщательной подготовки и проверки готовности экипажа получили добро на вылет в Заполярье. И через пятнадцать—двадцать минут наш самолет начал стремительный разбег.

Уже остались позади промежуточные аэродромы посадки: Нижний Новгород, Екатеринбург, Новосибирск. Остается последний полуторатысячный отрезок пути. Выруливаем на взлетную полосу аэропорта Братск. Справа внизу проплывает освещенная морем огней Братская ГЭС, слева — никогда не замерзающая Ангара.

Примерно за триста километров до аэродрома посадки небо начинает светлеть: такое впечатление, что приближаемся к большому, ярко освещенному городу. На холодном черном небе появляются полыхающие разноцветные огни. Предупреждаю экипаж, что входим в зону северного сияния. В пространстве, а точнее, в передней полусфере, по линии движения самолета, начинается фантастический концерт светомузыки. Во всем пространстве, какое может охватить взгляд, от земли до космических глубин, происходит волнообразная игра красок самых разных оттенков. Картина захватывающая, ее невозможно точно описать, нарисовать или сфотографировать — это нужно видеть самому. На лобовых стеклах кабины появлялись белые вспышки, все выступающие части самолета — стекла кабины, двигатели, передние кромки крыльев — начали светиться. Все вокруг полыхало белым огнем, отчего мы чувствовали себя не совсем уютно, зная, что на сотни километров вокруг только белая безмолвная пустыня и ни единого огонька на земле.

За полторы сотни километров, выполнив необходимые расчеты и предпосадочную проверку, приступаем к снижению, покидая этот удивительный, незабываемый красочный мир.

Владимир СМАРГУН, г. Минск

----------------------------------

На грани катастрофы

В мае 1973 года моего мужа, майора Советской армии, направили служить в Республику Кубу. Сначала мы уехали без детей, потому что не знали, есть ли там русскоязычная школа. Оказалось, что есть. И в начале августа я собралась за детьми.

Наконец все готово к отплытию. На борту корабля «Балтика» собралось много молодежи из стран Латинской Америки, возвращавшейся с каникул на учебу в СССР.

Погода стояла абсолютно безветренная, что в дальнейшем спасет наш корабль и нас. Первые дни плавания были замечательные: океан встретил нас полным штилем, тропическое солнце щедро освещало водную гладь. Так продолжалось четверо суток, от которых ничем не отличалось утро пятого дня. Мы с попутчицей сидели на верхней палубе, как вдруг корабль содрогнулся и остановился — судно село на коралловый риф. Нас спасло только то, что в эти дни был полный штиль: малейшее волнение привело бы к разрушению корпуса корабля.

Несколько дней прошло в ожидании помощи: небольшой танкер под флагом США откачал часть топлива, советские сухогрузы постепенно забирали пассажиров. Наконец дошла очередь и до меня: мне достался сухогруз «Краснокамск». Через четыре дня я вернулась в Гавану.

Людмила ПРИГОР, г. Минск

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...