"Пираты" интеллекта идут на абордаж...

Когда экскаватор размазывает по асфальту пиратские кассеты и диски, принято хлопать в ладоши и бросать в воздух чепчики. «Долой пиратов!», «Покупай настоящее!», «Ударим лицензией по контрафакту и беспринципности!» — что и говорить, достойная отповедь ворам чужого таланта. Впрочем, умильная картинка дает трещину очень быстро. Образцово-показательное действо еще вовсю дымит соляркой и крошит пластмассу, а его участники уже спешат в ближайшие музыкальные магазинчики. Чтобы «поддержать» рублем братьев и сестер тех «мучеников», которые нашли смерть под гусеницами многотонной машины… Это лишь «визитная карточка» проблемы, которая не один год беспокоит законодателей и… разоряет правообладателей. Что же получается? Приняты законы, ратифицированы международные конвенции, а воз защиты авторских прав и ныне там. Аудиовизуальный рынок Беларуси по-прежнему пиратский. Словить «флибустьера» за руку все сложнее, предать суду Фемиды – и вовсе событие редкости немыслимой. «К чему тогда акции для «галочки», если не работает закон, когда каждый второй диск – с «черной меткой»? – интересуюсь у Николая ЧИСТОГО, директора Республиканского унитарного предприятия интеллектуальной собственности (РУПИС).
— Начнем с того, что подобные кампании в стране уже давно не проводились. И вряд ли будут: ведь они… незаконны. Для того чтобы сегодня изъять у продавца партию явно контрафактных дисков или видеокассет, мы должны предъявить ему заявление от правообладателя. Проще говоря, если на прилавке пиратский «Маккартни», то и официальное «недовольство» нужно представить чуть ли не от самого сэра Пола. Сами понимаете, даже в одном конкретном случае добиться желаемого сложно. А что делать, когда номенклатура нелегальных дисков насчитывает сотню-другую имен… — Получается, потенциальные нарушители могут сегодня беспрепятственно распространять контрафакт? — Беспрепятственно – это, пожалуй, слишком громко. Скажем по-другому: в Беларуси давно «прихрамывает» правоприменительная практика. Чего скрывать, даже в среде профессионалов-правоохранителей нет полного осознания того, что интеллектуальная собственность ничем не отличается от материальной. Что песня, которая звучит в ресторане, на радио или телевидении даже для фона, – это объект авторского права, и за нее нужно платить. Так же, как за машину, взятую напрокат… А что выходит на деле? Реально с нами заключили договор и выплачивают авторское вознаграждение только станции FM-вещания и треть развлекательных заведений столицы. — Знаю, что сейчас готовятся изменения в «Закон об авторском праве и смежных правах». Насколько сильным оружием против интеллектуального пиратства обещает стать этот документ? — Желая того или нет, вы затронули очень болезненную для нас тему… Действительно, изменения будут вноситься, но оттого, в каком виде, в итоге будет зависеть мобильность и действенность всей системы защиты авторских прав в стране. Предлагаемые же ныне варианты не только не решают основных проблем, но и фактически закладывают бомбу под здание интеллектуальной собственности… — Может, поясните? — Сегодня мы представляем интересы восьмисот пятидесяти авторов: как отечественных, так и иностранных. Наша основная задача – отслеживать факты использования их произведений и взимать причитающееся вознаграждение. Готовящиеся же поправки к закону обещают превратить нашу работу в бюрократический ад. Судите сами: если в каком-нибудь кафе будет звучать песня нашего клиента, мы даже не сможем воспрепятствовать незаконному ее использованию. Во всяком случае, сразу… Хозяин заведения тут же потребует подтверждения наших полномочий. То есть каждый раз мы должны будем предъявлять копию устава и договоров с авторами, плюс ко всему – письменное «несогласие» обладателя прав. Все это означает лишь волокиту, дни, недели и месяцы бумажной работы…Но что самое обидное, песня в это время продолжает нелегально использоваться, диски и кассеты – продаваться. Очевидно, что юристы подгоняют новые нормы под устаревшее процессуальное законодательство. В итоге и без того тяжелая ситуация консервируется, а «пираты» наглеют и идут «на абордаж»… — Вы имеете в виду случай с «Песнярами»? Почему Игорь Лученок и Светлана Пенкина обратились в правоохранительные органы? — А произошло следующее…Ряд российских и украинских звукозаписывающих компаний, получив право на тиражирование произведений Лученка—Мулявина в своих странах, захотели большего. И начали нелегально импортировать диски в Беларусь. Естественно, такое самоуправство никак не могло понравиться наследникам и правообладателям. Поэтому контрафактные альбомы ансамбля уже изъяты по всей республике сотрудниками БЭП. Статус-кво восстановлен. Кстати, похожая ситуация сложилась не так давно с музыкальным наследием Юрия Антонова. — Николай Владимирович, ситуация с видеопиратством такая же патовая, как и прежде? — С российскими фильмами – еще куда ни шло: пусть изредка, но разрешения все-таки приобретаются. Но вот Голливуд и Францию можно даже не проверять – стопроцентный контрафакт. Он осложняется еще одним неприятным обстоятельством: в последнее время стали появляться проходимцы, которые называют себя правообладателями и, предъявляя форменную «липу», собирают дань с уличных торговцев. Да если бы только это. Компьютерные клубы по-прежнему наживаются на использовании нелицензионных программ и игр. Белорусские Интернет-сайты и порталы как не платили, так и не платят авторам размещаемых статей. Ночные диско-клубы, получающие сумасшедшую прибыль, также не спешат отчислять положенный процент за используемую музыку… Проводим мини-расследования сами. Идем в ночные клубы, записываем, подаем в суд. Уже выиграли дело с «Мэдисоном» — теперь там наконец-то согласились заключить с нами договор. На днях предъявляем иск «Аквариуму»… Пусть и черепашьими шагами, но к заветной цели мы движемся неуклонно. — Хоть чужие деньги считать и неприлично, но все же: сколько теряют на белорусском рынке зарубежные правообладатели? — Суммы эти подсчитать довольно сложно, да и нужно ли? Сколько бы здесь ни теряли иностранные лейблы, все равно приходить на наш рынок со своей продукцией им невыгодно. Судиться – тем более. Важно понимать другое: Запад в принципе не заинтересован в развитии нашей индустрии развлечений. Более того, будет сделано все, чтобы этот процесс максимально притормозить. Наглядный пример тому – звукозаписывающее производство в СЭЗ «Брест». А точнее, искусственно поднятая вокруг него шумиха и, как следствие, бесславное закрытие. Сделать-то ведь оставалось всего ничего: вложить немного денег, направить деятельность завода в правовое русло – были бы сейчас с собственным производством. А так «на запись», как на поклон, вынуждены по-прежнему ехать в Россию…Словом, наивно полагать, будто бы кто-то за океаном места себе не находит оттого, что Иван Иваныч в Минске не заплатил одну сотую процента своего дохода. Это козырь в куда более серьезной игре…
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
2.93
Загрузка...
Новости