Минск
+6 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Прощальная гастроль

Лето всегда было традиционным периодом гастролей для наших театров...

Лето всегда было традиционным периодом гастролей для наших театров. Они меняли свой привычный антураж на романтику путешествий, открывали для себя новые города и площадки, чтобы осенью вернуться в родные стены полными творческих сил и впечатлений. Сегодня о таких турне можно только мечтать. Если и выезжает театральный коллектив куда–нибудь на фестиваль, то далеко не на месяц, а всего на несколько дней. Как изменилась атмосфера гастрольных поездок за последнее время? Может, то, что кажется прекрасным времяпрепровождением, было всего лишь необходимой повинностью? Мы попросили театральных корифеев сравнить реалии прошлого с днем нынешним.


Зонтик в подарок


— Сегодня гастроли, к сожалению, не так продолжительны, — сетует заслуженный артист Беларуси Владимир Роговцов. — А в советское время это был полноценный обмен репертуаром и длился он 2 — 3 месяца. С Купаловским театром мы объездили всю Европу, почти весь Советский Союз и везде чувствовали себя как дома. Если выступали в Одессе, утром шли на пляж, а вечером — в замечательном настроении играли спектакль. Помню, как в Харькове и Киеве мы пересеклись с труппой Московского театра имени Ленинского комсомола. Руководил им тогда Анатолий Эфрос. Нам удалось побывать на репетициях Анатолия Васильевича, посмотреть спектакли «Чайка», «Женитьба», «Снимается кино». Такое человеческое общение, дружеские посиделки были для всех сильным эмоциональным допингом.


— А как был устроен быт?


— Самый важный друг артиста в тех поездках, конечно, кипятильник. Многие умудрялись с его помощью даже каши и супы варить. А какой выход, если спектакли заканчивались поздно, рестораны, магазины уже закрыты? Вот и готовили еду в номере. Как–то в Польше в 1974 году в Люблине в гостинице вечером погас свет из–за того, что все одновременно включили кипятильники. Готовили сами, потому что и сэкономить хотели. Брали с собой сухую колбасу, консервы, сало. Суточные не тратили, чтобы потом купить какие–то сувениры.


— И что покупали?


— Косметику, складные японские зонты «Три слона», они тогда только появились, обувь, детские футболки, майки.


— Жили всегда в гостиницах?


— Иногда нас расселяли, как в Киеве, на квартирах. Это было удобнее, потому что можно было пользоваться кухней.


— На квартирах коллег?


— Нет, не обязательно. Это могли быть посторонние люди, которые таким образом просто зарабатывали. В 60–е годы вместе с Геннадием Гарбуком жили на частной квартире. После спектаклей к нам приходили эфросовцы: разговоры, песни под гитару, обмен книгами, журналами. Запоем читали «Иностранную литературу», «Науку и жизнь», «Новый мир». Шестидесятые — время мощного интеллектуального взрыва. Тогда появились и «Таганка», и «Современник».


Спектакль после вечерней дойки


— Конечно, не только зарубежные поездки, но и выездные спектакли в провинцию составляли наш график, — продолжает Роговцов. — Например, одна часть труппы на 20 дней выезжала в Лиду, другая — в Березино. Здесь тоже были свои приятные моменты: общение с сельским зрителем не обходилось без чаепитий и застолий. С утра загорали, на спектакль выезжали поздно вечером, так как показы начинались после того, как люди закончат все домашние дела, подоят коров. Представление могло начаться в 9 вечера или даже в 12. Так произошло однажды с постановкой «Верочка». Главную роль играла Стефания Станюта. Мы до полуночи ждали зрителей из соседнего села.


Иногда играли на свежем воздухе: сдвигались два грузовика и их площадка становилась сценой. Это, скажу вам, было непросто. Микрофонов нет, тучи комаров, мухи, но ощущение праздника не покидало. Труппа чувствовала себя одной семьей. Кто–то даже романы успевал заводить. У меня на них времени не оставалось: после гастролей я мечтал о том, чтобы поскорее отправиться со своей семьей на отдых в Крым. А вообще я — человек древний, через 2 года мне уже 70, так что мог что–нибудь и напутать. (Смеется.)


Ах, эта «Свадьба»!..


Заслуженной артистке Беларуси Зинаиде Зубковой есть с чем сравнивать. Недавно Зинаида Петровна побывала в турне со спектаклем «Свадьба» в Испании, Франции, Азербайджане.


— Гастроли прекрасные, но по–своему нервные, — не скрывает Зубкова, — мы не знали, как будут принимать «Свадьбу», и потому волновались. Все происходило в таком темпе, что просто не оставалось времени обдумать свои впечатления. Но познакомиться с культурой других стран полезно.


Сейчас гастролей в том виде, в котором они существовали, к сожалению, нет. А жаль, они очень сплачивали труппу, создавали благоприятный микроклимат в коллективе. Как нас в свое время принимали в Одессе, Киеве, Львове, Кишиневе!


В Москве в 80–х мы играли во МХАТе при аншлагах. Спектакли шли на белорусском языке, и нас прекрасно понимали. Жара стояла 30 градусов, а на душе — ощущение легкости! Такие поездки становились не только работой, но и отдыхом, удовольствием.


В июле Купаловский театр собирается в Брест, может быть, там почувствуем былой гастрольный дух. Увы, сейчас что–то важное уходит из нашего общения. И этот пробел для театрального коллектива невосполним.


Визит Марка Захарова


Режиссер Борис Луценко уверен, что прежний гастрольный «механизм» уже не вернется.


— Борис Иванович, поездки были для вас обязательной повинностью или удовольствием?


— Что вы, всегда огромная радость! К ним начинали готовиться уже в мае. Предвкушали встречу с новыми зрителями, с критиками, готовились к проверке нашей художественной состоятельности. Выезжали в разные города СССР. Какой ни назовите — везде побывали: Рига, Таллин, Нижний Новгород, Казань... Однажды в Куйбышеве играли одновременно на двух площадках: оперной и драматической. Два огромных зала, и везде аншлаг. Расходы на дорогу, проживание, суточные удавалось покрыть за счет продажи билетов, иногда даже что–то заработать.


В Венгрии на международном театральном фестивале венгерской драматургии побывали со спектаклями «Трагедия человека» по Имре Мадачу и «Макбет». В нем принимали участие 150 театров, в том числе и БДТ Товстоногова. Заняли первое место. Нас наградили поездкой в Будапешт и Сольнок. Актеры радовались как дети, забыв о своих бытовых и семейных заботах.


Если есть спонсорская поддержка, и сегодня поехать можно куда угодно. Сколько раз нас приглашали в Европу со спектаклями, но гастроли не состоялись, хотя всего–навсего надо было оплатить дорогу. В Москву звали с постановкой «Уходил супруг от супруги». Пытался найти для этой поездки спонсоров. Кто–то говорил: «Позвоните завтра...», а потом просто не снимал трубку.


— Спектакль–то камерный, неужели так сложно было его вывезти?


— Небольшой, да. Но все равно 10 — 12 человек нужно отправить в дорогу плюс декорации. По этой же причине не состоялась поездка в Кишинев. Оплата проезда, гостиниц стала неподъемной для театральных коллективов.


Помню, где–то в 1976 году мы вывезли в Москву 4 спектакля: «Возвращение в Хатынь», «Макбет», «Трехгрошовая опера» и «Последние». Еще до поездки в Минск приехали лучшие московские критики: отсмотрели весь репертуар и отобрали 4 постановки. Вот такой был серьезный подготовительный период. Вы можете представить это сегодня? А когда про «Макбет» загудело сарафанное радио, к нам пришел Марк Захаров. И после просмотра спектакля оставил дружеское, теплое письмо с благодарностью. На наши гастроли приходили театральная элита, чиновники. Театр был мощным идеологическим инструментом.


Конечно, мы часто злились, что к нам придираются, закрывают премьеры, запрещают произносить ту или иную фразу со сцены. Сопротивлялись, иногда впадали в отчаяние. Режиссеры порой бравировали друг перед другом: «А у меня тоже спектакль запретили!» Но сейчас я тоскую по тем временам, по тому, как принималась наша работа, как разбирала ее критика. Сейчас свобода обернулась более чем прохладным отношением к театральному искусству.


— Гастрольная ситуация ухудшилась, — не скрывает положения дел директор Национального академического драматического театра им. М.Горького Эдуард Герасимович. — Мы не можем к себе пригласить гостей, потому что попросту выплатить им суточные в долларах или евро сейчас довольно проблематично. Никуда не едем летом и сами. Надеемся, в сентябре примем участие в Днях культуры Беларуси в Литве и выступим в Вильнюсе. Скорее всего, поедем на «Белую вежу» в Брест.


Компетентно


Главный специалист управления искусств Министерства культуры Виктория Куксенкова надеется, что, несмотря на трудности, гастрольная история будет иметь продолжение:


— Планы есть, но театры не спешат говорить о них, потому что многое может измениться. Нам бы хотелось, чтобы коллективы проявляли большую инициативу, развивали свои контакты, искали спонсоров. Радует то, что фестивальное движение не теряет своих позиций. Русский театр побывал на фестивале в Тамбове, купаловцы приняли участие в форуме «Славянские театральные встречи» в Гомеле, ТБД порадовал зрителей Сербии, Херсона и Брянска. Надеемся, что будут новые фестивали и новые встречи.


Кстати


Из–за сложной финансовой ситуации некоторые театральные проекты сегодня отменены или перенесены на неопределенный срок. Национальный академический Большой театр оперы и балета еще весной планировал показать в конце июня на своей площадке спектакли «Киев Модерн–балета» Раду Поклитару. Далее балетную эстафету должны были принять уже хорошо знакомые в Минске Санкт–Петербургский театр балета Бориса Эйфмана и грузинский балет под руководством Нины Ананиашвили с премьерой «Ромео и Джульетты» — танцевать должна была сама Нина Ананиашвили. Но все гастроли пока отменены.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...