Минск
+13 oC
USD: 2.57
EUR: 2.78

Александр Хомич: «Лаборатории STEM-Hub нужны в каждом областном центре»

Программист, чуть не ставший поваром

Примеры борисовской Лошницы и клецкого Рассвета показывают: STEM-образование можно развивать в деревне 

Два года назад ассоциация «Образование для будущего» при поддержке Парка высоких технологий занялась воплощением в жизнь масштабного проекта по созданию целостной сети STEM-центров в регионах. По задумке организаторов появление в школах на безвозмездной основе специальных мест с современным оборудованием, где детей познакомят с основами программирования и робототехники, даст возможность максимальному количеству учеников получить качественное инновационное образование. В дальнейшем подобный шаг должен помочь в подготовке абитуриентов для технологических специальностей, что позволит обеспечить кадрами различные отрасли IT-индустрии. В итоге к концу 2019 года уже работают 22 STEM-центра, а в этом году планируется открытие еще 100. Как школа может получить STEM-центр, легко ли найти потенциального программиста в деревне и почему важно стереть грань деления на технарей и гуманитариев? Об этом — в беседе с директором ассоциации «Образование для будущего» Александром ХОМИЧЕМ.

Александр Хомич проводит занятие в STEM-классе в Дзержинске.

— Александр Валентинович, по какому принципу выбираются школы для открытия STEM-центров?

— В прошлом году проводили конкурс «Хочу учиться в STEM-классе». Думали, на 10 центров, которые планировали открыть, поступит около 50 заявок, а по факту получили в пять раз больше. После отбора осталось 70 школ, которые перешли во второй тур. Там участникам нужно было показать STEM-урок. Оценивали его по 10 критериям четыре независимые группы, состоящие из работников ассоциации, педагогов и представителей компаний — резидентов ПВТ. Одним из главных требований была кросс-предметность, проще говоря, многофункциональность урока, который должен затрагивать тему нескольких предметов: например, математики и физики или физики и музыки. Также важно наличие исследовательской работы. Каждый урок получил от экспертов определенное количество баллов, которые затем суммировали, и те, кто оказался в первой десятке, в итоге и стали обладателями STEM-центров.

— Во время презентации класса в Дрогичине анонсировалось, что в 2020 году в Беларуси появится 100 новых STEM-центров. Это реакция на повышенный спрос?

— Не совсем. Мы видим результаты проекта, поэтому заинтересованы в его дальнейшем развитии. В регионах хватает инициативных педагогов, готовых нести STEM- образование в массы. Тем более сегодня у нас есть возможность открыть такое количество STEM-центров. Среди резидентов ПВТ достаточно много компаний, готовых спонсировать их появление в региональных школах и помогать с экспертной поддержкой. Более того, многие внедряют свою тематику в специфику работы центров. Например, минский офис компании Lyft, занимающае­ся разработкой приложений для такси, финансировал открытие STEM-класса в Бобруйске, поэтому все проекты, которые делают там дети, привязаны к логистике. Ребята строят определенные маршруты на онлайн-картах, просчитывают оптимальный путь, пишут определенные алгоритмы, позволяющие добраться из точки А в точку Б. Всегда стараемся найти такую компанию, которая придет в школу с конкретными идеями, ведь тогда дети видят связь и понимают, что полученные знания они смогут использовать в будущем.

— На данный момент из 22 STEM-центров только 2 находятся в сельской местности: в агрогородке Лошница Борисовского района и в поселке Рассвет Клецкого района. Станет ли в будущем их больше?

— Открывая центр в Лошнице, мы проверяли, сможет ли идея STEM-класса прижиться в сельской местности. Найдутся ли там ребята, заинтересованные в программировании и робототехнике, сможет ли администрация школы наладить регулярный подвоз детей из соседних деревень? По итогам эксперимента получили положительные отзывы, поэтому решились сделать STEM-центр в Рассветовской школе. Там очень активный директор и заинтересованные педагоги. Еще до нашего прихода они занимались популяризацией информационных технологий, занимали призовые места на различных конкурсах. Мы вложились в оборудование для них, и теперь здесь, в STEM-центре, занимаются 100 детей, учитывая, что в самой школе всего 80 учеников. Сейчас школьников в Рассвет привозят из соседних населенных пунктов — Клецка и Несвижа. Люди создали классную атмосферу, поэтому все работает эффективно. Пример Лошницы и Рассвета показывает, что при желании администрации, учителей и учеников STEM-образование можно развивать и в деревне. Мы будем только рады поддержать инициативных людей в других местах, ведь главная идея в том, чтобы все дети имели равный доступ к инновационному образованию.

— За время работы STEM-центров уже появились ребята, которые пришли в IT?

— Мы работаем с возрастом 12+, поэтому у нас еще мало историй о таких детях, хотя они уже есть. Например, в Борисове, где STEM-центр работает почти два года, был парень, который неважно учился и мечтал стать поваром. После того как в школе появился центр, он решил попробовать себя в программировании, и у него стало получаться. Он быстро понял, что ему нравится это дело, и для того, чтобы поступить в университет, стал подтягивать физику и математику. В итоге на ЦТ набрал гораздо больше баллов, чем рассчитывал, и поступил в Гомельский государственный технический университет имени П.О. Сухого. Сейчас он на втором курсе и уже делает первые шаги в программировании. Думаю, в скором времени таких историй будет гораздо больше.

— Не так давно в аббревиатуре STEM появилась буква А, которая обозначает «искусство». Как так получилось, что в проект, изначально направленный на точные науки, добавился гуманитарный профиль?

— В первую очередь мы пытаемся рассказать детям, что в IT-индустрии есть не только программисты, но и дизайнеры, художники, сценаристы, писатели и многие другие представители творческих профессий. Здесь нельзя делать традиционную градацию на технарей и гуманитариев, потому что выход конечного продукта зависит от командного взаимодействия: разработать движок, качественный интерфейс, придумать интересный сюжет, сделать красивое оформление. Если говорить о появлении аббревиатуры STEAM, то в мире она используется уже давно, просто мы ее добавили только сейчас, так как проекты, связанные с искусством, делать сложнее. Ученики и учителя должны генерировать креативные идеи, а это не всегда возможно в силу нехватки времени, так как STEM-центры — это все-таки дополнительное образование.

— В начале года на базе Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины ассоциация открыла лабораторию инженерно-технического творчества старших школьников и студентов STEM-Hub. Это следующий уровень в развитии STEM-образования?

— Да, это часть нашей стратегии. Сначала мы работаем со школой, где дети знакомятся с различными технологиями в STEM-центре. Затем, когда ребенок уже подрастает и набирается опыта, ему надо выходить на новый уровень. Для этого и нужна лаборатория STEM-Hub, ведь там более серьезное оборудование, продвинутая электроника и 3D-моделирование, да и задачи ставятся уже инженерно-технического и даже изобретательского характера. Добавляем и компоненты предпринимательства: ребята должны не просто сделать из идеи определенный прототип, но и найти варианты ее коммерциализации. Подобное важно по двум причинам.

— Каким?

— Во-первых, сейчас в белорусской IT-индустрии жесткая нехватка кадров. К нам едут работать из России и Украины, так как своих специалистов не хватает. За короткий срок проблема не решается. Поэтому нам нужно активно работать с региональными вузами. Если посмотреть на статистику, то 75 процентов STEM-студентов учатся в Минске, при этом 82 процента населения страны живут за пределами столицы. Поэтому важно правильно расставить приоритеты, тем более в региональных университетах хватает профессиональных преподавателей, есть хороший потенциал для увеличения набора по необходимым специальностям. Мы хотим, чтобы талантливые ребята, приходя в STEM-Hub в условном Могилеве, понимали, что для развития навыков и раскрытия потенциала им необязательно переезжать в Минск или Москву, а можно оставаться рядом с домом. На мой взгляд, количество STEM-выпускников может вырасти только за счет регионов.

Во-вторых, мы хотим, чтобы в Беларуси тоже появились свои Илон Маск, Марк Цукерберг и Стив Джобс. Но для этого нам нужно развивать культуру предпринимательства, которая на Западе имеет уже многолетнюю историю и традиции. В STEM-Hub мы не будем напирать на то, что идея обязательно должна быть коммерциализирована. Почему? У нас сложился такой стереотип, что если у тебя что-то не получилось с первого раза, то нужно сразу же посыпать голову пеплом. От этого нужно избавляться. В STEM-Hub мы стараемся построить защищенную среду, которая дает тебе право на ошибку. И даже если из тысячи стартапов будет успешным только один, это уже будет означать, что система себя оправдала.

— Александр Валентинович, сколько еще нужно STEM-центров и лабораторий STEM-Hub для того, чтобы IT-сфера не испытывала кадровый голод?

— Если говорить о центрах, то мы в этом году откроем их 100, а дальше будем смотреть, нужно ли еще. Может, дальше их не имеет смысла создавать, а нужно придумать уже что-то новое. Лаборатория STEM-Hub должна быть хотя бы в каждом областном центре, где есть более-менее подходящий технологический вуз. Нам важно охватить все регионы, а это не простой процесс. После этого, возможно, начнем выходить на университеты в райцентрах: в тех же Барановичах, Пинске, Полоцке...

banny@sb.by

Фото с сайта «Образование для будущего».
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...