Проблемы с серым веществом

Когда у наших цементных заводов откроется второе дыхание

Проблемы со сбытом цемента уже стали притчей во языцех. Модернизированные предприятия производят его больше, да и качество заметно улучшилось, но одновременно с этим сократился спрос на этот продукт у соседей. В итоге у  предприятий возникли проблемы со сбытом. В начале «высокого» сезона, когда спрос на цемент традиционно вырастает, корреспондент «Р» решил проверить, каковы перспективы производителей вернуть утраченные позиции. Тем более что  цементные предприятия в нашей стране давно объединились в мощный отраслевой холдинг.

По своей сути цемент — местный продукт. Далеко его не повезешь: максимальное транспортное плечо — 500 километров, 800 — уже предел

Продукт местного значения


Вроде бы еще недавно, в конце 90-х, казалось, что сегодня среднее потребление цемента на душу населения будет около тонны в год. Причем рост спроса предполагали и западные, и восточные аналитики. Тогда новые мощности возводились и в Европе, и в Азии, глубоко модернизировались существующие предприятия. Но строительная индустрия сделала совершенно неожиданный пируэт. Прогнозируемого пика потребления так и не произошло: ни в ЕС, ни в России, ни в Юго-Восточной Азии. Дополнительного негатива добавило и замедление мировой экономики, что серьезно отразилось на объемах строительства. В результате сегодня наблюдается глобальное перепроизводство цемента. Впрочем, как и других строительных материалов. Той же арматуры. Один Китай производит до 2 млрд тонн цемента ежегодно при мировом потреблении около 3,6 млрд тонн.

Определенное давление испытывает и белорусская отрасль. Самым серьезным покупателем всегда были домостроительные комбинаты. Но вместе с сокращением возведения жилья их потребности резко сократились. Фактически, единственным вариантом наращивания производства сегодня является освоение экспортного направления. Но с поставками за рубеж все обстоит не так уж и просто.

По своей сути цемент — местный продукт. Далеко его не повезешь: максимальное транспортное плечо — 500 километров, 800 — уже предел. Если покупатель расположен дальше, транспортные издержки съедают всю маржу и делают поставку убыточной. Пожалуй, исключение было во второй половине 2000-х, когда на фоне строительного бума цена тонны цемента превышала 100 долларов. Но период пиковых цен продлился относительно недолго. Сейчас цена тонны колеблется в пределах 50—60 долларов, которая перемещений на большие расстояния не предусматривает.

Прицел на соседние столицы


Реально для белорусской продукции доступны российские регионы в пределах Москвы, Подмосковья, Санкт-Петербурга. Конечно, две российские столицы являются лидерами по спросу среди регионов, но и конкуренция там очень высокая. Тем более что в соседней стране своих производителей, в принципе, хватает. И выиграть соперничество за потребителя у местных компаний очень непросто. Против нашей продукции играют и объективные, и субъективные факторы.

Чужие деньги в себестоимости


Цемент — продукт энергоемкий. А газ и электроэнергия для наших предприятий обходятся в 2—3 раза дороже, чем для российских. Столь серьезный разрыв принципиально сказывается на себестоимости продукции. Абсолютные цифры каждая компания держит в секрете — коммерческая тайна. Но достоверно можно сказать: энергетика в себестоимости белорусского цемента занимает около 60%, а российского — 35%. И это притом, что технологические и производственные процессы в наших компаниях выстроены более экономично.

Вторая проблема — привязка энергетических тарифов к валюте. А готовая-то продукция продается либо за белорусские, либо за российские рубли. И любые курсовые изменения сразу сказываются на финансовом результате. Особенно нелегко приходилось в начале 2015 года, когда 100 российских рублей стоили 2,55 белорусского, сейчас — почти 3,3 рубля. И поставки на соседний рынок сразу стали намного интереснее. Впрочем, с привязкой себестоимости к доллару на наших цементных заводах сражаются с самоотверженным упорством. Например, ОАО «Белорусский цементный завод» и ОАО «Кричевцементношифер» газ на новых линиях используют только для разогрева оборудования. Основную же энергетику сначала перевели на уголь, сейчас ее переориентируют на местные виды топлива: торф, брикеты. Несомненно, иметь дело с ними сложнее, но зато удается постепенно убирать из себестоимости валютную составляющую.

Еще один фактор, который играет не в нашу пользу, — сырье. Нет, мел-то у нас хороший, отличного качества, но из-за геологической специфики месторождений влажность сырья несколько высоковата — около 26—29%, в зависимости от времени года. Приходится его сушить, чтобы использовать в производстве по современным технологиям. Российские месторождения более сухие. Поэтому, например, энергозатраты завода в Воронеже где-то на 20% ниже.

Шансы есть


Невзирая на все недружелюбие внешних факторов, белорусский цемент обладает экспортным потенциалом. Прежде всего, за счет проведенной модернизации предприятий, выверенной производственной логистики и грамотной сбытовой стратегии. Впрочем, у наших предприятий нет другого варианта, кроме как развитие поставок на внешние рынки. Емкость внутреннего явно не отвечает производственным мощностям, более того, еще и сокращается год от года. Если в 2015 году страна потребила 3,7 млн тонн, то в прошлом — 3,2 млн тонн. А на экспорт, и только «Белорусская цементная компания» (БЦК), продала 1,2 млн тонн. И продолжает развивать свой потенциал.

Цементная отрасль далеко не безнадежна, как может иной раз показаться. Продукция конкурентоспособна на зарубежных рынках, даже учитывая более высокие цены на энергоносители по сравнению с Россией. Если тарифы будут сближаться, то у наших предприятий буквально откроется второе дыхание. И они смогут самостоятельно и по графику решить свою самую большую проблему: высокую внешнюю кредиторскую задолженность. Пока рентабельность производства не позволяет полноценно рассчитаться с инвестиционными долгами. Не исключено, что их придется реструктуризировать, в том числе и с помощью государства. Впрочем, в сложившейся ситуации вины цементных заводов практически нет.

Монополия во благо


А вот за счет организационных мер, которые не требуют дополнительных финансовых вложений, повысить эффективность отрасли возможно. Объединение ряда предприятий в холдинг — «Белорусскую цементную компанию» — принес свои результаты. Во-первых, снизил конкуренцию. Она, несомненно, двигатель прогресса, но при избытке мощностей, падающем спросе приводит только к демпингу или работе предприятий на минимальной марже и гробит всех участников рынка. А задрать цены не позволят падающий спрос и иностранные компании. Во-вторых, внутри холдинга удалось оптимизировать ряд процессов и снизить необоснованные издержки при производстве различных железобетонных конструкций. И в-третьих, появилась возможность реализовывать экспортную стратегию, выступая за рубежом единым фронтом.

Но дело консолидации отрасли не довели до полностью логического конца. В БЦК вошли только два цементных производителя — ОАО «Белорусский цементный завод» и ОАО «Кричевцементношифер», расположенные в Могилевской области. ОАО «Красносельскстройматериалы» на Гродненщине осталось самостоятельным. Вроде бы в этом и нет ничего плохого, но иной раз приводит к несогласованности действий. Например, в прошлом году было пару месяцев, когда возник дефицит цемента на внутреннем рынке. Причем в географической зоне ответственности ОАО «Красносельскстройматериалы», которое большие объемы поставляет на строительство БелАЭС. Получилась весьма пикантная история: чтобы не выбиться из графика, пришлось запускать старую производственную линию с «мокрой» технологией. Она более чем в полтора раза затратна по сравнению с современным «сухим» способом. Между тем в Могилевской области у БЦК далеко не полностью были задействованы более эффективные мощности.

Если бы все три завода были объединены под единой стратегической крышей, таких накладок бы не происходило. И можно было бы избежать лишних затрат. Да, получится монополия. Но в некоторых случаях она является не злом, а благом. Особенно учитывая, что финансовое счастье лежит на чужих рынках: объективно внутренний всех не сможет прокормить. А на чужих просторах приходится конкурировать не с маленькими заводиками, а с крупными торгово-финансовыми или торгово-производственными корпорациями. И величина является не последним фактором в конкурентоспособности и возможностях.

МНЕНИЕ

Владимир КИСЕЛЕВ, генеральный директор РПТУП «Управляющая компания холдинга «Белорусская цементная компания»:

— На российском рынке мы работаем с крупной российской торгово-производственной корпорацией «Евроцемент», которой мы поставляем практически все экспортные объемы. Такое сотрудничество себя полностью оправдало. В прошлом все попытки создать собственные торговые дома в России заканчивались неудачно. Кроме того, необходимо учитывать: чтобы создать за рубежом эффективную товаро-проводящую сеть, необходимо вложить серьезные инвестиции, которые являются весьма рискованными при жесткой конкуренции на рынке. Сотрудничество со стратегическим партнером позволяет избежать этих трат и пользоваться его возможностями и компетенциями. В случае с «Евроцементом» удалось избежать излишней конкуренции и стабилизировать цены и объемы на приемлемом для всех уровне. Более того, «Евроцемент» добровольно снизил свои поставки на наш рынок. Если в 2015-м году российская компания реализовала в Беларуси 416 тыс. тонн, то в 2016-м — уже 240 тыс. тонн.

volchkovvv@mail.ru

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Сергей ЛОЗЮК
3.2
Загрузка...
Новости