Про любовь как в старом кино

Режиссер фильмов «Хороший мальчик» и «Отличница» cнимает в Петербурге фильм о первой любви

Режиссер фильмов «Хороший мальчик» и «Отличница» Оксана Карас и компания «ВайТ Медиа» снимают в Петербурге фильм о первой любви. В основу сюжета легла повесть Вадима Шефнера «Сестра печали». «Оксана решила, что название чересчур грустное, и мы остановились на строчке из стихотворения Вадима Сергеевича «У ангела ангина». По крайней мере, пока», — говорит сценарист фильма Дмитрий Новоселов. Как оказалось, эту историю он принес на съемочную площадку сериала «Отличница», но Карас она показалась чересчур наивной и прямолинейной. «А через полгода я взглянула на нее по-новому, и мы начали работать», — вспоминает Оксана.

Семен Трескунов (Чухна) и Маша Крылова (Леля)

Создатели фильма решили присмотреться к молодым исполнителям. Семен Трескунов оказался идеальным вариантом на роль простака Чухны.

«Меня подкупили две вещи: имя режиссера и книга про поколение сороковых годов, о котором мы ничего не знаем, — рассказывает Трескунов. — Как оказалось, нас волнуют одни и те же проблемы! Разница между нами заключается в том, что мы захлебываемся в информации, а тогда мир постигался опытным путем. Если тебе понравилась девушка, нужно было выяснить, как ее зовут, где она живет, а потом собраться с силами и признаться в чувствах».

В центре сюжета фильма — бывший детдомовец Толя по прозвищу Чухна, его друзья и любовь к девушке по имени Леля. Идет 1940 год, канун войны. Мы видим, как складываются судьбы героев, глазами уже взрослого Чухны. Это его воспоминания. Поэтому у героев-подростков Семена Трескунова (Чухна), Данила Стеклова (Синявый) и Таисии Вилковой (Люсенда) появляются взрослые альтер-эго. На роль сорокалетнего Чухны режиссер сначала хотела пригласить Константина Хабенского, однако трехчасовая беседа с Евгением Цыгановым все изменила: возмужавшего героя воплотит именно он.

Евгений Цыганов сыграл повзрослевшего Чухну

«Я согласилась бы играть у Оксаны даже роль без слов», — смеется Ирина Пегова, снявшаяся в роли взрослой Люсенды, добавляя, что с недавних пор с радостью принимает возрастные роли. «Переход в иной статус мне дался совершенно безболезненно». Ирине Пеговой пришлось пойти на существенные изменения во внешности: приклеить челку, надеть линзы и носить одежду, добавившую ей несколько лишних лет.

Ради роли Ирине Пеговой пришлось пойти на существенные изменения во внешности

Взрослого Синявого сыграл Николай Фоменко. «Шестидесятые годы для меня — это деревянный троллейбус «двойка», идущий с Невского на Гоголя, автобус «ЛиАЗ», а еще полупустые улицы… Мы утратили важнейшую вещь — способность удивляться жизни. Тогда все было событием: поход в ресторан, новые ботинки, билеты на концерт. Когда Иннокентий Смоктуновский, возвращаясь после «Идиота» домой, шел по Невскому, за ним двигалось триста человек! Молча! Сегодня такое немыслимо. Люди шестидесятых по-другому верили в жизнь, в любовь, в будущее», — говорит Фоменко.

Сцена встречи друзей в ресторане вызвала у актера приятные ассоциации. «Впервые я оказался в ресторане в девятом классе. Это был бар на последнем этаже гостиницы «Советская», который в простонародье звался «Шайбой». Попасть туда было сложно, но в моем кулаке были зажаты пять рублей. За трешку нас с двумя одноклассницами пропустили в этот рассадник порока. На оставшиеся купили три коктейля из шампанского, консервированных фруктов и коньяка», — вспоминает Николай.

Ирина Пегова (Люсенда) и Николай Фоменко (Синявый)

Для того чтобы погрузиться в атмосферу сороковых годов, молодым актерам пришлось посмотреть фильмы Иосифа Хейфица, Марлена Хуциева, Михаила Ромма. «К концу ликбеза они с полуслова понимали, что я хочу: «Это, как у Баталова, а то, как у Лазарева», — улыбается Оксана. Кроме того, Карас заставила
ребят подружиться. Они вместе гуляли, ходили в кино и кафе. «Я не деспот, который ради результата изводит и унижает артистов. На моей площадке все весело и по любви».

По признанию актеров, хороший костюм — залог успеха. Тонкий и ранимый Чухна внешне должен был походить на бывшего детдомовца. Так появилась потертая кожаная куртка, найденная на чердаке художником по костюмам Алексеем Филюшкиным. «Сначала она предназначалась Синявому. Но мы поменяли их местами, и в результате балагур и весельчак Синявый в своих твидовых костюмах стал походить на Маяковского», — рассказывает Алексей.

Отдельная проблема — обуть многочисленную массовку. Филюшкин вспомнил о «тапках подводника», которые имеются в строевой форме наших моряков и продаются в военторге. «Эдакие простые кожаные тапочки, вид которых не менялся с 1920-х годов, — поясняет художник. — Нашел фабрику, где их производят и забрал все тапки. Пар 30 купил, не меньше!»

Чтобы добиться подлинной атмосферы времени, художники закрывали бордюры, засыпали дорогу, меняли вывески, почтовые ящики, номера домов

Ботильоны для Лели Филюшкин обнаружил в старых коллекциях Prada, платья а-ля сороковые — в хипстерском магазине. Специально для героя Николая Фоменко подобрали очки. «Никаких дорогих салонов! Пошел на Апраксин двор и нашел аж три пары… В итоге они не пригодились. Зато очень приглянулись режиссеру. Я не мог ей их не подарить!» — делится Алексей.

С реквизитом для проекта помогала вся съемочная группа, в том числе оператор Сергей Мачильский. «Наш день начинался с критических замечаний Сергея: «В сороковые у бутылок ситро были узкие горлышки, а не «чебурашки». «Я не помню такого хлеба, да и пироги не так пекли». В конце концов это стало поводом для шуток. «Сергей Александрович, в сороковых вам было всего восемь, как вы можете это помнить?» — смеется Оксана.

Но главной сложностью для создателей фильма были локации. Плинтус, пластик, дорожные знаки, разметка и даже асфальт — все выдает современность! Бордюры закрывали, дорогу засыпали песком, обои переклеивали, дверные ручки, вывески, почтовые ящики, номера домов и квартир меняли. Вручную рисовали стенгазеты и даже использовали настоящие агитационные плакаты!

Клавдия ИВАНОВА, ТЕЛЕНЕДЕЛЯ

Фото Андрея ФЕДЕЧКО

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...