Правый хук

С какими результатами французы перешли во второй тур президентских выборов?

Все изменилось. Нынешние левые уже не те левые, что были в XIX веке, а уж тем более не те, что были на заре рождения современной политической борьбы во Франции конца XVIII века. Сейчас левые выступают за политику открытых дверей по отношению к мигрантам, заступаются за мусульман и секс-меньшинства. А вот вопросы свободного рынка, налогообложения или улучшения условий труда для граждан в программах политических партий занимают сейчас совсем не центральное положение. Ключевые вопросы выборов во Франции этого года — ислам, иммиграция и отношения с Россией. На пост президента этой страны претендовали 11 кандидатов. Все участники президентской кампании не новички в политике и давние активисты политпартий — голлистов, социалистов или коммунистов.

Фото golden-news.com

Сперва — о проигравших. Правых республиканцев представлял Фийон, выступающий за применение суровых мер по отношению к салафитам и отслеживание деятельности мечетей внутри страны. Во внешней политике кандидат ратовал за пересмотр отношений со странами Залива, в том числе Саудовской Аравией и Катаром, укрепление связей с Москвой.

Социалистическую партию, крайне непопулярную сейчас, представлял Бенуа Амон. Кандидат находится на левоцентристских позициях — выступал за реформу системы соцобеспечения, введение базового дохода для всех граждан и ограничение рабочей недели. Во внешней политике ориентировался на сохранение и упрочение связей с ЕС.

И последний фаворит президентской гонки, впрочем, вышедший из нее на крутом вираже, — Жан-Люк Меланшон, левоцентрист, создатель движения «Непокорная Франция». Выступает за ужесточение налогообложения на доходы, ограничение рабочей недели и повышение минимальной заработной платы. Замечен в симпатиях к мусульманам и идеям Уго Чавеса. Меланшон не относится к евроскептикам, но критикует ЕС, считая его инструментом неолиберализма (читай: эксплуатации).

Остальные шесть участников президентской кампании шли на нее, скорее, для продолжения политической карьеры или же из любви к PR. Это правые Николя Дюпон-Эньян и Жак Шеминад и левые — Жан Лассаль, создатель движения «Будем сопротивляться!», троцкистка Натали Арто, получившая на выборах 2012 года 0,5% голосов, и Филипп Путу, профсоюзный деятель, лидер Новой антикапиталистической партии, а также сторонник разных конспирологических теорий Франсуа Асселино, основатель партии «Народный республиканский союз».

Победители, прорвавшиеся во второй тур, уже определены. В их числе Марин Ле Пен, лидер «Национального фронта», крайне правой консервативной партии. Она — младшая дочь основателя партии Жана-Мари Ле Пена. Получив от отца партию, в 2010 году она значительно преобразовала ее политическую платформу. Ле Пен выступает против усиления ислама в повседневной жизни Французской Республики — ношения хиджабов, разрешения на халяльные обеды в школах, устройства молельных комнат в офисах и на предприятиях. Ее партия ратует за выход из зоны евро и референдум о дальнейших отношениях Парижа с ЕС. «Национальный фронт» требует введения ограничения на иммиграцию и выдачу французского гражданства. Шансы на победу крайне правых повышает совершенный накануне теракт в Париже.

А вот Эммануэль Макрон позиционирует себя как центрист. К выборам он основал собственное политическое движение «Вперед!», не принадлежавшее ни к левым, ни к правым, и опубликовал программу, названную «Революция». Многими наблюдателями с самого начала шансы Макрона рассматривались как очень высокие. Некоторые эксперты называют кандидата ставленником нынешнего президента Франсуа Олланда. Макрон избегает осуждения мусульман и выступает за открытую иммиграцию. Кандидат не является сторонником улучшения отношений с Россией.

По данным социологов, примерно треть французов согласны с идеями «Нацфронта». Эта величина, однако, остается более или менее неизменной продолжительное время. Сейчас, во время очередного подъема, партия может по-прежнему натолкнуться на «стеклянный потолок», который фиксирует предел популярности Ле Пен и преграждает путь к вершинам власти. Впрочем, перевес у Макрона в голосах не такой уж и высокий — 2%. Кандидатов ожидает новый виток взаимных обвинений. Однако кто бы ни победил, часть предвыборных обещаний надо будет выполнять и что-то решать с колониальным бременем. Ведь 20% населения Франции — иммигранты, и большая часть из них не подчиняется никому, кроме своих амиров.

shavialiou@bsu.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
...........ведь 20% населения не подчиняются никому,кроме своих амиров......... Вот они последствия необдуманной политики  иммиграции и мультикультурализма.
Андрей К
А что, население страны должно кому-то подчиняться? У автора какое-то странное совковое представление об устройстве демократической страны.
иван
Может хватит мечтать о чужих выборах,это не тема для разговоров.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости