Послесловие к празднику

Известная фраза «шерше ля фам», появившаяся в одном из романов Александра Дюма, сегодня приобретает принципиально новый смысл. Гендерная революция достигла таких высот, женщина добилась столь выдающихся результатов в борьбе за собственное равноправие, что феминистки могут смело отдыхать и писать мемуары. Цели достигнуты, женщину часто приходится действительно искать. Искать домохозяйку, поскольку на первом месте у многих карьера, желание и умение заработать деньги. Искать человека, имеющего время и желание создать домашний уют. Искать воспитателя, читающего детям книжки и гуляющего с ними в городском саду.

Что уж тут говорить о том, что многие реквизиты когда–то исключительно мужской формы и деятельности с успехом восприняты женщинами: от брюк до штанги. Совсем незаметно для нас ситуация кардинально поменялась: женщина во многих вопросах берет на себя инициативу и горько жалуется на то, что мужчины нынче не те. Симона де Бовуар, спутница жизни Ж.–П.Сартра, как–то заметила: «В глубине души мужчине нужно, чтобы борьба полов оставалась для него игрой, тогда как женщина ставит на карту свою судьбу». Писательница, очевидно, была права, но она не предполагала, что изменится само понятие судьбы, оно станет прагматичным, креативным.

Отсюда ностальгия по патриархальным, спокойным отношениям. В США, например, сегодня чрезвычайно популярны консервативные семейные тенденции, особенно как в 50–х годах прошлого века, когда «Адам пахал, а Ева пряла». Муж делает карьеру и деньги, жена смотрит дом и семью. Вечером он приходит домой, курит трубку, все собираются вместе, и в доме горит лампа с зеленым абажуром, дети на ковре играют в паровозики, и самый младший своей неуверенной походкой вызывает улыбки умиления. И никто не теоретизирует по поводу того, каково все же предназначение женщины: известные три «к» немецкого сентиментального идеала (дети, церковь, кухня) или активное участие во всех сферах жизни, от политики до бизнеса.

Конечно, решать, выбирать должны прежде всего сами женщины. Вот Агата Кристи была замужем за археологом (второй брак), причем муж был ее моложе на 15 лет. И когда ей намекали на это несоответствие, она отвечала с мудрой улыбкой: для археологов нужны женщины постарше, ведь ее ценность с возрастом только возрастает. Она прожила долгую и счастливую жизнь со своим ученым мужем и везде сопровождала его при раскопках и поисках следов прошлого. А вспомните женщин Михаила Булгакова: все же главное не тряпки и машины, а помощь мужу в его деле, великом деле. А вот Женни фон Вестфален. Знатная красавица, а вышла замуж наперекор семье за изгоя, эмигранта, правда, этим изгоем был Карл Маркс.

Было и наоборот. Как Мартин Хайдеггер ценил и любил Ханну Арендт, выдающегося интеллектуала, просто красивую женщину. Можно здесь вспомнить и Пушкина в его письмах к Анне Керн. В вольном пересказе один из сюжетов звучит так. Вы пишете, отмечает Пушкин, что я не знаю вашего содержания, ваших тайных дум. Но что мне содержание, если я покорен вашими формами! Кстати, студентка Арендт на лекции профессора Хайдеггера всегда приходила в зеленом наряде, который ей очень шел, и ее так и называли: девушка в зеленом. И большой вопрос, что для пуританина Хайдеггера было первичным в кризисе его семейных идеалов (а профессор был женат): то ли выдающийся ум Ханны, то ли ее зеленый наряд.

Конечно, без мужского шовинизма здесь тоже не обойтись. Известный логик профессор Введенский был глубоко уверен, что женщина не может усвоить логические премудрости, для нее теория силлогизма «черный квадрат» или треугольник, что тут выбрать — дело вкуса. Поэтому всем своим ученицам на экзамене ставил автомат. Об этом с улыбкой вспоминал академик Д.Лихачев, удостоенный чести приходить к профессору заниматься логикой дома. Но как тогда быть с такими известными специалистами, как москвичка А.Гетманова или минчанка Я.Яскевич, по книгам которых учатся уже несколько поколений белорусских, российских студентов?

Конечно, очень хотелось бы закончить разговор оптимистично, скажем, казенной темой гармонии полов. Как было бы хорошо, если... Но нет рецептов этой гармонии. Нет никаких если. Есть он и она, есть одна жизнь на двоих. Каждый решает сам, точнее, вдвоем, и это, очевидно, правильно. Помню двух пожилых людей, живших в деревне, которые жили долго и счастливо, и вдруг дядя Саша заболел, да так тяжело, что ему удалили в начале одну ногу, потом вторую. И до сих пор слышу, как приговаривала тетка: «Сашенька, ты только не умирай, ты только живи, я тебя на руках носить буду». И ведь носила, пока могла.

Женщин не щадят — ни жизнь, ни люди. Жанну д,Арк сожгли, Индиру Ганди застрелили, Мари Кюри–Склодовская умерла от облучения. Поэтому правильным будет сказать не только о том, что женщин надо искать и обязательно находить, но и о том, что их надо беречь. Как можем.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена без письменного разрешения редакции. Цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости