Беларусь Сегодня

Минск
+16 oC
USD: 2.08
EUR: 2.33

Куропаты приводят в порядок. Как это и принято

Последний хайп

Перед Радоницей принято наводить порядок на местах захоронений. Ну принято в Беларуси так, не нами — и не нам отменять. Поэтому не очень понятен гвалт, поднявшийся в интернете (не в обществе) по поводу уборки деревянных, абы кем и как захочу поставленных крестов в Куропатах. Однако давайте попробуем и понять, и все-таки разобраться. 


Для начала: те кресты — это самодеятельность. Они не католические, не православные, они что должны символизировать? Там лежат люди — разных национальностей, разных конфессий, разного мировоззрения. Не всех бы устроили самодельные кресты, надо понимать. И, наверное, что-то с этим надо было бы давно уже сделать, но руки, головы и рты у «зашшытников» по сей день заняты совершенно другим. Много лет, заметим, заняты.   

Даже если кресты — это «просто память», то давайте чтить память правильно. Как и принято: на свежей могиле ставят временный крест, через год-два заменяют его (без сомнений и колебаний) на долговечный памятник. Вот с этим мы, общество, и правда затянули — но памятник, слава богу, в Куропатах поставлен. Все (все!), кто хочет, могут прийти, помолиться, помолчать. Подгнивающие деревянные конструкции в том лесу теперь явно лишние... 

Ксендзу Юрию Санько почему-то «очень больно на это смотреть», печатают все «независимые» сайты. Не добавляя почему-то к словам служителя слова другого: «отдайте богу богово, а кесарю — кесарево». Если воткнуть четвертушку луны в соседскую грядку, этот символ тут же станет сакральным, об этом боль? Не спутали бы вы, свенты ойцец, божий дар с другим.    

Но сакральность (и оттого неприкосновенность) именно тех, а не каких других, крестов — она ведь плотниками-установщиками и предполагалась! Не внутри ведь леса их ставили, а снаружи, забором, чтоб издалека видать. И не посмеете их тронуть, не подойдете, иначе мы такое поднимем! Скажите честно: не похоже это на выставление старух и детей перед собой? А тогда — может ли в основе священности лежать прагматичный расчет? Вот бы наши христианские демократы помогли производителям-столярам с правильным ответом. 

«Они думают, что поставят памятник свой, — привычно за них говорит Светлана Алексиевич, — и искупят свои грехи, кровь, смерти». Нобелевский наш лауреат, похоже, снова вещует с чужих слов, как недавно про Позняка. Если речь о властях (Минлесхоз, Минкульт, Минстройархитектуры), то им не надо ничего искупать. А если о народе — том, который больше кучки «приватизировавших» Куропаты и не желающих там ничего, что было бы «не по ихнему», — то он так и думает. «Они думают, что поставят кусок этого казенного камня, — продолжает блажить писательница, — и люди пойдут туда плакать? Этого не будет никогда». Независимая от нее «Наша Нiва» добавляет почтения к памяти: «В Куропатах монтируют казенное ограждение». 

Люди пойдут туда думать, это в первую очередь. Пойдут, кстати, и потому, что перестанет (наконец-то) это место быть чьим-то, а будет (наконец-то) общим, народным. Пойдут вспоминать и размышлять. К капитальному, устроившему большинство и установленному государством памятнику. Через нормально сделанную ограду, которой извечно окружают места захоронений. А блажащим хочется посоветовать: так вы и к своим родным на кладбища не ходите. Там ведь тоже — и камень казенный, и ограда, и все остальное благоустройство.  

«Эта власть ведет себя, — возвышает голос и супруга того мастера по дереву, который кресты и сделал «вот этими вот руками», — как коммунисты, что расстреливали людей». Как будто, скажи ты, не зная, что коммунисты и свет в ее деревню провели, и трактор привезли, и школу открыли, и под танк с гранатой легли, когда пришлось. Может, и впрямь — уже не зная? Одни кресты в голове остались — но тогда уже как чисто геометрический символ. 

Около сотни пятиметровых крестов, честно говоря, жалко. Из того дерева вполне могло бы получиться что-нибудь нужное. Для людей. Если бы весь тот пыл, с которым уже десятилетия вынуждены мириться скорбные Куропаты, направить ну хоть на что-то полезное для страны, для народа — вот бы славно мы жили... Однако хочется верить, что нынешний гвалт — это последний хайп, который некоторые «политические и около того деятели» привыкли срывать на костях. Что за ним — и в Куропатах, и во всей стране — наступят времена спокойствия, раздумчивости, неспешного осознания.

И что до пусть малой, но все же части нашего общества дойдет простая мысль: в Беларуси надо все делать как положено. Как правильно, как заповедано, по справедливости, «годна»… И это значит — без дешевого пиара, без интернетного хайпа, без политики.  

Хочется верить.

За это можно и помолиться. 

mukovoz@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
3.47
Загрузка...
Новости и статьи