Портрет инноваций в социальном интерьере

В Беларуси предпринимательский потенциал сосредоточен преимущественно в торгово-посреднической деятельности. Инновационная активность, и без того низкая, сокращается и сегодня находится на уровне чуть более 1%. В чем же причины?

Опыт мировой экономики говорит, что для усиления инновационного потенциала страны следует развивать и поддерживать малые и средние предприятия. Но в Беларуси предпринимательский потенциал сосредоточен преимущественно в торгово-посреднической деятельности, инновационная активность, и без того низкая, сокращается и сегодня находится на уровне чуть более 1%. В чем же причины? Эти вопросы были ключевыми в социологическом исследовании, проведенном на 175 малых и 40 средних предприятиях Минска, ведущих инновационную деятельность. С выполнившими эту работу учеными Института социологии Национальной академии наук Беларуси — заведующей сектором доктором философских наук Галиной СОКОЛОВОЙ  (на снимке сверху) и научным сотрудником Натальей СЕЧКО встретился обозреватель «Р». 

— Галина Николаевна, Наталья Николаевна, почему в качестве объекта были выбраны именно малые и средние предприятия? 

Н.С.: Потому что без повышения их активности становление инновационной экономики Беларуси осложнится. Для выработки эффективной промышленной политики необходимо иметь адекватную информацию о состоянии и специфике их работы. Однако в данных государственной статистики она отражена недостаточно, так как в первую очередь обследуются инновационные процессы на крупных предприятиях в промышленности и связи. Для них разработана хорошая методология, объемный опросник, включающий множество показателей. А малые и средние предприятия обследуются по сокращенной схеме, не дающей полноты информации об особенностях и проблемах их инновационной деятельности, о факторах повышения их восприимчивости к новым идеям. Для восполнения этого пробела и было проведено социологическое исследование. 

— «Малыши» представляют собой реальную экономическую силу? 

Н.С.: По данным Минстата, в Беларуси на начало 2007 года было 37,6 тысячи субъектов малого предпринимательства, то есть около 3,8 предприятия на тысячу жителей, в то время как в странах ЕС этот показатель составляет не менее 30 предприятий. Численность предприятий в высокотехнологичных отраслях увеличивается всего на 0,1 % за год. В науке работает 0,7 % малых предприятий, в информационно-вычислительном обслуживании — 0,5 %. Вклад сектора в ВВП составил за 2006 год 8,8 %, увеличившись с 2000 года всего на 2,1 %. Однако предпринимательский сектор обладает значительным потенциалом. Структура инноваций на малых предприятиях по сравнению с крупными более эффективна и рациональна. Среди инновационно активных малых предприятий 20,5 % приобретают новые технологии, патенты и лицензии, а среди крупных — только 3,1 %, причем 73 % индустриальных гигантов закупают машины и оборудование, в которых технологии в определенной мере устарели. 

— Интересно, а почему проблемами инновационного развития занимаются социологи, если эта тема ближе экономистам? 

Г.С.: Если не поместить подготовленную экономистами инновационную модель в социальную среду, то можно зайти совсем не туда, куда стремимся. Модель инновационного развития, принятую в Беларуси, следует считать эволюционной, социально щадящей, которая минимизирует возможные риски, но не способствует в достаточной мере развитию инновационной восприимчивости. Согласно результатам республиканского социологического мониторинга (2007), ежегодно проводимого Институтом социологии НАН Беларуси, в условиях доминирования традиционных технологий (до 70 % от общего их объ-ема) у людей преобладает традиционный тип экономического мышления. Так, наиболее важными ценностями в работе считаются: хороший заработок (86,9 %), хорошие условия труда (69 %), хороший коллектив (63 %). Работа над интересными и сложными проблемами отодвигается в этой иерархии на одно из последних мест (9,7 %). И это неудивительно, так как 3/4 занятого населения республики не проходили переподготовку и повышение квалификации за последние несколько лет, потому что в этом не было необходимости. У половины из тех, кто проходил, ничего не изменилось в работе. 

Следует принять во внимание, что в соответствии с мировыми тенденциями поворот в направлении инновационной экономики неизбежно сопровождается временным повышением уровня общей безработицы (вследствие санации убыточных предприятий) и возникновением структурной безработицы, вызванной созданием новых наукоемких производств и новых отраслей взамен старых. В конечном итоге структурная безработица повышает эффективность производства, способствует улучшению качества рабочей силы за счет возникновения спроса на новые профессии, стимулирует развитие профессионального образования. Но ее социальные последствия необходимо предвидеть и просчитывать с помощью социологической экспертизы инновационных преобразований и вводить компенсаторные механизмы. 

— У опрошенных вами специалистов инновационных предприятий есть предложения, как активизировать деятельность таких производств? 

Н.С.: Анализ таких предложений и был нашей целью. В качестве основных факторов, сдерживающих развитие и реализацию инновационной деятельности малых и средних предприятий, их руководители отметили существующую налоговую систему (63,9 %), низкую доступность кредитов (48,5 %) и неразвитость инфраструктуры поддержки инновационной деятельности (39,7 %). Назывались и внутренние факторы — недостаток финансовых средств (53,3 %), высокий уровень износа основных фондов (31,2 %) и недостаточная квалификация персонала (28,9 %). 

Данные социологического исследования выявили, что за невысокими показателями инновационной активности скрываются значительные различия в уровне и эффективности такой деятельности на отдельных предприятиях. Нами были выделены три типа предприятий, которые отличаются и по характеру используемых инноваций, и по реализации социальных механизмов активизации своей производственной политики. 

Первый тип — это «лидеры» (около 10 % от общего количества инновационных МСП), осваивающие рискованные радикальные инновации, ориентированные на сверхприбыль, имеющие высокий уровень кадрового менеджмента и квалифицированный персонал. На таких предприятиях серьезно занимаются обучением персонала, платят более высокую зарплату, предоставляют более развитый компенсационный пакет своим сотрудникам, а потому они выигрывают конкуренцию за кадровую элиту. То есть они активнее используют кадровый менеджмент как социальный механизм активизации инновационной деятельности. Анализ показал, что вероятность оказаться в группе лидеров повышается с ростом размера компании. Примечательно, что отраслевая принадлежность в этой группе не является решающим фактором в повышении уровня инновационной активности. Даже в  депрессивных отраслях есть конкуренто-способные лидеры. 

Второй тип, как мы их назвали, «последователи» — предприятия, занятые улучшающими инновациями для удовлетворения уже сформированных лидерами рыночных запросов. Они нацелены не столько на развитие, сколько на поддержание достигнутого уровня конкурентоспособности и снижение инновационных рисков. Это самая большая группа  — около 60 %. 

Ну а доля «аутсайдеров» — оставшиеся 30 %. Уровень инновационной восприимчивости их невысок. Занимаются они, как правило, псевдоинновациями, связанными с минимальными изменениями продукции, чтобы поддержать предприятие на плаву, отличаются кадровой неукомплектованностью и финансовыми проблемами. 

— Статус инновационного предприятия позволяет рассчитывать на финансовую поддержку со стороны государства? 

Г.С.: После принятия в 2006 году Государственной концепции национальной инновационной системы помощь в финансировании такой деятельности на малых предприятиях со стороны государства увеличилась: средства республиканского бюджета в инновационных инвестициях МСП составляют 15,4 %. Однако основным источником финансирования инноваций остаются собственные средства предприятий — 73,8 %. Созданные внебюджетные и инновационные фонды, а также банковский сектор сегодня ориентированы только на крупные предприятия, не развиты венчурные фонды. Три четверти опрошенных ничего не знают о существующих организациях инновационной инфраструктуры. Знает о них, но никогда не обращался к ним за помощью каждый пятый руководитель, и только 3,1 % прибегали к их услугам. Эти сведения, собранные впервые, достаточно красноречивы и, как мы считаем, должны заставить задуматься об эффективности организаций инновационной структуры, то есть технопарков, бизнес-инкубаторов, инновационных фондов, центров трансфера технологий, работу которых нужно приближать к потребностям структурно более совершенных производителей. 

– Чтобы над вашей информацией задумались, ее нужно довести до государственных органов, формирующих инновационную политику. 

Г.С.: Работа по изучению социальных механизмов становления инновационной экономики рассчитана на период с 2006-го по 2010 год. Однако полученные по итогам первого этапа результаты уже представлены в монографии, научных журналах, докладах на  конференциях. Аналитические материалы направлены также в правительство и президиум НАН Беларуси. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?