Беларусь Сегодня

Минск
+20 oC
USD: 2.08
EUR: 2.32

Беларусь–2030: опережающее развитие

Помощник Президента, доктор экономических наук Кирилл Рудый:

Беларусь–2030: опережающее развитие

Беларусь–2030: опережающее развитие


В ходе недавней встречи Президента с руководителями СМИ на вопрос о том, какой видится Беларусь в 2030 году, Александр Лукашенко ответил: «Беларусь будет суверенным и независимым государством».


Сегодня ученые, эксперты, специалисты активно вовлечены в обсуждение этой темы в ходе подготовки проекта Национальной стратегии устойчивого социально–экономического развития Беларуси на период до 2030 года. В контексте дискуссии предлагается мнение помощника Президента, доктора экономических наук Кирилла Рудого.


Что такое Национальная стратегия устойчивого социально–экономического развития?


Национальная стратегия — это траектория развития страны, которая стоит на трех столпах — общество, экономика и экология — и предполагает решение долгосрочных (стратегических) задач. Она строится на прогнозе науки и технологий. В связи с этим ученые в первую очередь разрабатывают комплексный прогноз научно–технического прогресса на 20 лет с учетом технологических, экономических, жизненных циклов. Есть и большие циклы, на 50 — 60 лет, которые также важно учитывать. Конечно, кажется невероятным такой долгосрочный прогноз, но просчитать можно многое: длительность и активность жизни человека, износ и загрузка производственных мощностей, запасы и потребление ресурсов и т.д.


Затем, уже на основе 20–летнего прогноза, разрабатывается Национальная стратегия на 15 лет. В нее встраиваются 5–летние программы социально–экономического развития, прогнозы на очередной год, а также иные документы. Например, отраслевые стратегии: промышленности, сельского хозяйства, сферы услуг для определения приоритетов развития; региональные: областей и города Минска для выравнивания регионов; ресурсные: человеческих, природных, возобновляемых ресурсов для их рационального размещения и использования.


Другими словами, стратегия, с одной стороны, учитывает внутренние возможности страны, с другой — внешние реалии. То есть наша стратегия должна сочетаться с национальными стратегиями стран–партнеров — членов ЕЭП (Россия–2025, Казахстан–2030) для выработки согласованной политики, а также учитывать планы других стран, например, Украины и ЕС, прогнозы международных организаций. При этом стратегия — это еще и вариативный прогноз, включающий в себя различные просчитанные сценарии, например, принятия консервативных и форсированных мер, работы в ВТО, ЕЭП, замедлений, ускорений региональной, мировой экономики.


В итоге, думаю, может получиться системный документ, описывающий курс и рамки устойчивого социально–экономического развития Беларуси на период до 2030 года.


Нужна ли долгосрочная стратегия?


Полагаю, что стратегия нужна в первую очередь для выбора долгосрочных приоритетов. Ограниченность внешних и внутренних ресурсов требует их концентрации в перспективные, приоритетные для страны отрасли и проекты. Уже под решение определенных задач формируются инвестиционные программы, бюджеты, привлекаются кредиты и инвестиции. Многостороннее развитие при ограниченности ресурсов все равно приводит к выбору приоритетов, но уже после распыления средств по всем направлениям. Поддержка то одной, то другой отрасли затрагивает все сферы и приводит к дисбалансам, что создает неустойчивость развития, вселяет неуверенность в поведение и планы предприятий и населения. Поэтому стратегия и ее приоритеты позволяют минимизировать лоббирование и принятие противоречивых решений.


Думаю, что стратегия нужна и имеет смысл, если ее исполнять. Сомнения, дискуссии могут быть на этапе подготовки, но после утверждения стратегия приобретает статус общенационального документа. Поэтому она должна быть убедительной и реальной. Конечно, невозможно заранее учесть все стороны жизни: непредсказуемы экологические катастрофы, мировые войны и кризисы, колебания цен на нефть, курсы мировых валют и т.д. Поэтому стратегия должна регулярно корректироваться. Тогда она даст ясность в оценке и понимании долгосрочной ситуации для своевременного принятия мер.


Для кого разрабатывается стратегия? Может, для иностранных инвесторов, международных организаций? И для них тоже, но в первую очередь это национальная стратегия нашего государства. Поэтому логично, если ее заказчик — Президент, исполнитель — Правительство, разработчики — ученые, эксперты, специалисты стратегического планирования. Полагаю, что стратегию смогут разработать Институт экономики Минэкономики, НАН, ГКНТ, отраслевые министерства, местные органы власти. Ее дополнением могут стать идеи вневедомственных экспертов, в том числе международных. Кстати, некоторые страны для разработки национальных, отраслевых стратегий привлекают специализированные консалтинговые компании. Например, Великобритания, Мексика, Тайвань пользовались услугами компании McKinsey & Company, Болгария — Deutsche Bank, Казахстан — Strategic Partners. Стратегии транснациональных корпораций обычно готовят международные консалтинговые компании.


Какая цель у Беларуси в 2030 году?


Это главный вопрос для дискуссии. Может быть, цель — это прирост ВВП на душу населения, производительности труда, эффективности производства, уровня жизни, индекса счастья? Вопрос относительный. Думаю, что в условиях открытых границ, глобальной экономики для страны уже мало завтра стать лучше, чем вчера, важнее стать лучше других. В связи с этим целью стратегии может стать опережающее развитие.


Но кого догонять, опережать и с кем сравниваться? Это могли бы быть близлежащие страны, находящиеся в схожих географических условиях: Украина, Польша, страны Балтии, граничащие регионы России или иные сопоставимые страны (Венгрия, Словакия, Чехия и другие). В качестве показателя для сравнения мог бы служить признаваемый в мире глобальный индекс конкурентоспособности, рассчитываемый Всемирным экономическим форумом и учитывающий 114 показателей в 12 сферах. В соответствующем отчете за 2013 — 2014 годы Эстония заняла 32–е место, Чехия — 46–е, Литва — 48–е, Казахстан — 50–е, Латвия — 52–е, Россия — 64–е. Данных по Беларуси в этом рейтинге пока нет, а целью могло бы стать вхождение в тридцатку лучших стран.


Интерес вызывает, какие отрасли обеспечат достижение поставленной цели и станут приоритетными. Традиционные сферы (промышленность, сельское хозяйство) в мире по–прежнему конкурируют, но дают падающую отдачу от инвестиций. Для опережающего развития полагаю важным не только повышение конкурентоспособности старых отраслей, но и получение эффекта от новых. С ходу можно назвать как минимум четыре перспективных направления для обеспечения устойчивого социально–экономического развития Беларуси:


Первое: сфера услуг (строительство, транспорт, торговля) менее подвержена внешним шокам, что создает стабильность экономического роста в Беларуси. В 2013 г. она обеспечила рост ВВП на 101,7%, при общем темпе роста 100,9% (другие отрасли снизили рост). Традиционно в мире эта сфера частного, малого и среднего бизнеса. Уже сейчас в частном секторе Беларуси работает 58% всех занятых, а в малом и среднем бизнесе — 24%. Их работу можно оптимизировать в приоритетных для страны отраслях, оказав целевую господдержку для получения максимального эффекта.


Второе: энергетика, в том числе ядерная, обеспечивает устойчивость долгосрочного экономического роста. Например, вокруг строительства и работы АЭС может сформироваться научно–производственный кластер, появиться новое конкурентное преимущество в виде новых энергоемких производств.


Третье: передовые высокотехнологичные отрасли нового уклада. Специально для их разработки, привлечения и коммерциализации создается индустриальный парк (Китайско–Белорусский). Беспрецедентные налоговые льготы должны позволить Беларуси занять свою нишу, сформировать у себя, возможно, не все технологии нового уклада (био–, нано–), а стать мировым лидером хотя бы в нескольких направлениях.


Четвертое: информационные технологии. Целесообразно максимально использовать традиционно сильный национальный потенциал в данной сфере. Возможно, стоит подумать над новой ролью Парка высоких технологий как центра развития электронной экономики с участием БГУИР, БГУ, НАН. Полагаю, что оказываемая господдержка Парку высоких технологий должна давать соответствующую отдачу стране в научной (в виде мировых патентов) и социально–экономической (рост уровня жизни и пополнения бюджета) сферах.


Думаю, что успех стратегии во многом зависит от того, кто будет ее реализовывать. Очевидно, это те белорусы, кому к 2030 году будет 21 — 60 лет, а сегодня им от 5 до сорока четырех. Значит, они уже сейчас должны становиться лучше, конкурентнее своих зарубежных сверстников. Поэтому приоритетами на ближайшие годы должны стать система образования и работа с кадрами. Нужны госпрограммы, с одной стороны, по повышению международной конкурентоспособности национального образования, обучению и стажировке в ведущих мировых школах. С другой — по возврату в страну талантливых белорусов, которые реализовали себя и стали лучшими в мире в своей сфере.


P.S. В 2030 году моему сыну будет 22. Какое решение он примет, где будет учиться, жить, работать? Чтобы повлиять на его выбор, важно успеть пройти путь, реализовать известные механизмы быстрее других стран. Для этого есть все основания: стабильность и воля в обеспечении устойчивого социально–экономического развития страны.

 

Советская Белоруссия №22 (24405). Среда, 5 февраля 2014 года.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи